Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему динамичное развитие России прервалось с падением монархии?


Владимир Кара-Мурза: 19 мая отмечается День рождения последнего русского императора. В различных городах России прошли торжественные богослужения. До недавнего времени последний русский император был канонизирован лишь Русской православной церковью за рубежом. И храмов в его честь в России долгое время не было. В Улан-Удэ в Музее истории города открылась выставка. На ней представлены уникальные фотографии из жизни Николая II и его семьи. Любящий муж и отец. Заботливый семьянин. Именно таким предстает царь Николай на этих фотографиях. В 14.00 у памятника Грибоедову возле станции метро "Чистые пруды" прошел митинг, приуроченный к 143 годовщине со дня рождения Николая Второго. В митинге принимали участие представители Союза Русского Народа и Союза Михаила Архангела. Сегодня же Россия официально признана собственником Свято-Николаевского собора в Ницце. Такое решение вынес суд высшей инстанции французского города. Этот собор – самый большой русский православный храм за рубежом, построенный ещё императором Николаем II. Спор вокруг права собственности на него Россия и православная ассоциация Ниццы вели не один год.
О том, почему динамичное развитие России прервалось с падением монархии, сегодня в день рождения последнего российского императора мы говорим с протоиереем Михаилом Ардовым, настоятелем храма Царя-Мученика Николая Второго в Москве и Виктором Аксючицем, философом-публицистом, бывшим депутатом Верховного совета России, бывшим секретарем комиссии по захоронению царских останков. Почему так живуч миф о самодержавии, как источнике всех бед российского государства?

Михаил Ардов: Понимаете, во все времена, и в те времена, и в наше печальное время так называемые левые, они всегда крикливее консерваторов и правых. Это мы видим сейчас в Европе и всюду. Поэтому вся та клевета, вся та грязь, которая умышленно лилась на императорскую семью, которая лилась на само устроение монархии, все это достаточно живуче. Например, даже миф о Распутине. Я почему говорю миф? Я сам не поклонник Распутина, но есть такие люди, которые хотят причислить его к лику святых. Я отнюдь к ним не принадлежу. Но фигура Распутина была раздуваема просто в таких пропагандистских целях. И святой мученик доктор Боткин, его дочь приводит такие слова, что если бы не было Распутина, придумали кого-нибудь другого, может быть меня, как такого злого гения царской семьи. И мы знаем, что вообще мир отказывается от монархий. Я об этом, честно сказать, сожалею, но вряд ли движение будет обратным. Поэтому вся это недоброжелательство в наше время падает на такую почву, которая все это воспринимает.

Владимир Кара-Мурза: Стало ли падение монархии Романовых прологом к многолетней смуте в Российском государстве?

Виктор Аксючиц: Падение монархии стало началом этой смуты. Это было катастрофой для России. Конечно, причины очень сложны исторические, но можно свести к двум. Прежде всего революцию устроили даже не левые и не большевики, а либералы. Это кадеты прежде всего. И если мы вспомним, то императора принудили к отставке генералы, командующие фронтов и Алексеев, начальник генерального штаба. То есть это был заговор либералов, которые тоже были подвержены сяким идеологическим завихрениям в головах, которые поддались либеральной же прессе о всякого рода наущениях на императора, императорскую семью, о которых говорил отец Михаил, которые считали императора совершенно неспособным быть главой империи, считали, что нужно его либо заменить, либо вообще ввести конституционную монархию, либо некоторые из них были даже за республику. И вот эта кнопка, которую они нажали в феврале 17-го года, и послужила началом катастрофы. Именно в тот момент, когда Россия была перевооружена, именно в тот момент, когда русская армия была готова к наступлению. Напомню, что тот арсенал вооружения и даже одежда, которая была приготовлена к этому вооружению, была потом одета Красная конная армия – это буденовки, это русский шлем, шинели, которые стилизовали русскую древнюю одежду. И вот этим вооружением Россия пять лет воевала в гражданской войне. Именно в этот момент император был предан, и с этого все началось. Вспомним, что Ленин, сидя в Швейцарии в ноябре 16-го года, заявил, что нынешнее поколение революционеров не доживет до революции в России. Собственно сам Ленин занимался революцией в Швейцарии и, по-моему, в Голландии и в Бельгии. И либералы преподнесли большевикам, революционерам профессиональным вот этот подарок. Это главная причина и основная причина. Но, безусловно, есть и вина монархии в это, но об этом поговорим чуть позже.

Владимир Кара-Мурза: Философ Игорь Чубайс отмечает экономический успех России времен Николая II.

Игорь Чубайс: Время Николая II – это время, когда в России происходило первое в Европе экономическое чудо. С 1890 до 1916 года в России были самые высокие темпы экономического роста. Россия занимала второе место по количеству мигрантов, въезжающих в страну. Она была привлекательной для европейцев, для жителей Азии. То есть это была страна очень успешная, очень привлекательная. Но в этот период параллельно с экономическим ростом фундаментально менялась система ценностей и менялось место и роль Бога, менялось роль православия. Столыпину, великим реформаторам Витте и Николаю II удалось направить страну в нужное русло. И то, о чем предрекал Достоевский: если Бога нет, то все дозволено в- вот эта страшная опасность фактически была преодолена. Но началась Первая мировая война, обострение всех проблем, и большевистские лидеры вступили в сговор с немцами, и это позволило им произвести переворот 17-го года.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, объясняются усилия советской историографии вычеркнуть само имя Романовых из истории 20 века?

Михаил Ардов: Понимаете, я когда-то читал давно воспоминания Бонч-Бруевича, сотрудника Ленина, о Ленине. И там было написано вот что: он описывал, как Ленин восхищался революционером Нечаевым. Это такая смрадная личность, дело Нечаева, как мы помним, послужило поводом и отчасти сюжетом для написания романа Достоевского "Бесы". Так вот, он приводит слова Ленина, что Ленин восхищался Нечаевым, в частности, почему: потому что, когда Нечаева спросил: в случае победы революции в России, сколько надо будет казнить, убить Романовых? На что Нечаев ответил, по мнению Ленина, просто гениально: всю великую ектенью. Вот у меня в церкви есть служебник, по которому я служу литургию, там ввели 35 имен царя, царицы, вдовствующей императрицы, великих князей и княжон. Так что это было уже предопределено. Поэтому когда говорят, что Уральский совет решал – все это абсолютно ложь. Понятно, что они делали секретно. Поэтому совершенно ясно: у ленинцев была генетическая ненависть вообще к монархии и, в частности, к Романовым.

Владимир Кара-Мурза: Рой Медведев, писатель-историк, бывший народный депутат СССР, связывает с падением монархии распад единого государства.

Рой Медведев: С отречением Николая II и с концом романовской монархии Россия стала распадаться на части. Потому что Россия была империей. Это не было национальное государство русского народа - это была империя со своей иерархией, сословная империя причем. Не просто монархия, а самодержавная монархия, она скрепляла эту империю как единое целое. В отсутствие монархии вообще в России не оказалось легитимной власти. Потому что комитет Государственной думы, который был создан, он не был легитимной властью, в России не было конституции, в России не было никакого правопреемничества в отношении власти. Были законы о престолонаследии, но законы о наследии власти не существовали. Не было легитимной власти после отречения Николая II. И Россия, находящаяся в условиях войны, Россия в своем прежнем качестве не могла больше существовать, поэтому она начала распадаться. И она распалась бы на много частей, если бы не большевики, которые путем насилия сумели под другим совсем обликом создать многонациональное государство, не сословное, а многонациональное. Это кровавая история, которая не могла быть мирной.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, удалось ли за время советской власти создать неприглядный образ царизма так называемого в глазах соотечественников?

Виктор Аксючиц: Да, удалось, конечно. И сейчас тоже история во многом перевирается. Но если говорить о том, что произошло, то нужно сказать, что, конечно же, большевики – это бесы революции. Но эти бесы не были бы выпущены из подполья, если бы не февральский переворот, который был устроен либералами и генералами. А в свою очередь февральского переворота не было бы, если бы монархия была, и монарх лично были бы готовы к историческим вызовам грандиозным и роковым в это время. Если бы Россия не вступала в войну с Японией, если бы Россия не вступала в борьбу с Германией, не было ни одного жизненного интереса, ради которого нужно было бы подвергать империю смертельному риску, не было никаких жизненных интересов столкновения с Германией, заинтересована в войне в Европе была Великобритания. Великобритания устраивала целый ряд провокаций. И к сожалению, император Николай II тоже поддался на провокации, его окружение поддалось на провокации. И война началась в ситуации, когда она вообще не нужна была России. И многие люди, даже в окружении императора, это понимали.
Я приведу несколько цитат бывшего министра внутренних дел, при Витте он был, Петр Дурново, который обращался с запиской к императору, в частности, говорил: "Начнется с того, что все неудачи будут приписываться правительству. В законодательных учреждениях (то есть в думе) начнется яростная кампания против правительства, в стране начнутся революционные выступления, и Россия будет ввергнута в беспросветную анархию, исход которой не поддается предвидению". Он призывал: "Государь, единственным призом в этой войне может быть Галиция, и только безумец может захотеть присоединить Галицию. Кто присоединит Галицию – потеряет империю". Это и произошло. То есть были здравые голоса, которые могли предотвратить роковой шаг. И в частности, надо вспомнить, что ситуация, близкая к войне с Германией, была и при Столыпине, но он предотвратил ее. И если бы Столыпина не убили, он бы никогда не допустил войны с Германией. То есть с одной стороны император был человеком великодушным, высоконравственным, честным, благородным, но ему не доставало многих качеств, чтобы в этот момент не допускать роковых ошибок и чтобы поставить на ответственные посты в государстве и в армии не только верных и преданных ему лично людей, но и людей, масштаб государственной личности которых соответствовал бы испытаниям страны.

Владимир Кара-Мурза: Готова ли была императорская Россия к тем вызовам, о которых сказал Виктор Владимирович?

Михаил Ардов: Виктор Владимирович сказал все совершенно справедливо, но только в одном аспекте. У меня есть даже такая статейка, называется "Три пророчества", когда истинные христианские пророки, такие духовные лица пророчили то, что произойдет с Россией. Первое из этих пророчеств прозвучало еще до выстрела Каракозова, по-моему, Феофан Святитель, будущий Феофан Затворник Говоров говорил в 1862 году, по-моему. Он говорил о том, что важно, чтобы народ был достаточно нравственным и достаточно настроен правильно, а иначе как часто боголюбезного и богоизбранного царя Господь забирает вместе с престолом у народа, который сделался того недостойным. Это первое пророчество. Затем в 1885 году замечательный духовный писатель святитель Амвросий Харьковский говорил в проповеди о том ,что образованные люди развращают народ и прививают ему новые языческие, не христианские порядки, а языческие. И дальше он сказал: "Можно не только предсказать, но и исчислить, когда произойдет падение нашего великого народа. Это произойдет тогда, когда число вот таких отлученных новоязычников будет больше, чем число христиан". И это и произошло к 16 году, потому что наилучшие подданные государя и лучшие православные христиане погибали на фронте. И последнее абсолютно конкретное в 1907 году пророчество святого Иоанна Кронштадтского, который сказал буквально следующее, предельно конкретно: "Береги, Россия, своего доброго и благочестивого царя. Если убережешь, долго еще будешь сильна и страшна на страх врагам, на радость друзьям. Не убережешь, и царя твоего убьют, и тебя обесчестят, и даже имя твое у тебя отберут".

Владимир Кара-Мурза: Андрей Савельев, бывший депутат Государственной думы, председатель незарегистрированной партии "Великая Россия", считает, что свержение монархии прервало органичное развитие страны.

Андрей Савельев: Прекращение органичного развития России в феврале 17-го года продемонстрировало, что как только народ отказывается от своей веры, от своей истории, прекращается и его достойное развитие, народ вступает в период постоянных нестроений, внутренних конфликтов, войн. Сейчас, к сожалению, люди с монархическим мировоззрением в нашей стране редкость, но те, кто действительно знает историю России, любит ее, неизбежно приходит к этим взглядам. Одни приходят через изучение истории, другие через обращение к традиции, третьи через православную веру. Я уверен, что через какое-то время монархические взгляды будут достаточно распространены и вполне естественны, и тогда историческая миссия государя-императора будет понятна, и его репутация будет отмыта от той грязи, которой его забросали в течение 20 века, и реальность восстановления монархии, думаю, вернется в нашу страну.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Анатолия.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к отцу Михаилу в основном. Авторы сборника "Вехи" разве не предрекали пагубный путь развития России, если дело будет продолжаться таким образом, как это было в 9 году? И маленькое замечание: относительно того, кто распорядился убить царскую семью, есть свидетельства в дневнике Троцкого.

Михаил Ардов: Я совершенно с вами согласен. Понимаете, в чем дело, я, честно сказать, давно "Вехи" читал, но, честно сказать, я понимаю, что это несколько другой аспект, скорее то, что говорил Аксючиц, а я говорил о чисто духовной проблематике, об истории православной России. Все-таки в России была православная монархия. Так все явно, просто какой-то одной причиной все беды нашей страны объяснить, конечно, нельзя, тем не менее, мы должны об этом думать и говорить.

Владимир Кара-Мурза: Был ли альманах "Вехи" манифестом либеральной интеллигенции, о которой вы сказали как о виновнице падения царизма?

Виктор Аксючиц: Альманах "Вехи" в 8 году или в 7, а вслед за ним сборник "Из глубины", который выпустили большинство тех же авторов уже в 18 году после произошедших событий – это был сборник не либеральной интеллигенции, это был сборник интеллигенции, которая прошла путь от марксизма к идеализму и православию. Это были статьи религиозных философов в России, которые как раз обличили одно из основных причин произошедших событий в России, а именно образованное общество. Именно ведущий слой, именно элита России, начиная с Петра, когда он создал новый ведущий слой, который был повернут на восприятие всего худшего на Западе и отречение от русских традиций и прежде всего от православия, именно вследствие этого в России готовилась революция, произошла революция. В духовном плане пророки пророчествовали об этом, что результат того, что происходит в России очевиден, дело идет к этому. Но в то же время все пророчества неоднозначно говорят о том, что произойдет, они говорят альтернативно. То есть возможно это, но возможно было и другое. И надо тут сказать, Савельев сказал важную вещь, что именно гармоничное развитие России, если мы спроецируем темпы роста российской экономики, российской культуры и российской промышленности 13 года на десятилетия вперед, то произошло бы то, что говорил Столыпин: дайте нам 20 лет спокойного мирного развития, и Россия станет великой страной. Мало того, она стала бы одной из самых передовых стран мира. Именно поэтому Россию и столкнули и спровоцировали на войну с Германией, на Первую мировую войну.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Ростовской области от радиослушателя Сергея.

Слушатель: Пророчества все правильно, но это все божественное, это еще не изучено, почему это все происходит именно с Россией. Можно предполагать и так, и этак. Но вообще в основе лежит социальная несправедливость. И тут далеко пророкам не надо ходить, что может произойти с Россией. Если ничего не изменится, и в дальнейшем будет типа революций, смуты, переворота и прочее.

Михаил Ардов: Вы знаете, тут я еще хочу добавить, что с христианской, религиозной точки зрения ведь война - это кроме всего прочего наказание божье за грехи, это так надо воспринимать тоже. Потому что у пророка Исаий есть прямые слова Бога: богонечестимым нет мира. История того же Израиля, библейская история говорит о том, что Бог посылает мир народу своему, а мы, христиане, свято верим, что христианство есть новый Израиль, а отпадение массовое от церкви и разрушение нравственности могло вызвать и такую божью кару.

Владимир Кара-Мурза: Евгений Никифоров, руководитель православного общества "Радонеж", ощущает потерю монархии, как потерю для российского общества.

Евгений Никифоров: Скорее не император отрекся от России, а Россия отреклась от императора. По-человечески государя можно волне понять: совершенно очевидно, пропасть между императорской семьей, между благочестием этой семьи, православной русской церковью именно за это, и современным обществом была грандиозной. И конечно, Господь посылает всякие испытания и кровавые бани, в которых мы умылись все, и в которых наше общество понесло громадные потери, безусловно, они служат к исполнению, иначе мы тогда не верили бы в умысел Божий. Таким образом, можно сказать, что это было попущено Богом для исправления. Конечно же, сейчас есть нечто, что заставляет надеяться на некоторое преодоление того удивительного разрыва между значительной частью общества, интеллигенцией и тем народом, который хранил предания, который жил христианской жизнью.

Владимир Кара-Мурза: Чем вы объясняете, что до сих пор Русская православная церковь не признает подлинность останков расстрелянных членов царской семьи?

Виктор Аксючиц: Я это объясняю недоразумениями и, к сожалению, личными человеческими амбициями, в том числе и некоторых иерархов Русской православной церкви. Дело в том, что все исследования, какие только возможны в современности и 20 лет назад, и 15 лет назад, и ныне были проведены. И то, что эти останки подлинные – это совершенно очевидно. И очевидны для большинства, в частности, для абсолютного большинства родственников императорской семьи. Для того, чтобы решить вопрос, можно поступить очень просто. В Московской патриархии, Священному синоду создать, например, собственную комиссию и поручить известным ученым провести дополнительные исследования. Останки эти хранятся, к сожалению, в Генеральной прокуратуре и их можно представить для этого исследования. Мало того, бывший руководитель следственной группы Владимир Соловьев неоднократно предлагал это священноначалию сделать. Предлагал создать комиссию и площадку, на которой публично обсудить все эти вопросы. Это, к сожалению, не делается. И до тех пор, пока это не сделают, историческая правда не восторжествует.

Михаил Ардов: У меня есть более реалистическое объяснение этой ситуации. В начале февраля в газете "Московский комсомолец" была статья или интервью этого самого следователя Соловьева, который мне очень симпатичен. Я с ним лично не знаком, но много раз видел по телевидению. Человек очень профессиональный, очень честный. Он сказал, когда ему поручили это дело, он нисколечко не верил в то, что это подлинные останки. Но к концу следствия он абсолютно в этом был убежден. И он еще в большей степени, чем наш собеседник, удивляется, почему иерархия Московской патриархии никак не хочет этого признать. Хотя они прославили императорское семейство в качестве святых и то страстотерпцев - именно как бы не оставляя за скобками их облик великой христианской семьи и то, что государь прославил, в его царствование было прославлено гораздо больше святых, чем, например, несколько предыдущих царствований. Они прославили довольно, я бы сказал, странно, во-первых, назвали страстотерпцами, во-вторых, не прославили этих людей, слуг верных слуг - доктора Боткина, Анну Демидову, Татищева, Долгорукова, всех тех, кто потом с ними принял мученическую кончину. Не только в Ипатьевском доме. Это вообще ни в какие ворота не лезет. Возьмите любой календарь, любой мартиролог, вы увидите несколько имен и "иже с ними", даже если имена неизвестны.
И у меня есть объяснение: это прославление было сделано, скрепя сердцем, только главным образом для того, во-первых, чтобы с одной стороны приглушить голоса, требующие здесь в нашей стране этого прославления, а во-вторых, для того, чтобы поработить и уничтожить Русскую зарубежную церковь, как это было сделано. Потому что прихватить две трети зарубежной церкви без этого прославления было бы невозможно, люди бы за границей на это бы не пошли.
А теперь я объясняю, почему не происходит эта история с мощами. Потому что не дают им их кураторы, не знаю, откуда - с Лубянки или из управления делами президента. Потому что, представьте себе, завтра они прославят, признают мощи подлинными. Что надо будет сделать? Надо будет торжественнейшим образом извлечь из этого самого предела, странного такого помещения, я там регулярно бываю, положить где-то с огромным торжеством. И дальше после этого надо будет опять вспомнить, как их убивали, кто их убивал, и таким образом пойдет грязь, опять надо будет говорить, что судить надо было коммунистов за это чудовищное преступление. А у нас эти розовые, если не сказать, красные власти не любят говорить плохо о коммунистическом прошлом. Вот Ленин так себе и гниет в своем бункере, Сталин недалеко от него лежит в могиле, красные звезды на Кремле сверкают и так далее. Вот главная причина. Потому что российское прошлое – это очень дальнее прошлое, это все неинтересно. Интересно нам праздновать полет Гагарина, а отмену крепостного права, сравните два события - отмена крепостного права в России 150 лет назад и полет Гагарина, пропагандистский хрущевский трюк, в который нищая страна вкладывала миллионы и миллиарды вместо того, чтобы кормить собственное население и соревноваться с американскими ракетами. Вот это главная причина.

Владимир Кара-Мурза: Николай Лукьянов, директор народного музея императорской фамилии в Москве, рассказал о злоключениях своего детища.

Николай Лукьянов: Московский мемориальный музей Российской императорской фамилии был создан в 94 году и учрежден Московским анархическим центром, базировался на базе государственного выставочного зала музей "Измайлово". Буквально два месяца назад сменилось руководство, и чиновники управления культуры Восточного округа Москвы, мадам Демьяненко и мадам Третьякова решили ликвидировать историческую экспозицию, которая была в музее "Измайлово" и заодно музей императорской фамилии. В течение недели уже демонтированы экспозиции, частично вывезены на склад. То есть та 17-летняя работа среди населения почти миллионного округа в их старой вотчине дома Романовых, потому что признали их родовые земли, прекращена. Мы пытались обратиться за помощью в партию "Единая Россия", и конкретно за нас вступился депутат Клинцевич, который руководит движением сторонников партии, но даже такая инициатива, как 400 лет дома Романовых и на нашей площадке проводить мероприятия, этому посвященные, оказалось недостаточно, чиновницы от культуры оказались сильнее, чем депутаты Госдумы.

Михаил Ардов: Я знаю этот музей, я там регулярно бывал и дружу с Николаем Николаевичем Лукьяновым, вот вам лишнее подтверждение того, что я сказал. Наши резко перекрасившиеся власти не хотят никакой славы для Романовых - это все далекое прошлое, мы будем в Сколково ездить.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Воронежа от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Я хотел по поводу некоторых высказываний ваших гостей свои высказывания попробовать сделать. Один из них упомянул относительно внутренних конфликтов, которые после падения монархии Россию сотрясали. Пару лет назад была историческая программа Владимира Тольца, там было про гибель Михаила Михайловича Достоевского, отца писателя, которого убили собственные крестьяне крепостные. И оказывается, в то время примерно каждый год примерно несколько десятков убийств помещиков крепостными. То есть по поводу внутренних конфликтов вряд ли можно считать монархию умиротворяющей структурой.

Владимир Кара-Мурза: Были ли социальные причины для свержения царизма?

Виктор Аксючиц: Социальных причин, конечно же, не было. Потому что если сравнить так называемые внутренние конфликты в российской монархии и при советском тоталитаризме – это вещи несравнимые намного порядков. Вспомним, какому геноциду подвергся русский народ, многие народы России и так далее. Я бы хотел продолжить очень важную тему останков. То, что сейчас происходит, надо осознать, что это позор и для властей, и для церковноначалия и для всех нас. А именно: останки, обретенные ,найденные недавно цесаревича Алексея и великой княжны Марии, они ведь хранятся в сейфе, они просто не погребены даже, никаких признаков того, что они в ближайшее время будут погребены, нет вообще. В этой связи я хотел бы напомнить, что когда Священный синод предлагал какие-то свои инициативы в исследовании этого вопроса, то комиссия правительственная шла навстречу. Ведь все исследования были закончены в 95 году, после чего церковный Синод предложил ответить еще на 10 вопросов и предложил провести дополнительную экспертизу, и в этом смысле послал своего представителя профессора, православного человека Рогаева, который критически был настроен так же, как изначально Соловьев, к этому вопросу.
Но когда Рогаев получил возможность исследовать останки, исследовал их, он, безусловно, это величайший генетик, за это время он стал генетиком мирового масштаба, он подтвердил подлинность этих останков. Сейчас он провел исследование в Америке, в лучших лабораториях, и цесаревича Алексея и великой княгини Марии, и еще раз провел исследование останков всей императорской семьи, императора и всех остальных, соответственно, слуг - все подтвердилось. Однако, решение это не принимается. Я хочу обратить внимание, что это не только эмпирический факт. Лежат останки в сейфе вместо того, чтобы их похоронили по чину, как это полагается. Ведь в этом есть и мистический факт. До тех пор, пока это не произойдет, до тех пор, пока не будут захоронены останки императорской семьи и не будут они признаны останками, до тех пор не прекратится по существу гражданская война в России. Мы что, этого хотим?

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Артура.

Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, обсуждаете тему, она хорошая. Отец Михаил очень любит говорить всегда - Россия была православной страной. Сколько я общаюсь с людьми и историей интересуюсь, ее знаю нормально, фишка в том, что Россия никогда не была по-настоящему христианской страной – в этом проблема. Вы сейчас вспоминаете несчастного Николая II, по-настоящему любимым человеком был знаменитый генерал Скобелев. Вы знаете, это единственный русский человек, которого любили в Польше, то есть любили католики и православные.

Михаил Ардов: Когда я говорю, что Россия была православной страной, я говорю не то, что прямо всякий крестьянин, каждый купец и каждый дворянин были православными. Истинных христиан во все времена бывает очень мало. Христианство – это религия запретов. Но когда какая-то часть, во-первых, монархи и монаршьи семьи и то, что теперь называется словом элита, признают христианские ценности, к этому стремится, исполняет христианские обряды, то и люди, стоящие ниже, смотрят в эту сторону и стараются подражать им. И так же, если барин нравственный, и такие были, почитаем Лескова, почитаем других русских писателей, и когда такими являются люди, имеющие власть и деньги, то за ними тянется и простой народ. Когда же это разрушилось, как это разрушилось в России, то это привело к таким печальным последствиям. Истинно таких христианских стран, которые были бы прямо все такие христиане, в истории не было и быть не может.

Владимир Кара-Мурза: Политолог Станислав Белковский не видит в монархической идее ничего фантастического.

Станислав Белковский: Если вести разговор о восстановлении монархии в России, то монархом, безусловно, должен быть человек, связанный с домом Романовых, во-вторых, принадлежащий сегодня к иностранной королевской династии. Это может быть англичанин, швед или болгарин, но так или иначе должен быть человек, который приходит в Россию из европейской элиты, поскольку именно такие люди в наилучшей степени могут и в лучшем виде сформировать как монархический ритуал, так и систему обеспечения национальных интересов России, поскольку у них не будет комплексов неполноценности перед Западом, которым терзаемы сегодня многие представители правящей элиты. Безусловно, если восстанавливать монархию, то, во-первых, монархию конституционную, где полномочия монарха очень четко описаны конституцией и ограничены ею, монархию, где монарх является символическим звеном власти, гарантом национального единства и возможно верховным политическим арбитром в определенных ситуациях, но где этому монарху не принадлежит ни законодательная, ни исполнительная власть. То есть фактически монархия должна стать фасадом для парламентской представительной демократии. Ясно поэтому, что монархом должен быть представитель одной из традиционных для России и Европы династий.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, есть ли будущее у монархической идеи в России?

Виктор Аксючиц: Конечно же, есть. Нужно исходить из того, сегодня это уже звучало, что именно образованное общество и интеллигенция, в частности, правящий слой, начиная с реформ Петра, отпали от православия и отпадали от монархии вследствие этого. Именно это было основной причиной катастрофы 17 года. В целом же народ, крестьянская масса оставались православными. И до февраля 17 года крестьянская масса, большинство России было предано монархии. Именно отречением монарха был вынут тот стержень в сознании людей, в государственном устройстве, после которого все рухнуло. Можно представить, если бы император оказался более волевым человеком и отказался бы подписать акт об отречении. Если бы он уехал из ставки, где он был окружен предавшими его генералами, если бы он обратился непосредственно к армии через головы, то переворота могло бы не быть, и такая ситуация вполне возможна. Поэтому основные виновники, конечно же, образованный слой.
Но сейчас происходит очень важный процесс, на который хотелось бы обратить внимание. Невозможно себе представить в 19 веке такие собрания верующих образованных людей, которые мы видим сейчас. Невозможно представить в 19 веке, чтобы храмы были полны искренне верующими образованными интеллигентными людьми, интеллигенция и образованный слой все тогда отпали от веры, от православия. Сейчас же происходит процесс обратный - возврат образованного общества к православию, к вере и возврат к православию, к вере - это одновременно обретение исторической памяти и национального сознания, и это, безусловно, возврат к монархии – это вопрос времени. Монархия - единственный государственный строй, который невозможно внедрить насильственно, даже республику, демократию можно установить насильственно, монархия может быть восстановлена после того, когда восстановится монархическое сознание народа. И вот тогда-то должен быть созван Земский собор, который восстановит преемственность закона Российской империи и определит, какой должна быть монархия и начнется, условно говоря, как было в 1613 году, поиск монархии, кто будет - это должен определить Земский собор. Это время будущего, может быть очень далекого.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Брянской области от радиослушателя Алексея.

Слушатель: Здравствуйте. Я являюсь тоже сторонником монархической идеи в России. Скажите, пожалуйста, не были ли события 1861 года прелюдией к событиям 1917го?

Владимир Кара-Мурза: Связывает наш радиослушатель отмену крепостного права с повреждением монархии.

Михаил Ардов: Нет, я думаю, что нет. Это все готовилось. Естественно, история идет так, как она идет, но такой непосредственной связи, безусловно, нет. Но вообще говоря, демократия вещь христианству чуждая, христианство иерархично. А кроме того мы знаем, что такое толпа, которая в демократии все решает. Мы знаем, как господь Иисус Христос въезжал в Иерусалим и как его восторженно встречали и кричали: "Осанна!", бросали пальмовые ветви. А через три дня та же самая толпа, которая по наущению архиереев и фарисеев кричала Пилату: "Распни, распни его!". Абсолютно то же самое было с государем нашем царем-мучеником. В 1913 году, когда отмечалось 300-летие дома Романовых, он ездил по России, его восторженные толпы встречали, кричали в полном восторге. В 16-17 году такие же точно толпы, я думаю, во многом те же самые люди кричали самоубийственный лозунг: "Долой самодержавие!". У меня большого доверия к демократии нет.
Что касается земского собора, дай бог. Я не вижу такого притока интеллигентных людей в церковь, и вообще сейчас, в 90 годах что-то было, а сейчас особенного притока нет. Но у меня был разговор с покойным монархистом, скульптором Вячеславом Клыковым, который говорил мне, что надо немедленно собрать Земский собор и избрать царя. Я говорю: эти люди не готовы, они вообще не понимают, что такое монархия. Да, но в 1612 году только один из 10 русских людей пошел в ополчение Минина и Пожарского, и тем не менее, собор был и избрали царя Михаила. Я говорю: да, наверное, это было так, но те 9, которые не пошли в ополчение, они были православные верующие крестьяне и монархисты, потому что других людей тогда не было. А в наше время монархисты составляют, увы, ничтожный процент нашего населения.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Челябинска от радиослушателя Виктора Владимировича.

Слушатель: Я хотел господину Ардову апеллировать. Вы сказали, с ваших слов получается, что Богом избранный император был наказан кровопролитной войной.

Михаил Ардов: Я сказал, что Бог наказывает народы войной, а не государей.

Слушатель: При нем все равно. Глава этого народа, олицетворял этот народ император. Так или нет?

Михаил Ардов: Если бы он олицетворял, то тогда народ был бы таким же верующим и нравственным, как он. А народ в это время был очень в малой степени верующим и совершенно безнравственным.

Владимир Кара-Мурза: Остается два года до 400-летия дома Романовых. Как вы считаете, будут ли урегулированы те проблемы, которые мы затронули в сегодняшнем разговоре, к тому времени?

Виктор Аксючиц: Это великая дата дает нам всем возможность урегулировать эти вопросы, но это от нас зависит, будут они урегулированы или нет. Это зависит от властей, которые должны наконец научиться вести себя в традициях русско-российской законности и русско-российского самосознания. Это зависит от священноначалия, которое не всегда ведет себя достаточно канонично и правильно по решению этих вопросов. Это зависит и от нас всех, от того, как мы будем эти вопросы ставить, и как мы будем требовать от наших начальствующих и светских, и церковных, чтобы эти вопросы решались. Я считаю, что вообще пора уже начать общественную дискуссию на тему останков императорской семьи. Потому что это вопрос, во-первых, восстановления государственного преемства, и во-вторых, это вопрос церковного, право славного правосознания. Кощунственно, недопустимо, чтобы захороненная часть семьи в Петропавловском соборе, не признавалась останками императорской семьи, а великая княжна Мария и цесаревич Алексей вообще не были захоронены - это кощунственно во всех отношениях. Я надеюсь, что к этой дате все-таки эти вопросы будут решены.

Михаил Ардов: Вы знаете, как говорится, вашими бы устами мед пить. Я бы тоже этого хотел, но я боюсь, что наши политиканы, которые заняты обустройством Олимпиады в Сочи и футбольным первенством, им такая вещь, как царские останки - ну что это такое? Надо народ спортом развлекать, а это им совершенно неинтересно. Как они сказали, что неинтересно праздновать 150-летие отмены крепостного права.

Владимир Кара-Мурза: Как вы относитесь к тому, что Святониколаевский собор в Ницце сегодня передан Русской православной церкви?

Михаил Ардов: Дело в том, что только считается, что он передан, на самом деле вся зарубежная собственность, вся, включая все храмы и все, юридически принадлежит Управлению делами президента. Я думаю, что даже тот суд, который этот решал, толком в этом не разобрался.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG