Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

''Проблемы античной демократии'' ужасно актуальны.



Марина Тимашева: Санкт-петербургский университет выпустил, а Илья Смирнов приобрёл книгу ''Проблемы античной демократии''. В аннотации отмечена ''очевидная перекличка этой темы с современностью''. Возразить нечего. Просмотрев главу об античном театре, я обнаруживаю, в сущности, ту же повестку, которую обсуждают сегодня мои коллеги: взять ли им денег у Министерства или у спонсоров, только в древних Афинах эти вопросы честнее формулировали. Не объявляли себя “независимыми”, выпрашивая денег у государства. И еще я узнала, что комедию Аристофана ''Женщины в народном собрании'' рассматривают как ''образец драматического абсурда'' (151). Ничто не ново под Луной. Но вот что смущает: у книги про демократию целых 13 уважаемых авторов, и заявлена она как ''коллективная монография''. Наш рецензент уже высказывался по поводу этого жанра - что в результате получается случайный сборник статей. А как в данном случае?

Илья Смирнов: Лишнее подтверждение того, что нет хороших и плохих жанров, а есть конкретные люди, которые делают своё дело ответственно – или наоборот. ''Проблемы античной демократии'' - именно книга. Чем вообще отличается книга от случайного сборника? Примерно тем же, чем спектакль от балагана. В книге должна быть драматургия, сюжетная линия от экспозиции до финала. И здесь это судьба античной демократии, парадоксальная, и, как подчеркивает редактор монографии, трагическая. ''Причина этого трагического парадокса – превращения демократии в силу последовательного своего воплощения в тиранию – очевидна: ее надо искать в форсированной, за чужой счет, реализации высокого социологического принципа, до которого по существу античность не доросла''. ''Искусственный характер'' античной цивилизации, неразрешимое противоречие ''блестящей идеальной внешности и коренной порочности основания, высоких достижений в области политических и культурных форм и варварской примитивности глубинных общественных устоев'' (106). А ведь демократия – не просто отвлеченное понятие. Это люди, которые в нее верили, сражались за нее и погибали.

Марина Тимашева: И как развивается сюжет?

Илья Смирнов: Сначала архаическая Греция, где происходит ''решительный поворот на античный путь развития, а именно – запрещение кабального рабства соотечественников, ориентация тем самым дальнейшего социально-экономического развития на рабство экзогенное, существующее за счет ввозимых из-за границы покупных рабов –чужеземцев'' (19). Ранняя тирания – ее роль в античности напоминает роль, которые сыграли абсолютные монархии в Новой истории Европы. ''Термином с негативным оттенком слово ''тиран'', скорее всего, стало лишь после свержения тираний, или незадолго до их падения'' (39) И вот кульминация. Афинский раздел: феномен демократии, персонально Перикл, критики олицетворяемого им порядка, и здесь же заинтересовавшая Вас глава Кулишовой Оксаны Викторовны про театр, Автор следующей главы Лариса Гаврииловна Печатнова, нам знакомая по увлекательной книге про спартанских царей-соправителей, и смотрите, как глава называется –''Элементы демократии в политической структуре Спарты''. Дальше кризис и упадок классической модели. И вдруг новые побеги засыхающего дерева: демократические режимы в городах Малой Азии при Александре Македонском и его наследниках. Вышедшие в то же эллинистическое время на авансцену два федеративных государства, союзы Этолийский и Ахейский. Потом римский раздел. С уточнением, что ''Рим не стал демократией, и, вероятно, не мог стать таковой, однако Гракхи были самыми значительными представителями движения, а их реформы – самой значительной значительной попыткой демократизации'' (362). И еще три главы, лично для меня совершенно неожиданные, не буду раскрывать интригу раньше времени, но именно они перебрасывают мостик в ту жизнь, которая придет на смену античности.
Книга рационально издана: никаких лишних полиграфических изысков, зато на месте ссылки и примечания. Нормальный строгий язык, безо всякой ''культурно – антропологической'' зауми, если есть непонятные слова, то они от древних греков, а не от современной Фимочки Собак. И главное - то, чего сегодня остро не хватает авторам научной литературы – ясная мысль.

Марина Тимашева: Ну, этого не хватает и драматургам, и режиссерам. Сначала берусь ставить, а потом начинаю думать, есть ли у меня, что по этому поводу сказать.

Илья Смирнов: Правильно. А здесь концепция именно такого уровня, чтобы вокруг нее выстраивался огромный фактический материал. Строгая логика, что из чего проистекает: ''Экономические и социальные особенности диктовали и соответствующие политические последствия… И в самой высокой сфере, в области идеологии, все это дополнялось целой системой характерных понятий и идей… Во-первых, понятие гражданства, противостоящего, в качестве корпорации свободных людей… всем остальным группам населения, не имеющим счастья принадлежать к коренной этнической общности'' (213) ''Неотъемлемое право всех ГРАЖДАН (выделено – И.С.) на свободу и равенство (перед законом… и для выражения собственного мнения)'' (19) имеет оборотной стороной ''сознание абсолютного превосходства эллинов над варварами''. ''…У Эврипида: … "Прилично властвовать над варварами эллинам''. А в следующем 1У столетии философ Аристотель, отражая воззрения зрелого рабовладельческого общества, уже без обиняков заявит, что ''варвар и раб по природе своей понятия тождественные'' (23)
Эти цитаты из статей Эдуарда Давидовича Фролова, мы уже как-то обсуждали одну из его работ, а в новом издании его роль особая, как у Перикла в демократических Афинах (нет, кроме смеха, ведь здоровое научное сообщество хранит именно эти древние традиции). Профессор Фролов редактор монографии и сам написал больше всего глав, именно обобщающие главы, которые задают общий вектор, стиль и метод (34, 52, 98, 155, 470 и др.) Необычное в наше время качество – стойкость по отношению к идеологической моде, но ценно вдвойне умение организовать работу коллег. ''Проблемы античной демократии'' должны попасть в школьные библиотеки, не для пятиклассников, конечно, но для учителя, который преподает древнюю историю это необходимая книга, поскольку она помогает ПОНЯТЬ античную формацию, а потом это понимание простыми словами можно передать школьникам.

Марина Тимашева: Судя по тиражу - 500 экземпляров - в школы скорее попадет что-нибудь другое, ''модернизированное''. А здесь, что же, на 500 страниц вообще ни одного ''дискурса''?

Илья Смирнов: Дискурса, по-моему, ни одного. В начале одной из глав (кстати, про театр) проползла какая-то ''постмодернистская парадигма'' (165). Но дальше-то всё по существу. Вы задумайтесь, какие перспективы открывают нам древние греки. ''Особенно же ощутимыми тратами для государственной казны стали так называемые ''театральные деньги''. По-видимому, сначала вход на театральные представления был свободным, и зрители должны были приходить рано, чтобы занять удобные места. Затем было решено брать плату за вход, что обеспечивало зрителю определенное место… Наконец, было введено возмещение гражданам расходов на театр, при этом выплаты осуществлялись на основе списков дема'' (182).

Марина Тимашева: Здесь Афины далеко забежали вперед. До такого в России не додумались даже самые ''актуальные'' и ''независимые'' попрошайки.

Илья Смирнов: Ну, им-то сейчас какая корысть? Зачем дополнительно поощрять население к просмотру Островского? Вот если бы удалось радикально перелопатить репертуар, тогда бы и встал вопрос, как загнать на сраматургию народ, кнутом или пряником. Понимаете, афинский театр был "органично включен в систему традиционных государственных мероприятий" (183). Почему "возмещение расходов на театр"? Не потому что Софокл подсуетился в администрации Перикла. А потому что театр - место, где воспитывают сознательных граждан. Избирателей и защитников Отечества. Если нет просветительской и воспитательной миссии, то не может быть и государственной поддержки. Мы же не дотируем за счет налогов стриптиз-холл или пивную.

Марина Тимашева: Зато дотируем любительский стриптиз на сцене государственного театра. Но не будем о грустном. Какие еще мостики с Акрополя перебрасываются в современность?

Илья Смирнов: Вот потрясающая сюжетная линия. Сколько об этом читал, экзамены сдавал, но не задумывался, а ведь точно, цитирую: ''трагедия афинской и вообще античной демократии состояла в том, что она не обладала возможностями подготовить необходимых ей лидеров из собственной, народной среды, что объяснялось, в частности, отсутствием в античности таких характерных для нового времени школ политического воспитания, как профессиональные союзы и массовые политические партии'', ''демократия постоянно пользовалась услугами … аристократических лидеров'', которых сама же и устраняла (101). А на смену ненадежным выходцам из знати приходит ''демагог в обычном смысле слова, спекулировавший на народных настроениях, но не способный направить усилия народа на выполнение… конструктивной политической программы'' (226).
Итак, сверху ''вырождение'' политического лидера, а снизу социальный паразитизм. ''Одной из самых ''больных'' проблем политической жизни греков в 1У в. была проблема государственных доходов… Изыскания средств для выплаты пособий народу. Ведь под давлением гражданской массы, требовавшей от государства материального вспомоществования, или, как тогда говорили, ''кормления'', правительство должно было вводить все новые и все более обременительные для казны раздачи денег… Установление платы за посещение народных собраний… Театральных денег… Трудной задачей было нахождение средств для выплаты жалования воинам-гражданам и особенно наемникам, количество которых… резко возросло'' (251). Хармид рад, что разорился. ''Никто мне больше не грозит, а я уже грожу другим… Тогда я платил налог народу, а теперь город платит мне подать и содержит меня… Теперь я похож на царя'' (246). Отдельная тема ''упадок гражданского ополчения… ввиду невозможности для одних граждан и нежелания других выполнять свой воинский долг'' (253). Богатые родители спасают любимых детишек от ''гоплитчины'', что ж, военное дело лучше доверить профессионалам, знакомая логика, правда? ''В 1У в. практически не было уже ни одного греческого государства, которое не прибегало бы к помощи наемников''. Но. За всякое удобство надо платить. ''Все позднеклассические тираны, - а их явилось в Греции… как грибов после дождя, - начинали свое восхождение… при поддержке наемных отрядов'' (255)

Марина Тимашева: И что дальше? Конец демократии?

Илья Смирнов: Дальше растянувшееся на много поколений сосуществование низовой демократии в самоуправляющихся городах (319), коллегиях, религиозных общинах (455) с очень жесткими политическими режимами, вплоть до откровенно террористических. Вот такой феномен постепенного прорастания самодержавия сквозь права и свободы, обволакивания античности бюрократией. То есть, у вас есть народное собрание, и у него очень много прав, вплоть до чеканки собственной монеты (316), но если, не дай Зевс, вы воспользуетесь своими правами неправильно, к вам могут быть приняты меры, экономические и политические, вплоть до полной ликвидации (330 – 331). Или, как изящно выразился Антиох 111, ''мы написали нашим должностным лицам, чтобы города тоже приняли соответствующее решение'' (337).
Он формулировал политкорректно, как и подобает правителю страны с богатыми демократическими традициями.
А ''ко 11-111 вв. само слово ''демократия'' утратило первоначальное значение. Оно оказалось размыто и девальвировано в такой степени, что могло обозначать практически что угодно – и саму демократию, и олигархию, и монархию, и даже мировой порядок'' (480).

Марина Тимашева: Илья Смирнов рецензировал книгу ''Проблемы античной демократии'' и обнаружил в этой теме переклички с современностью.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG