Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Тени Второй мировой не оставляют нас в покое. На прошлой неделе земельный суд Мюнхена приговорил бывшего охранника лагеря смерти Собибор Ивана Демьянюка к пяти годам лишения свободы. А в Великобритании отметили 70-ю годовщину сенсационного перелета Рудольфа Гесса через линию фронта в стан врага, где он надеялся вступить в мирные переговоры.

Вместо стола переговоров Гесс угодил за решетку и получил пожизненное заключение в Нюрнберге. В своем последнем слове, которое продолжалось около 20 минут, он напомнил суду о московских процессах 1936-1938 годов и заявил, что ни о чем не жалеет. Во время оглашения приговора он демонстративно не надел наушники, не желая слушать перевод.

Иван Демьянюк весь процесс промолчал. Он не давал показаний суду и отказался от последнего слова. Приговор, который ему, как и все остальное, переводили на украинский язык, выслушал с каменным лицом, ничем не выдав своих эмоций.

Гесс стал первым из главных нацистских военных преступников, оказавшихся в руках союзников. Впрочем, союзников тогда у британцев не было – они воевали с Гитлером в одиночку, и положение их было отчаянным. Молодой уроженец села Дубовые Махаринцы Винницкой области Ваня Демьянюк в то время уже был призван на службу в артиллерийские войска, но Москва и Берлин тогда дружили, и ему, наверно, и в кошмарном сне не виделась его судьба: бой за Керчь, плен, эсэсовская школа «Травники», дизельный мотор от танка, который он обслуживал и выхлопы из которого поступали по трубам в газовую камеру, и наконец, возмездие, настигшее его в самом конце жизни.

В момент полета «миротворца» Гесса Демьянюк был ничтожно малой величиной, но на весах истории они сравнялись, и о деле Демьянюка говорят, что это последний суд над нацистским преступником – остальные уже вымерли.

В деле Демьянюка осталась недоговоренность, потому что обвиняемый так и не раскрыл рта. Дело Гесса покрыто густым мраком тайны. По случаю юбилея в британской прессе появились интервью историков, утверждающих, что они раскрыли тайну или что никакой тайны не было. Но досье, связанное с полетом Гесса, остается секретным до 2017 года, а в опубликованных материалах слишком много противоречий.

Вряд ли можно признать состоятельной версию Гитлера – о внезапном умопомрачении его преданного друга и верного соратника. Его обследовали в Нюрнберге, где он симулировал амнезию, и никакого серьезного психического заболевания не обнаружили. Теория о том, что Гесса заманила в ловушку британская разведка, всем хороша, кроме одного: она ничем не подтверждена. Остается третий вариант: Гесса на Британские острова направил с мирным планом Гитлер, но «партия войны» во главе с Черчиллем, скрыла предложения Берлина от «партии мира».

Комбинацию двух последних версий сочинил американский журналист и телепродюсер Том Липскомб, чью пьесу «Последний человек в Шпандау» репетируют сейчас на Бродвее. Главную роль исполнит оскароносец Мюррей Абрахам. Помнится, встречал я на военных форумах объявление Липскомба, что он разыскивает бывших охранников Шпандау.

Ах, да: есть еще одна увлекательная теория - будто бы в Англии настоящего Гесса убили по приказу Черчилля, а в Нюрнберг привезли двойника. Этим, дескать, и объясняется потеря памяти. В эту теорию верил будущий директор ЦРУ Аллен Даллес, большой любитель конспирологии и бездарный шпион.

Вторая тайна Гесса – обстоятельства его смерти. По официальному заключению, он покончил самоубийством в тюрьме Шпандау в августе 1987 года. Семья Гесса считает его смерть результатом убийства. Вскоре после смерти Гесса я вступил в переписку с его адвокатом на Нюрнбергском процессе д-ром Альфредом Зайдлем, а тот связал меня с его сыном Вольфом Рюдигером. Гесс-младший утверждал, что у отца не было причины убивать себя: Маргарет Тэтчер к тому моменту уже уговорила Михаила Горбачева освободить единственного узника Шпандау по соображениям гуманности (США и Франция были согласны), и Гесс знал об этом. Ясное дело – его убили британские спецслужбы, дабы не всплыла правда о полете 1941 года.

По здравом размышлении (разговаривал я и с бывшим охранником Шпандау) я пришел к выводу, что Вольф Рюдигер Гесс и д-р Зайдль, всего вероятнее, стали жертвами советской дезинформации. Именно советской разведке было выгодно посеять подозрительность между Горбачевым и западными лидерами и, если удастся, обратить перестройку вспять. Я тогда ничего не стал публиковать на эту тему и не жалею об этом сегодня.

В последние годы Гесс влачил жалкое существование. Он превратился в развалину, неспособную без посторонней помощи завязать шнурки на ботинках. Демьянюк так плох, что суд изменил ему меру пресечения до вступления приговора в законную силу – отправил в дом инвалидов. По этому поводу некоторые опять терзаются высокоморальными сомнениями: а стоит ли судить немощных стариков? Негуманно, немилосердно, невеликодушно... Вспоминают Пиночета, партизана Кононова, Хонеккера... Мол, не легче нам от такого запоздалого правосудия. Почему бы не присудить Демьянюку символический срок? Все равно скоро в ящик сыграет.

Потому, что это предательство по отношению к жертвам и насмешка над законом, в котором для всякого преступления предусмотрена своя санкция. Гуманистам рекомендую почитать, что такое лагерь Собибор, где протекала трудовая деятельность Демьянюка. Не надо путать справедливость с милосердием. Так вот пусть сначала свершится правосудие, а потом больного старика, если уж больше совсем некого пожалеть на этом свете, можно и помиловать.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG