Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Удастся ли "продать" миллиардера Прохорова российским избирателям? Отцепится ли ФСБ от миллиардера Лебедева, если тот вступит в путинский Народный фронт?


Михаил Прохоров

Михаил Прохоров

Елена Рыковцева: Миллиардер Михаил Прохоров собирается возглавить партию «Правое дело», а миллиардер Александр Лебедев записывается в путинский Народный фронт. Зачем это им самим? Зачем это Кремлю? Зачем это избирателям?
У нас в гостях - заместитель главного редактора газеты «Известия» Андрей Реут, редактор отдела расследований газеты «Ведомости» Ирина Резник. И с нами должен был быть на связи из Лондона генеральный директор британской коммерческо-финансовой инвестиционной компании Вячеслав Колодяжный, но он с утра улетел в Монако. Но как порядочный человек он оставил свое письменное мнение по поводу того, кому все это нужно, я это мнение зачитаю и мы его обсудим.
Удастся ли «продать» Михаила Прохорова русским избирателям? Есть слово попроще – «впарить», но мы будем использовать вежливое «продать». То есть смогут ли проголосовать за него люди, несмотря на все это наследство в виде Куршевеля, которое за ним тянется? Даже если судить по стихотворению Дмитрия Быкова в исполнении Михаила Ефремова в рамках известного проекта «Гражданин поэт», то все это пока висит на нем. Для тех, кто не слышал - фрагмент этой переделки, где дядя Степа теперь олигарх.

«Все любили дядю Степу, за красу его и стать,
Целовали только в попу – выше было не достать.

Спорить было с ним накладно: прибрала его рука:
«Полюс золото» и «Квадро», «Ренессанс» и РБК.
И еще у Степы были «Оптоган» и ё-мобили.
А еще, дразня бесстыжих и завистливых людей,
Никогда на горных лыжах он не ездил без б...

Он гремел на всю Европу – Амстердам, Париж и Канн.
Но внезапно вызвал Степу самый главный великан.
Он сказал: «Послушай, Степа! Воплоти мечтанья в явь!
Предлагаю не для стеба – «Дело правое» возглавь.
Без скандалов, без протеста, без особенных страстей –
И займи второе место после партии... властей!».

- Есть! – воскликнул дядя Степа, не боясь великих дел,
И поднялся из окопа, где до этого сидел.
И пошли за ним наглядно, как знамена, проносясь,
«Полюс золото» и «Квадро», РБК и «Ренессанс»,
Поднимая тучи пыли, Ё-летели ё-мобили,
И, утратить опасаясь свой законный миллион,
Следом шел отряд красавиц – Весь Почетный Легион!

Все без шума и без пыли, за достойное лаве,
В эту партию вступили с дядей Степой во главе.
И она легко и честно, без особенных идей,
Заняла второе место по количеству б...».

Елена Рыковцева: Ира, как долго будут тянутся за ним все эти куршевельские истории? Когда спрашиваешь, что такое Прохоров, люди вспоминают Куршевель. До каких пор?

Ирина Резник: Действительно, Куршевель и репутация Михаила Прохорова – это то, чего он всю жизнь упорно добивался. Он говорил: «Я – свободный человек, я заработал деньги. Я хочу быть таким, какой я есть». И не то чтобы он этим бравировал, но, так или иначе, это была его некая жизненная позиция. Конечно, это такой момент, который может помешать ему в том, чтобы хорошо избраться и занять второе место, как он хотел бы, но мне кажется, больше ему может помешать другая репутация – что он «кремлевский кандидат», которому предложили возглавить «Правое дело».

Елена Рыковцева: А это еще хуже, чем Куршевель.

Ирина Резник: Да, это намного хуже. И я думаю, что именно это может ему помешать. А положительный момент заключается в том, что он выглядит человеком, которого невозможно коррумпировать, единственное – можно отобрать его бизнес.

Елена Рыковцева: Купить его нельзя, это точно.

Ирина Резник: И этим он выгодно отличается от большей массы чиновников и политиков. Но если посмотреть на наши правые силы, у них тоже репутация далеко не самая замечательная. И есть очень много людей, которые считают себя либералами, которые симпатизируют правым идеям, но при этом говорят: «Мы голосовать за «Правое дело» не будем». Ну, может быть, худшее из двух зол попробовать.

Елена Рыковцева: Андрей, как долго за Прохоровым будет тянуться куршевельский шлейф? Как вы считаете, он его когда-нибудь от себя отсечет или это пожизненная история?

Андрей Реут: Я думаю, что он уже отсек. Судя по мониторингу тех новостей и тех слов аналитиков, которые звучат, по-моему, этого «хвоста» уже сильно нет. Ну, если уж сильно захочется ему наступить на этот «хвост»...

Елена Рыковцева: Так искусственная стрижка тут произошла ведь.

Андрей Реут: У меня совсем другой взгляд на эти вещи. Я считаю, что это ему на пользу, потому что прилизанные, причесанные, занудные политики, которые у нас в большом количестве развелись в последние годы, уже никому не нужны.
Мои знакомые ребята занимались в свое время предвыборной кампанией Януковича на Украине, и они мне рассказывали, что за годы разгула демократии там появилось поколение очень гладких, ярких, красивых, правильно разговаривающих, замечательных людей, политиков, которых уже столько, что они всем надоели. Поэтому они Януковича учили: «Ты плохо говори, не надо этого ничего».

Елена Рыковцева: И ему это удается.

Андрей Реут: И он прекрасно победил ровно потому, что народу все надоело.
Что касается Прохорова, то он же поддерживает такой хулиганский имидж. И мне кажется, что Куршевель здесь не во вред даже.

Елена Рыковцева: Когда провалилась первая избирательная кампания Януковича, ему очень во вред пошло его уголовное прошлое. Потом о нем забыли...

Ирина Резник: Это разные вещи.

Елена Рыковцева: Конечно, разные. Но что-то из «непричесанности» во вред все-таки идет. Уголовное прошлое идет. А женщины, которые проходят красной нитью даже по стихотворению Дмитрия Быкова, - посмотрим, как на это люди будут реагировать.

Андрей Реут: У нас не Италия, конечно, где это действует на людей положительным образом. У нас все-таки много пуританских...

Елена Рыковцева: Теперь уже даже во Франции это действует не самым лучшим образом. Избиратели отказываются голосовать за кандидата, который погорел на «американском скандале».

Андрей Реут: А я уверен, что они на словах, в опросах отказываются, но на самом деле голосуют.

Ирина Резник: Но он-то погорел на этой теме, когда был чиновником. А Михаил Прохоров занимался этим, когда он не был чиновником.

Елена Рыковцева: То есть имел право. Это было его «правое дело» - заниматься тем, чем он хотел.

Андрей Реут: Я считаю, что это имиджевый момент. Мы в свое время пытались найти девушку какую-нибудь, которая была бы рядом с ним. Но это не удалось. А ведь достаточно большие силы были потрачены на это. Не секрет, что существовало целое модельное агентство, которое поставляло девушек в деревню Лужки, где проживали эти ребята. И девушки там просто тусовались. И кого бы мы ни спрашивали, говорили: «Сидела у бассейна, болтала ногами, гуляла, получила деньги и уехала».

Елена Рыковцева: То есть – антураж, декорация. А какие ребята тусовались в Лужках?

Андрей Реут: Это такой населенный пункт, в котором жили партнеры по бизнесу, Михаил Прохоров и еще один партнер.

Елена Рыковцева: Одним словом, ничего плохого с девушками там не случилось.
И нам уже пишут: «Для того чтобы избрали Прохорова, ему нужно обязательно подкупить избирателей».
По поводу подкупить. Прочитаю сейчас фрагмент из газеты «Аргументы недели» по поводу избрания Прохорова, кто и чего ждет от этого избрания. Мы считаем, что он избран, конечно, он будет избран председателем этой партии. Итак, чего ждет «Правое дело». «Правое дело» искренне ждет, что Прохоров приведет ее, «неопытную девушку», которая еще ни разу не была в парламенте, на увлекательную тусовку большой политики. Прохоров, в свою очередь, ждет, когда, наконец, отстанет приклеившийся к нему ярлык «куршевельского плейбоя». Для этого он и предпринимает значительные усилия: финансирует некоторые кремлевские «озерные» проекты (имеется в виду Селигер, лагерь «Наших», который он профинансировал – Е.Р.), строит «ё-мобили» и так далее. Кремль же помогает Прохорову избавиться от излишков финансовых средств, которые тот сконцентрировал в последнее время». По мнению «Аргументов недели», успешно получается у Кремля освобождать его от денег. «В общем, все довольны и счастливы». И по поводу подкупа избирателей: «Не зря же поползли слухи, что, возглавив «праводельцев», Прохоров сразу же начнет раздавать деньги и «ё-мобили». Приученная к бесплатным пряникам на избирательных участках публика уже начинает выделять слюну и демонстрировать свои ожидания с помощью хвоста».
Ирина, подкупит ли избирателей вероятность того, что этот богатый человек их облагодетельствует? А вдруг и правда подарит «Ё-мобиль?»

Ирина Резник: Всегда существует часть избирателей, которые покупаются очень легко. Они всегда были, есть и будут.

Андрей Реут: А мне кажется, денег не хватит у Прохорова купить...

Елена Рыковцева: Нет, он и не собирается. Мы же говорим о вере. Верят ли они, что он их начнет покупать?

Андрей Реут: Да, он мастер PR-акций. Более того, у меня есть ощущение, что этот «ё-мобиль» - это не более чем PR-акция, несмотря на то, что к ней подключились первые лица государства. Мы технологически анализировали всю эту историю и пришли к выводу, что это «самоделка», которая не будет дешевой, и «Toyota Prius», уже доказав свое превосходство в этом секторе, не пользуется у нас никакой популярностью, потому что она дорогая и не очень удобна на наших дорогах. А эта машина будет не намного дешевле. Из пластика, из каких-то непонятных запчастей. И ее физически нет до сих пор, хотя десятки тысяч заявок уже собраны. Все это тоже похоже на хороший PR-проект. И Прохорову явно это нравится. Ему нравится политика, это чувствуется. Я думаю, что в данном случае сошлись мнения и пожелания двух сторон.

Елена Рыковцева: То есть вы считаете, что легко его удалось уговорить в эту политическую авантюру ввязаться?

Андрей Реут: Нет, он, конечно, как приличная девушка, поломался предварительно. Но что касается его амбиций, его желания быть на слуху и добиться чего-то – безусловно. У бизнесменов вообще есть такой имидж, который остался еще с дореволюционных времен. Вы помните, что на 300-летие дома Романовых пригласили гильдии цветочников, пекарей, но предпринимателей и банкиров не пригласили. Дворников пригласили. Стыдно у нас быть предпринимателем. Сейчас это немножко меняется, но по-прежнему стыдно. А крутым хочется быть. А сейчас стать типа крутым политиком. Наверное, на него это тоже действует.

Елена Рыковцева: По крайней мере, государственный пиар брошен немереный на Михаила Прохорова. Недавно я вынуждена была слушать часовую программу по серьезной радиостанции «Вести FM» про «ё-мобиль». Час разговаривал директор завода, который будет его строить, с журналистом! Я знаю теперь все про эту машину. И не говорю о том, что он «прошелся» по всем центральным ТВ каналам.
Ирина, почему именно на нем остановился Кремль?

Ирина Резник: Потому что он, в отличие от других людей, себя дискредитировал (если можно это считать дискредитацией) только в смысле Куршевеля. Не было уголовных дел, по крайней мере, о них никто не знает, не было крупных взяток, он не был политиком, который что-то завалил. Он абсолютно чистый. При этом - симпатичный, молодой, заработавший деньги, менеджер хороший.

Елена Рыковцева: Как Собянин.

Ирина Резник: Ну, Собянин, я бы сказала, не настолько чист.

Елена Рыковцева: Но ничего за ним нет. Вы знаете хоть одну историю, которая тянется за Собяниным?

Ирина Резник: С бизнесом окружающих его людей есть истории. То есть чиновник всегда в этом смысле более опасен как кандидат.

Елена Рыковцева: Уязвим. А предприниматель – нет? По крайней мере, такой предприниматель, как Прохоров.

Ирина Резник: Конечно.

Андрей Реут: Я думаю, что Прохоров чисто внешне нравится девушкам.

Елена Рыковцева: Путину и Медведеву? Мы сейчас Кремль обсуждаем.

Андрей Реут: Путин и Медведев – это прагматики, они знают, что нужно людям для того, чтобы добиться каких-то определенных целей. Они очень умные люди.

Елена Рыковцева: Вот вы несерьезные у меня аналитики. Дмитрий Камышев из журнала «КоммерсантЪ – Власть» сделал расклад гораздо более глобальный по Путину и Медведеву. Он сказал, что Медведеву он нужен потому, что все-таки какая-то партия требуется Медведеву, и почему бы не быть этой партией почищенному Прохоровым «Правому делу», почему бы им не стать «медведевской партией». А Путин, поскольку он возглавляет «Единую Россию» и Объединенный фронт, был бы не прочь получить «мальчиков для битья» в избирательную кампанию, на которых можно перевести все стрелки: вот они виноваты, все эти олигархи.

Ирина Резник: Я не согласна с такой версией.

Андрей Реут: У нас хватает «мальчиков для битья», с этим у нас никогда проблем не было. Хороших мальчиков у нас мало было - нормальных, умных, которые при этом были бы еще достаточно вменяемыми и контролируемыми.

Елена Рыковцева: То есть вся партия будет избиваться, изничтожаться, и будем главным врагом на фоне разных его предложений, например, увеличить пенсионный возраст, удлинить рабочую неделю...

Андрей Реут: Сейчас партия промышленников обновленная увеличивает свое лоббистское влияние. И все говорят о том, что нам нужна уже не модернизация, а индустриализация, что у нас прежде, чем строить постиндустриальное общество, надо сначала индустрию какую-нибудь создать, которой у нас нет на данный момент. А потому надо строить заводы, защищать предпринимателей, бизнесменов. И эта мысль достаточно популярна, в том числе, и в массах. Потому что многие люди понимают, что экономика не работает, экономика парализована из-за того, что мы на нефть «подсели», и что-то надо делать. Поэтому даже мысль о том, что нужно увеличение рабочего дня и облегчение увольнения, может быть не такой крамольной в такой ситуации.

Ирина Резник: И очень удобно для Кремля иметь а-ля оппозиционную партию, которую ты можешь контролировать. Не важно, будет Прохоров «могильщиком» «Правого дела» или не будет, но иметь такую оппозицию – почему бы и нет?

Елена Рыковцева: Почему это нужно Владиславу Суркову? – это третий субъект у Камышева, про которого он расписывает, зачем ему это нужно. Именно потому, о чем вы говорите – что эта оппозиция под контролем.

Ирина Резник: Были разговоры (которые ничем, конечно, не подтверждены) о том, что даже знаменитый блогер Алексей Навальный – это тоже некий проект Кремля. Удобно, да? Если ты можешь это дело каким-то образом контролировать, почему бы и нет?

Андрей Реут: И ведь насколько изменился расклад, даже по сравнению с прошлыми выборами. Тогда была только «Единая Россия» и все остальные, и все говорили, что у нас нет ни демократии, ничего. А сейчас уже куча каких-то субъектов, уже пошла движуха. Но если начинаешь вглядываться в эти субъекты, то ты понимаешь, что лица те же самые, по крайней мере, которые за ними стоят. То есть гораздо интереснее, гораздо веселее и гораздо все круче происходит, но по сути то ничего не изменилось.

Елена Рыковцева: Я хочу прочитать вам мнение Вячеслава Колодяжного, финансового аналитика из Лондона, который оставил свой письменный отзыв короткий и жесткий на всю эту ситуацию с Прохоровым, как это он видит из Лондона. Он считает так: «Проект «Прохоров» преследует сразу три цели. 1. Создать «дымовую завесу на Западе (а не в России, как это принято считать) о «серьезности» политической борьбы Дела Правых «Кастратов», которые, разглагольствуя о реформах с начала 90-х, продали узкому кругу внутреннего «ельцинского» двора прибыльные сырьевые госпредприятия и так далее. 2. Показать «демократичность» политической борьбы и, по возможности, улучшить инвестиционную привлекательность для таких же корыстолюбивых западноевропейских финансовых фондов. А в случае провала (прохоровской партии – Е.Р.) показать западным политикам, что их ставка на традиционных продолжателей ельцинско-чубаевского дела бесперспективна». Он считает, что проект «Лебедев» - это оборотная сторона проекта «Прохоров», что он изначально был и остается соратником влиятельного путинского клуба соратников. Имена и одного и второго, как он считает, стали нарицательными при описании лицемерия, глубокого личного эгоизма и цинизма». Очень жестко относится британский финансовый аналитик к этим двум персонажам.

Андрей Реут: Почему жестко? Он по сути-то верно сказал. Главная проблема заключается в том, что это беспроигрышный проект. Каждый, кто учил когда-нибудь маркетинг, знает, что любой стиральный порошок, даже самый поганый, если на нем написано, что он новый, то его люди купят. То же самое и в политике. У нас огромный дефицит нормальных, вменяемых, новых, свежих политиков. И определенная плеяда, включающая Прохорова, Федорова, который у нас неожиданно появился, бывшего чувашского губернатора, очень хорошего хозяйственника, еще какие-то люди... Хлопонин у нас пока не выстрелил, но, может быть, еще выстрелит. Все эти люди, так или иначе, возникают, они стимулируются, поддерживаются. Потому что они, во-первых, «свои», а во-вторых, достаточно новые и достаточно интересные, чтобы люди могли с интересом на них посмотреть.

Елена Рыковцева: Мне, конечно, горько смотреть на историю с Федоровым. Я вспоминаю Егора Владимировича Яковлева, как он любил Федорова за то, что тот был последним оппонентом Путина во власти. И куда все девается?.. Грустно все это. Мы еще поговорим об Александре Лебедеве, который ухитрился за два дня до того, как огласить свое желание вступить в путинский Народный фронт, выпустить в Интернет ролик по поводу того, как ФСБ «крышует» бизнес - имя Путина там красной нитью проходит.
Лена пишет: «Понятно, почему Лебедев вступил в Народный фронт – его уже начали потрошить власти. А Прохоров все еще целенький, и он сам будет свои денежки отдавать на подкуп избирателей. А если избирателей окажется мало, то ему их нарисуют. Все дело в деньгах».
Итак, переходим к Александру Лебедеву. У человека были огромные неприятности. Очень долго мучили, терзали его Национальный резервный банк. Он публиковал большие статьи на эту тему в «Новой газете» о том, как пытаются уничтожить его бизнес. И наконец, он снимает ролик, 14-минутый фильм и вывешивает его в Интернет, где открытым текстом говорит о том, кто занимается этим, что это сотрудники ФСБ, и они даже ссылаются на Путина, который дал заказ приструнить Лебедева, поскольку обижен на него, в частности, за какие-то газетные публикации. И все эти вещи, вроде бы, несовместимы с последующим вступлением в тот фронт, которым руководит человек, именем которого прикрываются захватчики. Или все, наоборот, слишком логично?

Ирина Резник: Мне кажется, что это абсолютно логично. Человек выступил, «наехал», сказал, что ФСБ «крышует» банки, а лично по отношению к нему осуществляют рейдерский захват люди, которым это говорил премьер-министр. После этого он спешно снимает ролик и вступает в Народный фронт. Совершенно очевидно, что ему сказали, чтобы он это сделал.

Андрей Реут: Он тоже исполняет ту роль, которая ему была отведена.

Ирина Резник: С самого начала, наверное, никакой роли не было, иначе он бы не стал этот фильм распространять в Интернете, потому что там все как-то уж совсем все жестоко. Хотя я думаю, что так оно и есть. Когда мы писали про банки Матвея Урина, совершенно было понятно, что «крыша» у всех этих «отмывочных» банков – это силовые структуры. И Лебедев доступным языком обо всем этом рассказывает. И такой ролик, я думаю, был неприятен, мягко говоря, очень многим высокопоставленным чиновникам.

Елена Рыковцева: И решили с ним договориться: «Мы не будем на тебя больше «наезжать», а ты вступай в Народный фронт»? В чем смысл сделки с ним?

Ирина Резник: И зачем с ним договариваться, когда у нас, при желании, любого человека можно отправить в Лондон или в СИЗО. Может быть, решили, что будет полезно, если такой человек сделает финт ушами...

Елена Рыковцева: А вам не кажется, коллеги, что он сам попросился к ним, без приглашения?

Ирина Резник: Инициировав нарочно такой резкий ролик? Он же очень сильно рисковал, его могли отправить очень далеко после этого.

Елена Рыковцева: Может быть, он не хотел уезжать из страны, поэтому, сняв такой ролик, для страховки попросился в Народный фронт?

Андрей Реут: А мне кажется, что он искренний человек. У нас почему-то многие считают, что все, что происходит в стране, - это четко срежиссировано одним пауком, который сидит в центре.

Елена Рыковцева: Так я и спрашиваю, не сам ли он проявил инициативу?

Андрей Реут: Все сценарии меняются по ходу игры. Люди, так или иначе, что-то придумывают, что-то предлагают, как-то дергаются. А дальше уже паутина плетется вокруг них зачастую. И в данном случае, мне кажется, это как раз тот самый случай. То есть не тот паук, который сидит в центре, а тот паук, который челночной дипломатией занимается. А занимается тем, что дает людям возможность играть в большом спектакле. Почему вы уверены, что у ФСБ все схвачено, все поделено, и никто не собирается их чистить? Может быть, их тоже собираются чистить. И МВД собираются чистить. И вообще вся эта история с двумя лидерами и их противостоянием многими воспринимается исключительно как хорошо срежиссированный спектакль для того, чтобы устроить некую чистку рядов и освежение в этих рядах, которые сейчас очень сильно застоялись и стали неэффективными.

Елена Рыковцева: Но ведь у ролика оптимистичный конец?

Ирина Резник: Конец там очень странный. В какой-то момент в ролике он говорит: «Наконец-то, силовики все-таки разобрались, в чем дело, и они от нас отвязались, стали «Российский капитал», «отмывочный» банк, чистить». А потом закончил еще и финансовой, лизинговой компанией, которая на государственные деньги купила верфи. То есть не все так плохо и не все так хорошо.

Елена Рыковцева: Смазанная концовка, что называется.
Итак, как выглядит в прессе вступление Лебедева в Народный фронт. «Комсомольская правда» написала: «Миллиардер Александр Лебедев ведет свое движение «Наша столица» в Общероссийский народный фронт, созданный по инициативе Владимира Путина. В свое время лебедевская «Столица» боролась с Юрием Лужковым, столичной коррупцией, разрушением памятников и точечной застройкой. «Сегодня мы готовы не только к сотрудничеству с руководством Москвы, но и к поддержке создаваемого по инициативе Владимира Путина Народного фронта, - заявил Лебедев. - Движение располагает большим опытом антикоррупционных расследований (как будто бы этот опыт нужен Владимиру Путину – Е.Р.) не только в отношении бывшего мэра и его жены, но и фактов коррупции и хищений на федеральном уровне». Мне кажется, что Лебедев перепутал, ему нужно было к Медведеву с этим, потому что считается, что все-таки главный борец с коррупцией – это Медведев.
И я перейду к заметке в «Новой газете». Это совершенно замечательная заметка!

Андрей Реут: Как и все заметки в «Новой газете».

Елена Рыковцева: «Редакцию «Новой» завалили вопросами о заявлении акционера газеты Александра Лебедева по поводу его вступления в Народный фронт. Отвечаем: 1. В так называемый «Общероссийский народный фронт» собирается вступать не лично Александр Лебедев, а общественная организация «Наша столица», возглавляемая Лебедевым и ведущая антикоррупционные расследования, что и является главной темой для Александра Евгеньевича. 2. К «Новой газете» и ее редакционной политике все это вообще не имеет никакого отношения: газета никогда не вступала и не собирается вступать в подобного рода организации». И приписочка: «Из «Твиттера» Александра Лебедева: «Ушел на фронт. Пишите мне сразу в плен».

Ирина Резник: Остроумно.

Андрей Реут: То есть они выкрутились.

Елена Рыковцева: Молодцы! Александр Лебедев заявляет: я ухожу из бизнеса, я ухожу с этой поляны в политику…

Ирина Резник: А Прохоров просто сказал, что у него прекрасные менеджеры, которые подхватят и будут продолжать развивать его бизнес. И у Лебедева, я думаю, такая же история. Человек из своего детища совсем уйдет – это же невозможно.

Елена Рыковцева: То, что он вступает в Народный фронт, - застрахует его бизнес от неприятностей?

Ирина Резник: Разумеется, это очень хорошая страховка.

Андрей Реут: У него вообще никогда, по большому счету, проблем с бизнесом не было. Он у нас – штатная оппозиция, мне кажется. Серьезных проблем не было.

Елена Рыковцева: Как это – несерьезно? Его из страны выдавливали, уголовное дело...

Андрей Реут: Его выдавливали, выдавливали, да не выдавили.

Елена Рыковцева: Не успели, потому что он записался в Народный фронт. А если бы не записался...

Андрей Реут: В Народный фронт принимают же оттуда, откуда и выдавливают.

Елена Рыковцева: Кстати, его еще туда никто не принял. Мы с вами записали на 100% Михаила Прохорова лидером партии «Правое дело», но Александр Лебедев пока на 100% не принят в Народный фронт, там, может, еще голосование какое-то проведут другие «фронтовики».

Андрей Реут: Приглашение в Народный фронт поступает непосредственно из аппарата правительства.

Елена Рыковцева: То есть вы считаете, что если он заявляет о том, что он туда идет, значит, он получил такое приглашение?

Андрей Реут: Я думаю, что да.

Елена Рыковцева: Пишет нам на сайт наш читатель: «По всей видимости, Путину (точнее «серым кардиналам») не хватает в своем окружении зависимых от него, популярных политиков в предвыборной гонке, а также требуются законные финансовые вливания для победы «Единой России». Все эти конвульсии нынешней власти примитивны и предсказуемы. Не исключено, что Путин привлечет свой «клуб миллиардеров» в полном составе для достижения поставленной им цели - править страной, как минимум, до 2030 года. Не задумываясь, он даст на растерзание партию «Единая Россия» и любого политика, в том числе и Медведева, для своей победы. Россия в 90-ом проскочила знак нормального демократического развития и полным ходом мчится к непредсказуемому финишу. Путин, современный «Иван Сусанин», заведет страну в тупик, но никогда добровольно не расстанется с властью». Итак, прогноз читателя нашего сайта, он подписался «mvmstudio», что Путин - это навсегда.

Андрей Реут: Многие об этом говорят. Хотя я не уверен, что ему этого очень хочется.

Ирина Резник: Я согласна.

Елена Рыковцева: Что не хочется?

Ирина Резник: Да. И я думаю, там другие причины, по которым ему может не хотеться.

Елена Рыковцева: Жалко, что приходится завершать программу «Час прессы» на волнах Радио Свобода.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG