Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ходорковский не вписался в правозащитный стандарт


Михаил Ходорковский и Платон Лебедев в суде, Москва, 17 мая 2011 г

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев в суде, Москва, 17 мая 2011 г

Международная правозащитная организация Amnesty International не готова признать бывших совладельцев ЮКОСа Михаила Ходорковского и Платона Лебедева узниками совести. О таком статусе для осужденных предпринимателей просила группа российских писателей, актеров, ученых и журналистов.

Открытое письмо за подписью 45 человек было обнародовано в марте 2011 года. Одни авторы обращения разочарованы ответом авторитетной правозащитной организации, другие надеются, что Amnesty International все-таки примет решение после того, как станут окончательно известны итоги второго процесса над Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым. Среди тех, кто подписал обращение, писатели Борис Акунин, Нина Катерли, Борис Стругацкий, актеры Лия Ахеджакова, Олег Басилашвили и Сергей Юрский, кинорежиссер Эльдар Рязанов, журналисты Владимир Познер, Леонид Парфенов и Дмитрий Муратов. В ответе, который получили представители интеллигенции, говорится, "Amnesty International признает человека узником совести лишь в том случае, если сможет с уверенностью заявить, что ни одно из предъявленных ему уголовных обвинений не является обоснованным".

Один из авторов "Письма-45", петербургский писатель Нина Катерли подвергла резкой критике решение Amnesty International:

– Это с их стороны предательство не только Ходорковского и Лебедева, но всех наших политзаключенных, потому что приговор был неправосудным, все эти обвинения – чушь! Мало ли какие обвинения им предъявляли, они же все так или иначе опровергнуты защитой. И вот сейчас, когда будет кассационный суд, они будут опровергнуты еще раз. Amnesty International не может считать себя правозащитной организацией, потому что, с одной стороны, они все время уповают на какую-то политкорректность, а на самом деле это просто так называемая "реальная политика", основанная на выгоде. Он не хотят ссориться со страной, с которой у них налаженные экономические отношения, они не хотят ссориться со страной, где есть нефть и газ. Корыстные интересы здесь перевесили интересы правозащитные, – считает Катерли.

Не столь категорична в оценке своих коллег из Amnesty International исследователь по России международной правозащитной организации Human Rights Watch Татьяна Локшина:

– Совершенно очевидно, что узниками совести Amnesty International называет людей, которые оказались за решеткой исключительно потому, что они мирным путем отстаивали свои убеждения. Без какой бы то ни было другой мотивации. В данном случае существует целый ряд дополнительных обстоятельств и мотиваций в отношении того, почему именно Ходорковский и Лебедев оказались в ситуации, в которой они находятся. Я понимаю, почему "Международная амнистия" сделала подобное заявление. Узник совести – это некая формула, которой они пользуются много лет, причем формула очень жесткая. И под эту формулу дело Ходорковского и Лебедева не подходит.

При этом Татьяна Локшина подчеркивает: организация Human Rights Watch сомневается, что судебные процессы над Ходорковским и Лебедевым носят исключительно уголовный характер:

– У нас не было возможности очень подробно и пристально изучать этот процесс. Но крайне авторитетные, с нашей точки зрения, достоверные источники указывают на грубые процессуальные нарушения. Более того, нашей организации, о чем мы делали публичные заявления, абсолютно очевиден политический характер судебного преследования. И это, конечно, абсолютно неприемлемо, на что мы указывали российским властям, – напоминает Татьяна Локшина.

Глава Фонда защиты гласности Алексей Симонов также удивлен отказом Amnesty International признать экс-главу ЮКОСа Михаила Ходорковского и бывшего руководителя "Менатепа" Платона Лебедева узниками совести. Он надеется, что Amnesty International может рассмотреть результаты второго суда над Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым и уже тогда признать заключенных узниками совести.

В ответе Amnesty International говорится, что в настоящее время организация "изучает решение российского суда". После первого процесса над Ходорковским и Лебедевым в "Международную амнистию" также поступало письмо от группы российских правозащитников и представителей интеллигенции с просьбой признать их узниками совести. Но и тогда "Международная амнистия" отказалась это сделать.

Исследователь российского отдела "Международной амнистии" Денис Кривошеин разъясняет позицию правозащитной организации:

– Признание кого-то узником совести означает, что мы считаем этого человека невиновным, все предъявленные ему обвинения необоснованными, и таким образом требуем немедленного освобождения. В данном случае мы просто не можем с полной уверенностью сказать, что все обвинения в отношении Михаила Ходорковского, а также Платона Лебедева являются необоснованными. Это не значит, что мы признаем их вину. Просто тот процесс, который мы видели, и то, как это произошло, вызывает сомнения, но сказать с однозначной уверенностью, что эти люди невиновны в том, в чем их обвиняют, мы не можем.

– "Международная амнистия" теперь не использует понятие политического узника, как было раньше. Не могли бы вы пояснить это?

– Мы стараемся не использовать словосочетание "политзаключенный", поскольку оно очень часто у многих вызывает, скажем, небольшую путаницу. Узник совести – это человек, несправедливо лишенный свободы только за свое мнение. Политзаключенный – это выражение, которое в прошлом довольно широко использовалось "Международной амнистией" в отношении людей, чье уголовное преследование могло или не могло быть обоснованным, но было вызвано политическими мотивами. Человек может быть виноват в чем-то. Но то, каким образом осуществляется его уголовное преследование, если оно в значительной степени определялось политическими мотивами (например, процесс затягивался или вынесенный приговор был более суровый, чем обычно такая вина предполагала бы), – в этом случае иногда "Международная амнистия" действительно пользовалась словами "политзаключенный", но это не статус.

"Узник совести" – человек, который, как мы считаем, не виноват, и мы требуем его немедленно освободить. Политзаключенный – человек, для которого традиционно предполагалось, что его права в области справедливого правосудия нарушены. Но эти права нарушаются каждый день в отношении многих людей, к сожалению, и не нужно иметь какой-то особый статус, для того чтобы "Международная амнистия" потребовала восстановления этих прав. Каждый имеет право на справедливое судопроизводство. И именно поэтому вне зависимости, обусловлено это политическими мотивами или нет, в отношении многих людей, в том числе Ходорковского, мы добивались этого права. И насколько известно, в настоящий момент во многих странах мира наши сторонники обращаются к российским властям именно с этим требованием – провести судебные слушания справедливо, устранить ту несправедливость, которая была допущена в ходе как первого процесса, так и второго.

– Тем не менее, считает ли "Международная амнистия" политически мотивированным второй процесс?


– На основе того анализа, который мы провели, да, мы видим, что политические мотивы действительно сыграли очень важную роль.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG