Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Черменская крепость на границе Ингушетии и Осетии. Свидетельство о смерти правосудия в Чечне. Футбольный матч с мировыми звездами в Грозном. Ситуация с правами человека в Армении. Раскол грузинской оппозиции. Новый закон для азербайджанских журналистов. Вернется ли в политику Роберт Качарян. Причины успеха российских силовиков на Северном Кавказе? Конференция по коррупции во Владикавказе



Андрей Бабицкий: Каждый, кому приходилось заезжать в Ингушетии со стороны Северной Осетии знает это устрашающего вида сооружение, расположенное на административной границе. На небольшом кругу, образуемом пересечением четырех дорог, несут дежурство сразу несколько силовых подразделений. Бетонные блоки, будки для регистрации, очереди, ругань. Все это объединено названием «черменский круг». Рассказывает Магомед Ториев.

Магомед Ториев: На границе Ингушетии и Северной Осетии с 1992 года находится 105-й блокпост, в народе именуемый «Черменским». Формально на этом посту пропускной режим должны обеспечивать федеральные подразделения, но в реальности всем заправляют осетинские милиционеры.
Его свойство быть непрекращающимся источником межнациональной розни можно сравнить лишь с взрывным потенциалом проблемы Пригородного района. По сути, он с момента своего основания превратился в закутанную в колючую проволоку крепость с нулевой функциональностью. При малейших признаках опасности, защитники Черменского бастиона готовы бросить его, чтобы раствориться в окрестных степях, как это произошло 22 июня 2004 года, когда басаевские отряды захватили Ингушетию.
Притеснения по национальному признаку на этом посту ингушей живущих в Северной Осетии и Ингушетии стали уже славной традицией. Однако, большинство жителей Ингушетии уже знают, что небольшая, но без промедления выложенная сумма позволяет миновать пост без потери времени и здоровья. Надо полагать, об этом краем уха слышали и террористы с наркокурьерами.
Попадаются борцы за правду из Ингушетии или Чечни, которые держаться принципа «жить не по лжи» и не желают давать взяток. Такие чудаки попадают в очередь, отстояв которую, водитель вынужден длительное время ждать, пока его машину досмотрят и зарегистрируют. Правозащитники предлагали установить камеры на таких постах, чтобы держать под контролем сотрудников, привыкших к вымогательству и хамству. Но власть этими инициативами предпочитает брезгливо пренебрегать.
Еще в 2003 году Путин предлагал сократить количество блокпостов на Северном Кавказе. А в 2010 Медведев поручил северокавказскому полпреду Александру Хлопонину и главе МВД Рашиду Нургалиеву «внести предложения по упорядочению деятельности и оптимизации количества блокпостов». Но, ни Путину, ни Медведеву так и не удалось воплотить в жизнь свои хорошие, в общем-то, идеи.
Полагаю, что выход из этой ситуации все же есть. В Норвегии, на въезде в Осло стоит бум-сташон - это пост, на котором водители должны оплачивать проезд в город. Средства, собираемые таким образом, поступают в дорожный фонд. Все происходит за считанные секунды, водитель кидает монеты в автомат и заезжает в город с чистой совестью.
Такую систему можно было бы успешно внедрить и на Северном Кавказе, где количество блокпостов уже лишь немного уступает численности населения данного региона. Государство российское получило бы стабильный источник дохода, а прибыль от такого инновационного проекта превзошла бы все ожидания. И самое главное проект сей исключает любую коррупцию, взяток робот не берет.
Скептики могут возразить, а как же угроза терроризма, наркотрафик и прочий криминал? Но стационарные посты на границах республики похожие на крепости с небольшим гарнизоном, едва ли могут похвастать даже мизерной статистикой задержаний террористов и наркоторговцев. Да и не до этого им, ведь почти каждый сотрудник на счету, потому что это не просто человек в форме с автоматом - это живая кошка-копилка. Только вот мурлычет как-то не очень музыкально.
Но, увы, живой бум-сташон в отличие от бездушной машины, готов за вознаграждение не просто механически открывать и закрывать шлагбаум, но и пропустить щедрого водителя без досмотра. А таковым может оказаться террорист или наркоторговец.
В любом случае, очереди, формальные обыски, придирки к техсостоянию машин и документам никак не могут решить проблем терроризма или криминала. Если вспомнить о статье Уголовного кодекса о вымогательстве взяток, то можно сказать, что большинство сотрудников полиции на северокавказских блокпостах уже давно превратились в членов совсем немаленькой организованной преступной группировки, которая занята исключительно изъятием денег у добропорядочных граждан России.

Андрей Бабицкий: Чечня давно превратилась в непроницаемую зону, в которой представители федеральной власти (за исключением избранных) зачастую не имеют возможности вмешаться в дела и действия власти местной. Недавно попавшие в прессу документы демонстрирую беспомощность российских силовых структур, с которыми отказываются сотрудничать чеченские силовики. Подробности в материале члена правления Правозащитного центра «Мемориал» Александра Черкасова.

Александр Черкасов: Из Чечни - только хорошие новости. То есть, никаких новостей. Поиск по ключевым словам "Чечня" и "права человека" дает массу ответов, - процесс в Москве, процесс в Литве, процесс в Хельсинки, процесс в Улан-Удэ. А из Чечни - футбол, что не может не радовать.
Матч с участием звезд мирового футбола 10 мая был приурочен к открытию в в Грозном нового стадиона имени Ахмат-хаджи Кадырова. Стадион был открыт в седьмую годовщину похорон руководителя Республики, убитого в результате террористического акта 9 мая 2004 года. Однако день этот нынешний глава республики посвятил всем погибшим - и в двух чеченских войнах последних десятилетий, и жертвам депортации времен Второй мировой войны.
О преступлениях говорить можно. Сложнее с ответственностью.
В конце апреля в Улан-Удэ прошло очередное заседание по делу журналисток Татьяны Низовкиной и Надежды Стецуры. 23 февраля 2009 года, в 65-ю годовщину депортации вайнахов, они распространили листовки, в которых писали об ответственности советской армии и органов госбезопасности за это преступление. Оказалось, Низовкина и Стецура разжигали рознь в отношении названных "социальных групп". Теперь они обвиняются по статье 282 Уголовного кодекса - "экстремизм".
В сходную историю, похоже, попал и автор книги об ответственности за преступления "второй чеченской".
А если речь заходит о преступлениях совсем уже сегодняшних, то тут в странное и порою опасное положение попадают не только правозащитники, но и "государевы люди".
Недавно достоянием гласности стали документы Прокуратуры и Следственного комитета, в которых руководители подразделений этих ведомств признают свое бессилие перед безнаказанностью местных "силовиков".
В своем многостраничном письме от августа прошлого 2010 года глава следственного управления по Чеченской Республике генерал Леденёв заунывно перечисляет, как на все попытки следователей вызвать на допрос милицейскую "пехоту" - милиционеров патрульно-постовой службы, - или получить хоть какой-то ответ, документ, материал, экспертизу, следует... в лучшем случае молчание. Особо настырные следователи, пытавшимся пройти в расположение местных "силовиков", столкнулись с угрозами.
А месяц назад заместитель прокурора Чеченской Республики Хабаров подписал свой четырехстраничный документ, - по сути, "свидетельство о смерти" правосудия в регионе. Он признает, что, когда следователи пытаются что-то делать, местные "силовики" их игнорируют или "посылают". Так что сами по себе эти следователи, по мнению прокуратуры, активность не проявляют.
Хабаров пишет, что "для принятия мер реагирования прокуратурой Республики неоднократно направлялась информация в адрес Генеральной прокуратуры.
Заместитель Генерального прокурора вносил требование об устранении нарушений законодательства и привлечении к ответственности должностных лиц Следственного управления в адрес Председателя Следственного комитета Бастрыкина."
То есть, "на самом верху", в Москве, всё знают. А в ответ - тишина.
Прокуратура и Следственный комитет оценивают ситуацию с безнаказанностью "силовиков" гораздо жестче, чем правозащитники. Мы-то думали, они просто не хотят расследовать, а оказывается - они не могут...
Как заметил один из руководителей следственных органов в Чечне, "если кто-то вам скажет, что здесь работать трудно, - это неправда. Здесь работать невозможно."
Не действуют два органа, без которых российская "вертикаль власти", - о есть, извините, российское законодательство и правовая система в Чечне невозможны.
Хорошо еще, что против Хабарова и Леденева не возбудили уголовные дела.
Ведь своими рапортами они нарушают уже сложившуюся и привычную картину - "из Чечни - только хорошие новости".

Андрей Бабицкий: Матч с участием звезд мирового футбола, который был проведен на вновь открывшемся стадионе в Грозном, прошел при немыслимом количестве зрителей. Большинство желающих посмотреть игру на стадион попасть просто не смогли из-за возникшей давки. Впрочем писатель Герман Садулаев не уверен, что футбольное шоу было полностью добровольным. По сложившейся традиции во дни всенародных торжеств чеченские власти стараются обеспечить массовость посещения праздничных мероприятий. В случае с матчем они, возможно, слегка перестарались. Слово Герману Садулаеву.

Герман Садулаев: Стадион открыли. 11 мая состоялась церемония сравнимая по размаху только с недавним открытием олимпийских игр в Китае. Стадион – не просто стадион, он называется «Ахмат-Арена». Это знак и символ победы и вообще. В Грозном теперь есть самая большая мечеть, самый большой стадион, не знаю, может теперь ещё сделают самый большой… нет, у меня фантазии не хватает. В Грозном, как в Греции, уже всё есть.
Устроители боялись, что не получится заполнить все посадочные места. И приняли меры радикальные и излишние. Во всех учебных заведениях молодёжи было объявлено: посещение стадиона в день открытия обязательно, уважительная причина для отсутствия на церемонии может быть только одна – смерть.
И в то же время намеренно распускались слухи о том, что в концерте перед матчем будут принимать участие Шакира, Риана, Мадонна и Майкл Джексон. Майкл Джексон, как оказалось потом, не приехал. Но у него была уважительная причина.
Зато приехали Сиси Кетч и Тото Кутуньо. И это тоже круто. Но самое интересное творилось рядом со стадионом. Студенты и прочая молодёжь, запуганная угрозами отчисления в случае прогула церемонии открытия Ахмат-Арены, а также и заинтригованная обещаниями увидеть Мадонну и Майкла Джексона, брала штурмом ворота стадиона. В результате, как я говорил, излишних мер властей, собралось более 100 тысяч желающих попасть на стадион. Но посадочных мест всего 32 тысячи. Поэтому не успевших занять места разгоняли водомётами.
Наверное, их исключат из институтов. Потому что в институтах не место для лузеров, неудачников, проигравших. Они должны были попасть на трибуны или умереть, условия были продиктованы чётко. А они спасовали перед какими-то там водомётами.
Ранее предполагалось, что против сборной мира будет играть сборная России. Но концепция поменялась. Играла сборная «Кавказ». И сборной «Кавказ» хватило, чтобы навалять сборной мира. Счёт 5-2 в пользу «Кавказа». Капитаном команды был Хлопонин, главной звездой сами знаете кто. Разбитого и униженного Диего Марадонну уносили с поля чуть ли не на руках. Хорошо ещё, что всех легионеров сборной мира не казнили тут же, на поле. Как это было принято на родине футбола, в империи ацтеков. Старикам здесь не место.
Правда, может, футбольные звёзды утешатся, увидев круглые суммы на своих банковских счетах, за участие, и отдельно, за сокрушительное поражение. А дорогие россияне продолжат задавать глупые вопросы: за чей счёт банкет?
Понятно, за чей. И это только закуска. Впереди ещё сочинская зимняя олимпиада. А в Грозном, может быть, тоже ещё построят самый большой ледовый дворец. Или ещё что-то самое большое, у меня фантазии не хватает, зато её хватает у грозненских властей.
И Майкл Джексон к нам рано или поздно, но обязательно приедет...

Андрей Бабицкий: Комиссар Совета Европы по правам человека Томас Хаммарберг в понедельник 9 мая опубликовал подготовленный им доклад по ситуации в Армении. Документ стал поводом для широкой общественной дискуссии и обвинений в адрес армянских властей. Оценки Хамарберга были жесткими. Доклада особенно трепетно ожидала оппозиция Армении. Рассказывает Эллина Чилингарян из Еревана.

Эллина Чилингарян: Вот уже три года после подавления демонстраций оппозиционеров со стороны властей армянская оппозиция ждет жестких оценок со стороны междунардных защитников прав человека. Большие надежды возлагались на комиссара Совета Европы по правам человека Томаса Хаммарберга.
В начале недели Хаммарберг опубликовал свой доклад по Армении, в котором охарактеризовал применение силы службами безопасности 1-2 марта 2008 года как «непропорциональное», а шаги, направленные на раскрытие причин смерти десяти человек, «неэффективными».
«Лица, ответственные за эти события, по сей день не найдены. Ответственность высокопоставленных должностных лиц полиции и служб безопасности за отданные ими приказы серьезно не обсуждалась», - отмечает Томас Хаммарберг в сообщении, распространенном в связи с опубликованием доклада, составленного им по результатам его визита в Армению в январе этого года. - Власти Армении должны проявить решительность в деле раскрытия этих событий и привлечь всех виновных к ответственности. Семьи десяти погибших должны получить адекватную компенсацию за потерю своих родных, их нужно полноценно информировать о деталях проводимого расследования».
Глава армянской делегации в Парламентской Ассамблее Совета Европы Давид Арутюнян говорит, что доклад для него не стал неожиданностью:
«Я думаю, никто не ожидал, что господин Хаммарберг скажет, что не надо прилагать никаикх усилий для примирения. Вообще никто не может ожидать подобной постановки вопроса».
В то же время комиссар приветствует распоряжение президента Армении Сержа Саргсяна относительно раскрытия дела 1 марта и освобождение части заключенных оппозиционеров, осужденных в связи с событиями 1-2 марта 2008 года. Однако выражает серьезную обеспокоенность по поводу тех активистов оппозиции, которые продолжают оставаться в заключении, и призывает власти Армении их освободить. Комиссар по правам человека также выражает озабоченность по поводу «незаконных и неадекватных запретов на проведение мирных собраний». В связи с этим Хаммарберг призывает власти пересмотреть законодательство о свободе слова и собраний и правоприменительную практику, приведя их в соответствие с принятыми нормами прав человека. Пресс-секретарь оппозиционного Армянского национального конгресса Арман Мусинян, комментируя доклад Томаса Хаммарберга, назвал его «жестким»: «Да, в докладе, по сути, отражены все те требования и оценки, которые на протяжении лет давал АНК. Довольно жесткий доклад. Особенно в тех вопросах, которые касаются событий 1 марта, политических свобод, преследований. Первая реакция – доклад в целом отражает нынешнее положение вещей в Армении».
Эксперт Армянского Центра Сратегических и Национальных Исследований Эдгар Варданян дал такую – и не прооппозиционную, и не проправительственную - оценку докладу Хаммарберга:
«В государстве могут быть грубейшие нарушения основных прав человека. Потом, если будут предприняты хоть какие-то действия по смягчению ситуации, будут говорить о том, что есть какие-то подвижки, есть улучшения и все такое. Но ведь вопрос в том, что изначально были предприняты такие действия, которые ну никак не укладываются в рамки правового государства».

Андрей Бабицкий: Раскол грузинской оппозиции можно считать оформленным. Каждая из групп на этой неделе окончательно сформулировала свое политическое кредо. Радикально настроенная часть готовится свергнуть руководство страны революционным путем, более умеренная считает вполне допустимыми сотрудничество и переговоры с правительством. Разногласия зашли так далеко, что поздно вечером в среду 11 мая, представители двух лагерей обменялись оскорблениями в прямом телевизионном эфире. Рассказывает Олеся Вартанян.

Олеся Вартанян: О том, что в оппозиционном стане зреет раскол, эксперты говорят уже несколько недель. Но вчера в прямом эфире телекомпании «Кавкасия» представители умеренного и радикального крыла оппозиции продемонстрировали, насколько он глубок и непреодолим. В вечернем ток-шоу лидер Республиканской партии Давит Усупашвили открыто обвинил Грузинскую партию в том, что она действует по указке Москвы. По словам Усупашвили, в этом уже никто не сможет усомниться после акции протеста перед посольством США, которую партия запланировала на 16 мая:

Давит Усупашвили: Кто должен признать эту революцию легитимной? Есть только одна сила, заинтересованная в таком признании - это Россия. Только она будет согласна назвать революцию легитимной. Это ваша цель, и очень хорошо, что в конце концов вы в этом сознались. С вами все теперь понятно».

Олеся Вартанян: Это серьезное обвинение Усупашвили адресовал одному из лидеров Грузинской партии Созару Субари. Когда-то Субари и Усупашвили были членами одного политического объединения. В ответ на выпад со стороны бывшего соратника, Субари переадресовал ему обвинение, заявив, что на самом деле это Усупашвили и еще несколько оппозиционных политиков пытались «доить» Кремль. Спор завершился взаимными оскорблениями - оппоненты назвали друг друга «ублюдками».
Кадры, запечатлевшие скандальную перепалку, обошли сегодня все грузинские телеканалы. Для некоторых оппозиционеров из «умеренных» вчерашний эфир сыграл роль «последней капли». Они заявили, что отныне политическое сотрудничество с «революционерами» невозможно.
Сегодня днем оппозиционная «восьмерка» сделала специальное заявление. Она не намерена «выходить на баррикады» и участвовать в акциях протеста. Вместо этого альянс планирует принять предложение властей и продолжить переговоры о совершенствовании избирательного кодекса, которые зашли в тупик. «Умеренные» готовы сесть за стол переговоров даже на условиях партии власти, то есть договариваться с правительством по отдельности. Говорит один из лидеров оппозиционной восьмерки Мамука Кацитадзе:

Мамука Кацитадзе: Любая революция наносит ущерб государству, народу, принося пользу конкретной политической группе. Мы не видим себя частью этой группы, поскольку у этих политиков нет совести. Мы не будем ни присоединяться, ни поддерживать их, ни создавать условия для переворота в собственном государстве».

Олеся Вартанян: Оппозиционная «восьмерка» требует от Национального движения возобновить переговоры в ближайшие дни. Лидеры объединения хотят, чтобы предварительно представители власти в письменном виде подготовили свои предложения по реформированию избирательных списков и системы. «Восьмерка» также настаивает на публичности и прозрачности всех переговоров, чтобы за их ходом могли следить местные и иностранные неправительственных организаций.
Грузинский философ Заза Пиралишвили считает, что сегодняшнее заявление стало свидетельством окончательного размежевания в среде грузинской оппозиции. Но он не уверен, что этот раскол упрочит положение какой-либо оппозиционной группы. Кризис сыграет на руку лишь партии власти:

Заза Пиралишвили: Я боюсь, что все это обернется своего рода «кадаффизмом», то есть власть Саакашвили будет легитимизирована. Для простого человека оппозиция – это аморфное образование, в котором он не различает частей. Поэтому раскол дискредитирует сразу все оппозиционное движение. Отсюда можно сделать вывод, что отставка Саакашвили приведет к хаосу, спорам, к перехвату каких-то политических инициатив и ни к чему большему»

Олеся Вартанян: Пиралишвили считает, что похожим образом начинают рассматривать ситуацию и зарубежные партнеры Грузии. Им существенно «легче выбрать стабильность с нынешним президентом, нежели неизвестное будущее с оппозицией».

Андрей Бабицкий: Представителю ОБСЕ по вопросам СМИ Дунье Миятович очень не нравится, что журналисты в Азербайджане часто попадают за решетку и не имеют возможности в тюрьме исполнять свои профессиональные и общественные обязанности. Азербайджанские власти считают, что все в порядке, журналист должен привлекаться к уголовной ответственности. Более того, сейчас в республике готовится новый закон, который должен ввести наказание за диффамацию. Рассказывает Зия Маджидли.

Зия Маджидли: На минувшей неделе в Азербайджане находилась с пятидневным визитом Дунья Миятович, представитель ОБСЕ по вопросам средств массовой информации. Она встретилась с высшим руководством страны, провела встречу с президентом Ильхамом Алиевым и обсудила с ним проблему уголовного преследование журналистов.
В ходе встречи был поставлен вопрос о необходимости освобождения осужденных журналистов и блоггеров. Также представитель ОБСЕ по вопросам СМИ приняла участие в дискуссии вокруг проблемы диффамации, декриминализации журналистики, которая остро стоит в Азербайджане.
Во время дискуссий Али Гасанов, глава общественно-политического отдела администрации президента, заявил, что журналистов нельзя освобождать от уголовной ответственности за клевету:

Али Гасанов: Отмена уголовной ответственности отнюдь не освобождает журналистов от ответственности вообще. Журналисты должны уметь поставить себя на место гражданина, которого они оклеветали».

Зия Маджидли:
В ответ Миятович четко заявила, что слово «ответственность» уже вызывает у нее «аллергию», так как несет в себе признаки цензуры:

Дунья Миятович: Журналисты должны иметь возможность критиковать официальные лица и делать это профессионально, а публичные деятели должны быть более терпимыми к критике. Деятельность представителей СМИ должна быть направлена на исполнение миссии общественного контролера на воле, а не за тюремной решеткой», - сказала Дунья Миятович.

Зия Маджидли:
Касаясь вопроса о декриминализации прессы, представитель президента Али Гасанов сказал:

Али Гасанов: Декриминализация не означает, что журналист может высказываться, не думая о последствиях и ответственности. Когда цензуру отменяли, тоже говорилось, что все проблемы решены, но после этого возросло число судебных процессов против журналистов и медиа. Декриминализация означает отмену уголовного наказания, но принятие закона о диффамации предусматривает более серьезную ответственность. Если до принятия закона на редакции и журналистов подавались судебные иски, то с его принятием они будут подвергаться также административной ответственности».

Зия Маджидли: Гасанов сделал мрачные прогнозы, сказав, что в Азербайджане нет бейсбольной команды, однако, надо полагать, что после принятия закона о диффамации будут использоваться физические средства, применяемые в бейсболе. В ответ появилась черная шутка и у журналистов: «похоже, в стране собираются популяризировать бейсбол, и в виде бейсбольных мячей хотят использовать журналистов».
Законопроект о диффамации планируется вынести на обсуждение на осенней сессии парламента Азербайджана.
Напоследок европейские представители выразили надежду, что в ходе его рассмотрения депутаты не будут вносить изменения в документ, который уже прошел тщательную экспертизу международных специалистов.

Андрей Бабицкий: 10 мая второй президент Армении Роберт Кочарян дал эксклюзивное интервью информационному агентству «Медиамакс», раскритиковав как действующую власть, так и оппозицию. Означает ли это, что он намерен вернуться в политику? И можно ли говорить о появлении в Армении «третьей силы»? Ситуацию комментирует политолог Сергей Маркедонов.

Сергей Маркедонов: В истории постсоветских республик не сложилась традиция возвращения президентов в большую политику. Главы государств, покидавшие свои посты, обычно стремились соответствовать принципу «уходя, уходи». Речь, конечно же, идет не о тактике «мелкого фола», когда руководитель государства, ушедший со своего поста, периодически высказывается на «заданную тему», корректирует и критикует власти в пенсионерской стилистике, то есть отстраненно и без претензий исправить допущенные ошибки. Под возвращением мы понимаем участие в регулярных политических процессах (выборы, массовые акции, весь спектр публичной общественной деятельности). Такое возвращение в политику совершали единицы.
Однако в правилах бывают исключения. И на постсоветском пространстве таким исключением является Армения. Именно в этой стране бывший президент не просто возвращался в политику и не просто критиковал действующую власть, а участвовал в выборах разного уровня (президентская кампания, выборы в муниципальный парламент столицы), набирая от 19 до 21 % голосов избирателей. И сегодня первый президент Армении Левон Тер-Петросян является лидером крупнейшего оппозиционного объединения Армянского национального конгресса (АНК), проводящего регулярные митинги, акции протеста, взаимодействие с широким спектром международных организаций. Таким образом, внутриполитическую жизнь Армении без ее первого президента (молчавшего в течение 10 лет и вернувшегося в высшую лигу армянской политики) сегодня невозможно себе представить.
Стал ли пример Тер-Петросяна заразительным для его преемника Роберта Кочаряна или у второго президента Армении была своя мотивация, а только этот политик не спешит уйти в тень. В марте прошлого года он уже выступал с серьезной критикой экономической политики действующей администрации. Естественно, приводя период своего президентства в качестве образца. Тогда же он выразил сомнения в целесообразности ускоренного армяно-турецкого примирения.
В мае 2011 года главной темой эксклюзивного интервью Кочаряна стали внутриполитические сюжеты. Публичное выступление второго президента Армении было дано в контексте чрезвычайно интересных событий. В прошлом месяце армянская оппозиция, объединенная вокруг Армянского национального конгресса, выдвинула политические требования к властям, начиная от либерализации режима проведения массовых акций до освобождения политических заключенных. При этом противники власти даже обозначили для президента Саркисяна своеобразный дэдлайн 28 апреля. Однако в этот раз в отличие от предыдущих лет власти республики пошли на некоторые уступки оппозиции. Митинг 28 апреля им разрешили проводить на площади Свободы перед зданием оперного театра. Этого, начиная с весны 2008 года, власти не дозволяли. Более того, на совещании с «силовиками» 21 апреля президент Саркисян потребовал расследования обстоятельств трагических событий 1 марта 2008 года (когда противостояние власти и оппозиции привело к человеческим жертвам). Но самое интересное- то, что первый президент Армении (а ныне главный оппозиционер) оценил действия властей, как конструктивный шаг на пути к налаживанию цивилизованного диалога.
Все эти события заставили второго президента Армении сделать некоторые заявления принципиальной важности. Пересказывать интервью Кочаряна нет никакого смысла. Остановимся лишь на фиксации основных его идей. Во-первых, в своем интервью он дистанцируется и от власти, и от оппозиции. Да, главную ответственность за дестабилизацию остановки он возлагает на сторонников Тер-Петросяна. Но в то же время, Кочарян делает и не слишком уж прозрачные намеки на тех, кому не дает покоя его «политический фактор». Во-вторых, в налаживании диалога между ними он видит «имитацию политической борьбы» и попытку сговора за его спиной. Второй президент Армении понимает, что власти, руководствуясь чисто практическими соображениями, могут отринуть от себя «наследие 2008 года», переложив всю ответственность за трагедию лично на Кочаряна. И в этом действительно опасность для него. С одной стороны оппозиция требует для него «Гаагского суда», а с другой власть, хочет развязать себе руки. Ведь определенная дистанция от Кочаряна дает ей возможности существенно снизить накал оппозиционных требований. Мастер митингов и массовых шествий Тер-Петросян намного хуже чувствует себя в рамках прагматического дискурса.
Данные схемы выглядят вполне логично, хотя и довольно цинично. Но вся проблема в том, что Кочарян - опытный игрок, который прошел школу карабахской войны и аппаратной борьбы за первое кресло в стране. И очевидно, что свои позиции он легко не сдаст. В любом случае, как бы ни сложилась судьба второго президента Армении, он сумел заставить армянское политическое сообщество снова заговорить о себе. Либо обсуждать перспективы его участия в следующих выборах, либо заявку на роль «третьей силы». Немаловажно и то, что тема «возвращения» стала одной из популярных в азербайджанских СМИ, где Кочаряна прежде уже сравнивали с Владимиром Путиным и называли «реальным хозяином страны. Следовательно, не исключено, что вскоре уже не два, а три президента постсоветской Армении начнут конкурировать друг с другом. И такая конкуренция серьезно усложнит политический ландшафт республики.

Андрей Бабицкий: В последние недели силовые службы по всему Северному Кавказу рапортуют о невиданных успехах в борьбе с вооруженным исламистским подпольем. И, похоже, на сей раз это не дежурная риторика, а заявления, имеющие под собою веские основания. В чем причина успеха силовых структур, попытался разобраться наш корреспондент в Черкесске Мурат Гукемухов.

Мурат Гукемухов: В качестве аргумента , который должен склонить боевиков с капитуляции, заявления Аресна Канокова о ликвидации руководящего состава подполья и о том, что режим Контртеррористической операции в республике будет снят только после окончательной победы над подпольем.
Далее цитирую.
"Мы не раз предупреждали так называемых боевиков о необратимости возмездия за их злостные деяния. Призывали их одуматься, сдаться правоохранительным органам. Мы пошли на беспрецедентные меры - проработали схему реабилитации боевиков, не замаравших руки в крови, им были обещаны - самое главное - сохранение жизни, справедливое расследование и по возможности снисходительный приговор".
Своеобразной демонстрацией превосходства в войне с подпольем можно считать упоминание главы республики, что это обращение он предпринял именно по просьбе родителей боевиков.
Если отбросить ультимативный тон, по смыслу это обращение очень похоже на программу реабилитации боевиков в Дагестане.Говорит политолог из Дагестана Гаджимурат Камалов: «Это не какая то идеология, противостоящая идеологии экстремизма. Людям просто позволяют воспользоваться уголовно – процессуальным кодексом. Вот сдавайтесь по УПК, мы сейчас уже не будем применять пыток. А кто не сдался – мы будем мочить. Они демонстрируют одновременно и «мочение» по верхушкам и игру в лояльность с населением»
Т.е. речь может идти о явке с повинной и т.н. сделке с правосудием, когда боевик, может получать срок меньше минимума. По факту, скорее всего, все будет зависеть от его готовности сотрудничать со следствием. Политолог Руслан Курбанов считает, что послабления наказания слишком мало, для того, чтобы заставить боевиков сложить оружие и покончить с притоком молодежи в лес:
«Молодежь хочет полного переформатирования социальной, культурной и политической жизни, но в рамках сегодняшней политической системы это невозможно. Нужно предоставить молодежи новые каналы реализации собственных амбиций и собственной энергии, для того, чтобы она не искала выхода своим амбициям в лесу. Но для этого нужно бороться с коррупцией, нужно создавать новые площадки для реализации молодежи. Для этого нужно на корню уничтожать коррупционные механизмы в ВУЗах, чтобы молодые люди могли получить достойное образование. Ничего этого мы не видим, а видим лишь какие то шаманские танцы вокруг ключевых терминов: адаптация боевиков, амнистия, создание спецподразделений».
Кстати, и глава Кабардино-Балкарии тоже заявил, что терроризм - порождение ошибок в идеологии или ее отсутствие. Проблему, по его словам, не решить только силовыми методами. Но это уже совсем другое – идеология смирения перед государством и идеология государства свободных людей – не одно и тоже.

Андрей Бабицкий: В четверг 12 мая во Владикавказе представители силовых структур Северной Осетии, общественные и молодежные организации республики провели круглый стол «Молодое поколение, коррупция и антикоррупционное сознание». Силовики рассказывали об успехах, молодежь о коррупции, которая претендует на то, чтобы стать легитимной и привычной частью социального существования человека. Рассказывает Жанна Тарханова.

Жанна Тарханова: Начальник отдела по надзору по противодействию коррупции североосетинской прокуратуры Аслан Кайтуков рассказал об особенностях работы своей команды, которая осуществляет надзор за всеми правоохранительными органами республики. Он утверждает, что коррупцию можно искоренить, взяв под более жесткий контроль коррупционные ведомства. При этом опираться следует на федеральный Закон о противодействии коррупции. По данным Кайтукова, раскрываемость коррупционных преступлений в Северной Осетии растет. Как и следовало ожидать, наиболее подверженные коррупции категории – это чиновники и сотрудники силовых структур.

Аслан Кайтуков: За прошлый год оправдательных приговоров в отношении коррупционеров не было. Все дела, направленные нами в суд, рассмотрены, подсудимые - наказаны».

Жанна Тарханова: Аслан Кайтуков считает, что российскому обществу навязан стереотип, что именно на Северном Кавказе процветает клановость, создающая особо благоприятные условия для коррупции. На самом деле, убежден начальник отдела прокуратуры, этот регион ничем не отличается от других в России:
«Аналогичные преступления совершаются и в других субъектах страны. Коррупция везде одинакова.

- Удавалось вам выявить факты сращивания органов власти с какими-нибудь преступными группировками?

Аслан Кайтуков: Пока такие преступления не выявлены. Оперативные разработки проводятся. Думаю, мы будем выявлять и привлекать к уголовной ответственности таких преступников тоже».

Жанна Тарханова: Особенно шокирующим оказался взгляд на проблему коррупции представителей молодого поколения. Молодые люди уже не представляют свою жизнь без коррупции. Коррупция берет их в тесные путы, начиная с детского сада. На ней держится школа и главным образом система высшего образования. Как рассказал один из молодых участников заседания, почти все его знакомые студенты вынуждены давать взятки преподавателям, чтобы сдать экзамены в вузы. После окончания учебы молодежь вновь сталкивается с коррупцией, как правило, на первом же рабочем месте.
Выпускник юридического факультета Северо-Осетинского госуниверситета Вадим Джиоев полтора года проработал в МВД республики. Уйдя из милиции, он открыл свою фирму, активно занимается общественной работой.

Вадим Джиоев: Поработав, я понял: либо надо становится волком и кормить себя самого, либо уходить из органов. Бороться с коррупцией надо уже с детского сада. Потому что мышление молодежи формируется по-особому. Мы вкладываем деньги в свое образование, затем мы платим деньги при трудоустройстве. И нам надо их «отбивать».

Жанна Тарханова: Участники заседания говорили и о том, что в сфере борьбы с коррупцией республиканские нормативно-правовые акты зачастую противоречат федеральному законодательству. Это обстоятельство значительно усугубляет проблему.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG