Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бильяна Плавшич признала себя виновной в преступлениях против человечности


Ведет программу Петр Вайль. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Айя Куге, Вероника Остринская и Андрей Шарый.

Петр Вайль: Сегодня в Гааге в международном трибунале по военным преступлениям бывшей Югославии завершились слушания по делу бывшего президента Республики Боснийских сербов Бильяны Плавшич. Накануне Бильяна Плавшич признала себя виновной в преступлениях против человечности. Слово нашему белградскому корреспонденту Айе Куге.

Айя Куге: Прокуратура Гаагского трибунала требует наказать Бильяну Плавшич тюремным заключением сроком от 15-ти до 25-ти лет. Главный прокурор трибунала Дель Понте заявила, что Плавшич, учитывая ее причастность к этническим чисткам и тяжким преступлениям, совершенных в Боснии, заслуживает пожизненное заключение. Однако, как сказал главный прокурор, Плавшич признала свою ответственность и поэтому наказание можно чуть смягчить. Дель Понте считает, что обвиняемая не сотрудничает с прокуратурой, потому что отказывается выступать свидетелем по делу других сербских лидеров. Главный судья Ричард Мэй открыто сказал, что он с такой оценкой не согласен. Адвокат подсудимой в заключительной речи потребовал учесть добровольные признания Плавшич, а наказание соразмерить с ее возрастом. По его словам, более 8-ми лет тюрьмы означает для нее фактически пожизненное заключение, ведь Бильяне Плавшич 72 года. Приговор будет вынесен после праздников в январе. Плавшич до тех пор вернется в Белград и будет оставаться под домашним арестом. Во вторник бывший президент Республики Боснийских сербов Бильяна Плавшич подтвердила в трибунале, что тысячи невинных людей Боснии стали жертвами организованных и систематических действий с целью вытеснения хорватов и мусульман с тех территорий, которые сербы считали своими. "В те времена я убедила себя, что это самооборона", - заявила Плавшич. В очень эмоциональной речи она несколько раз повторила, что была, как и многие сербы, ослеплена воспоминаниями о второй мировой войне. "Из-за навязчивой идеи не стать снов жертвами мы позволили себе стать преступникам", - дрожащим голосом сказала бывший президент Республики Сербской. На ее лице отражалось глубокое покаяние. Бильяна Плавшич заявила, что ответственность за преступления она берет лично на себя и не пытается разделить ее ни с другими сербскими лидерами, ни с сербским народом, который уже заплатил высокую цену за проступки своего руководства. Политическая карьера Бильяны Плавшич была противоречивой, она делится на два в каком-то смысле противоположных периода. В начале войны она выступала с крайне радикальными националистическими заявлениями, уже через год ее соратники из коллективного руководства боснийских сербов, а также Слободан Милошевич в Белграде лишили Плавшич реального влияния на политику. Бывший ученый-биолог, профессор университета была отправлена подальше из военной столицы Сербской республики Боснии в город Баня-Луку заниматься гуманитарными делами. После войны, ставши президентом Республики Сербской, Бильяна Плавшич открыто изменила свою политическую позицию. Она единственная из сербских лидеров и под угрозой жизни сделала все, чтобы осуществить дейтонские мирные соглашения. В Сербии и Республике Боснийских сербов почти нет реакции на добровольное признание вины Бильяной Плавшич, как будто это ее сугубо личное дело. Складывается впечатление, что сербская общественность больше занята тем, как признания и покаяния Плавшич повлияют на судьбу остальных обвиняемых в Гааге, а не осмыслением того факта, что сербские силы совершали преступления в Боснии.

Петр Вайль: Сегодня в Гааге в Международном трибунале по военным преступлениям в бывшей Югославии завершились слушания по делу бывшего президента республики боснийских сербов Бильяны Плавшич. Накануне Бильяна Плавшич признала себя виновной в преступлениях против человечности. Рассказывает Вероника Остринская.

Вероника Остринская: Слушания по делу Бильяны Плавшич газета "Нью-Йорк Таймс" назвала чрезвычайно важными. "Раскаяния Плавшич времен преступлений боснийской войны, - пишет газета, - может послужить примером для других обвиняемых и подозреваемых в совершении военных преступлений. Вторая причина, по которой газета называет процесс над бывшим президентом Республики Боснийских сербов важным, это ее публичное раскаяние перед жертвами преступлений. "У меня было достаточно времени, чтобы изучить предмет обвинения и вместе с адвокатами провести собственное расследование дела и дать ему оценку. Сейчас я пришла к убеждению и принятию того факта, что многие тысячи невинных людей были жертвами организованных систематических усилий вытеснить мусульман и хорватов с территории, которую сербы считали своей. Но если мы хотим сохранить свою индивидуальность и свой характер, - продолжает Плавшич, - мы не должны иметь страха. Я думаю, что теперь судьи должны решить, какое справедливое решение вынести относительно меня, и как справедливо воздать жертвам той войны". Пойдя на сотрудничество с международным трибуналом, Бильяна Плавшич заявила, что сама идея проведения этнических чисток среди несербского населения принадлежала разыскиваемому трибуналом Радовану Караджичу и тогдашнему президенту Сербии Слободану Милошевичу, и что политические лидеры боснийских сербов часто ездили в Белград, чтобы проконсультироваться с Милошевичем, а также получить от него указания и поддержку. Свидетелем на процессе выступила бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт, с которой экс-президент Республики Боснийских сербов неоднократно вела переговоры. Признав причастность Плавшич к совершению поистине чудовищных деяний, Мадлен Олбрайт заявила: "Я считаю ее очень противоречивой личностью, если можно так сказать, поскольку она защищала интересы сербов, как она считала, и одновременно понимала необходимость дейтонского мирного процесса, который действительно поддерживала как могла. Я очень поддерживаю этот процесс, это единственный метод раскрытия этих ужасных преступлений, а также достижения уверенности в том, что преступления эти уже не случатся в будущем". Пресс-секретарь международного трибунала по военным преступлениям в бывшей Югославии Джим Лендол прокомментировал проходящий в Гааге процесс так: "Это на самом деле очень важное событие, наиболее значительная за последние годы работа трибунала. И я думаю, что это хорошо объяснила в своем выступлении доктор Олбрайт, заявив, что роль трибунала - в попытке восстановить и поддерживать мир в бывшей Югославии".

Петр Вайль: Слушания по делу Бильяны Павшич создают важный прецедент в работе Гаагского трибунала: никогда прежде ни один столь высокопоставленный обвиняемый не соглашался сотрудничать со следствием и не признавал своей вины в совершении преступлений. Слово моему коллеге, эксперту по Балканам Андрею Шарому.

Андрей Шарый: Десять лет назад Бильяна Плавшич назвала боснийских мусульман «генетическим дефектом сербского населения». Когда руководство формально еще единой Боснии и Герцеговины отправило ее проверить сведения об этнических чистках, проводимых сербами в восточных районах страны, Плавшич, случайно столкнувшись в городке Бьелина с отрядом одного из самых жестоких полевых командиров Желько Ражнятовича, публично расцеловала его и назвала «настоящим сербским героем». Я помню эти телевизионные кадры: лицо Плавшич светится восхищением и гордостью. Теперь Плавшич говорит другое: «Сербы сделали жертвами бесчисленное количество невинных людей. Мы позволили себе превратиться в палачей. Понимание того, что я несу ответственность за безмерные человеческие страдания, навсегда останется в моей душе». На лице ее – ужас и раскаяние, которые не могут быть притворными.

Почти десятилетний опыт работы Гаагского трибунала не дает оснований предположить, что примеру Плавшич последуют другие обвиняемые. В списке из сотни военных и политиков, к которым проявило интерес следствие, она и впрямь выглядит странно. В этой шеренге есть законченные живодеры и подлецы, есть люди слабые и обманутые, есть убежденные в своей мессианской роли на этой земле (вроде Слободана Милошевича), но очень мало тех, кого постигло, иного слова и не подберешь, раскаяние. Не буду говорить о причинах – могу об этом только догадываться.

Для международного правосудия важно другое: впервые за десятилетие возник прецедент сотрудничества со следствием обвиняемого политика из первой пост-югославской десятки. Накануне этих слушаний в Гааге Бильяна Плавшич заявила, что не намеревается выступать в качестве свидетеля ни по одному другому делу, включая процесс над Милошевичем - даже в том случае, если такие показания могли бы повлиять на ее собственный приговор. Кстати, еще одно подтверждение жизненного выбора женщины, которая не забывает надеть на судебное заседание православный крест: ей не Гаагский трибунал судья, а Бог да собственная совесть. Но и того, что сказала Плавшич по собственному делу, достаточно для существенного подкрепления позиции обвинения на процессе Милошевича и процессах других высокопоставленных политиков – в том числе Караджича и Младича, которых в Гааге пока нет. Официально нынешний этап процесса по делу Плавшич называется не судом, а судебными слушаниями, где перекрестный допрос свидетелей уступил место диалогу прокурора и адвокатов. Решение Плавшич признать свою вину позволило заметно сократить сроки процесса и, конечно же, скажется в сторону смягчения на приговоре, который, вероятно, будет вынесен в первые недели после Нового года.

Чужие ошибки и чужие преступления в политике редко кого учат. Гаагский трибунал для российской политической элиты – скучное дело, не имеющее отношения к московским реальностям. Жаль – в России, напомню, восьмой год идет своя война, героизм которой столь сомнителен, что то и дело граничит с преступлением. Напомню и другое: десять лет назад о святом сербском деле во весь голос кричали и Жириновский, и те, кто еще патриотичнее его, и коммунисты. В поддержку Милошевича выступали и Рогозин, и Селезнев, и еще многие в самом Кремле. Все эти политики, уверен, на трагедию Бильяны Плавшич ни малейшего внимания не обратят. Ни к чему.

XS
SM
MD
LG