Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Шансы на успех очередных президентских выборов в Сербии


Программу ведет Арслан Саидов. Участвуют Андрей Шарый и корреспондент Радио Свобода в Белграде Айя Куге – она беседовала с белградским аналитиком Желько Цвияновичем.

Арслан Саидов: В Сербии в воскресенье должны состояться президентские выборы. Рассказывает наш корреспондент Айя Куге:

Айя Куге: Граждане Сербии не заинтересованы в выборах президента страны. Об этом говорят предвыборные опросы общественного мнения. Две попытки избрать главу государства в прошлом году закончились безуспешно, из-за низкой активности избирателей. Почти год обязанности президента Сербии исполняет спикер парламента Наташа Мичич. По закону выборы могут считаться состоявшимися, только если на них проголосуют более 50 процентов избирателей. Согласно Конституции президент Сербии не имеет широкого мандата. Это скорее почетная должность.

В нынешних выборах отказались принимать участие 2 из 4 крупнейших политических партий: "Демократическая партия" Сербии бывшая партия югославского президента Воислава Коштуницы и партия "Г-17 плюс" бывшего вице-премьера Югославии Миролюба Лабуса. Коштуница и Лабус были главными кандидатами на президентских выборах в прошлом году. Теперь они призывают граждан бойкотировать выборы, намеченные на воскресенье.

На пост президента претендуют 6 кандидатов. Фаворитом считают нынешнего спикера парламента Сербии и Черногории, ветерана политики, 73-х летнего юриста и доктора философских наук Драголюба Мичуновича. Мичунович – кандидат от части правящей демократической оппозиции. Он - лидер небольшой партии "Демократический центр". Одна из крупнейших в Сербии демократических партий, лидер которой Зоран Джинджич был убит, обсуждает возможность предложить Мичуновичу место главы своей партии. Мичуновича считают толерантным человеком. На политической арене Сербии он часто выступает в роли примирителя. Его единственным конкурентом на пост президента называют кандидата "Сербской радикальной партии" националиста Томислава Николича. После того, как международному Гаагскому трибуналу выдали лидера радикалов Воислава Шешеля, Николич занял его место. Томислав Николич - единственный кандидат от бывшего режима Милошевича, имеющий шанс набрать значительное число голосов избирателей, потому как сторонники Милошевича социалисты раскололись на три партии, и кандидат одной из них Драган Томич мало кому известен. У него, как и у остальных трех кандидатов на президентский пост, практически нет никаких шансов.

Арслан Саидов: О расстановке сил на предстоящих выборах Айя Куге беседовала с белградским аналитиком Желько Цвияновичем:

Айя Куге: Существуют ли на этот раз шансы на успех президентских выборов?

Желько Цвиянович: Шансы на успех очень малы. Корни проблемы в прошлом. Власти Сербии во время предыдущих выборов их бойкотировали и лишили смысла. Это, наряду с разными конфликтами и скандалами на политической арене Сербии, вызвало у граждан чувство отвращения, апатию и уверенность в том, что эти выборы ничего не решают. С другой стороны, власти не раз существенно меняли свою стратегию. Сначала, когда было объявлено о проведении выборов, правящие партии и правительство не казались слишком заинтересованными в их успехе, иначе они отменили бы 50-процентный барьер явки избирателей на выборы - у них было большинство в парламенте. В результате, я боюсь, активность избирателей вновь может оказаться недостаточной, что будет губительно для Мичуновича. Поэтому я не верю в успех выборов.

Айя Куге: Кампания президентских выборов казалась очень скромной, тихой и неинтересной, и она вряд ли привлекла избирателей.

Желько Цвиянович: Кампания была непримечательная. Главные кандидаты Мичунович и Николич пропагандируют свои идеи среди сторонников своих же партий. Некоторые аналитики шутили, что предвыборная кампания Мичуновича напоминает сказку про Али-Бабу и 40 разбойников, в которой Мичунович - это Али-Баба, который пытается примирить 40 рассорившихся политиков из демократических партий, чтобы потом стать их лидером. У радикалов это еще очевиднее, для них эти выборы, на самом деле, эксперимент, который покажет, в состоянии ли Томислав Николич стать лидером партии после Воислава Шешеля, может ли он привлечь всех избирателей Шешеля. Если Николич наберет полмиллиона голосов, а я уверен, что наберет, он больше не будет заместителем Шешеля, а станет настоящим лидером радикалов.

Айя Куге: Что бы случилось с Сербией, если бы президентом стал ультра-националист Томислав Николич?

Желько Цвиянович: Перефразируя Муссолини - поезда в Сербии снова ходили бы по расписанию. Но я уверен, что такое предположение чисто гипотетическое. В понедельник Николич не станет президентом Сербии.

Айя Куге: Значит, фаворитом вы считаете кандидата части демократического блока Драголюба Мичуновича?

Желько Цвиянович: Я не верю в возможность того, что Мичунович может проиграть своим противникам, но его главный соперник - не Томислав Николич. Настоящие его противники бойкотируют выборы. Они из альтернативного реформистского течения, которое, с одной стороны, составляет партия "Г-17 плюс", с другой - "Демократическая партия Сербии".

Арслан Саидов: В нашей программе принимает участие мой коллега Андрей Шарый. Андрей, как вы думаете, как может измениться ситуация в Сербии в зависимости от того, кто придет к власти в этой стране?

Андрей Шарый: Я думаю, что самый важный вопрос в Сербии будет решен не в это воскресенье, а 28 декабря, когда состоятся парламентские выборы. Поэтому воскресные выборы президента можно отчасти рассматривать как предварительную избирательную кампанию. Именно в конце декабря сербским избирателями предстоит решить, какова будет композиция нового парламента. От этого зависит, удастся ли демократическим силам объединиться, создать сколько-нибудь жизнеспособный властный блок. Нет никакого сомнения, что партии демократической ориентации, если они объединят свои силы, смогут сформировать жизнеспособное правительство. Вопрос в том, хватит ли у них мудрости, чтобы по итогам этого голосования, или, может накануне создать предвыборные или поствыборные блоки для того, чтобы организовать правительство.

Арслан Саидов: Если вернуться к интервью, которое брала Айя Куге у Желько Цвияновича - он заявил, что не верит в успех этих выборов – почему такой пессимизм?

Андрей Шарый: Есть несколько причин, по которым политическая ситуация в Сербии оказалась столь тяжелой, и граждане не могут уже в течение года избрать президента. Прежде всего, речь идет о том, что на долю сербских граждан в последние два десятилетия выпало испытаний едва ли не больше, чем на долю граждан всех других посткоммунистических стран. Это и войны в ближнем соседстве, и война на территории Югославии против НАТО, и политические передряги, и лидер им достался не самый лучший - Слободан Милошевич, который сейчас находится в Гаагском трибунале. Вот людей, что ли, так задергали политикой за это время, что настроение апатии в Сербии, неверия в то, что политические выборы могут что-то изменить, понимание того, что те политики, на которых люди возлагали свои надежды, в том числе и демократы, в результате этим надеждам и чаяниям не соответствуют, все это приводит к тому, что куда меньше народу, чем нужно для квалифицированного большинства, выходит на выборы. Есть опасения, что и сейчас ситуация повторится. Но это только одна причина - она лежит в области национального политического сознания. Есть и причины политические, в области такого политико-технологического что ли свойства. Прежде всего, я еще раз вернусь к вопросу о неспособности политиков не то что договориться между собой, а создать такую жизнеспособную политическую атмосферу, в которой ситуация была бы более-менее контролируема нормальными, парламентскими способами борьбы. Вот мы видим сейчас, что происходит в Грузии. Я в середине 90-х годов много раз бывал в Сербии, когда тоже там политические вопросы решались на улицах, посредством демонстраций, громких политических заявлений. Сейчас Сербия пожинает плоды того, что происходило в стране в 90-е годы. Вот эта вот встряска, удары, которые наносились во всех сторон по политической системе страны, они не могли пройти, и не прошли бесследно. И еще раз говорю, что параллели чисто внешние между тем, что сейчас происходит с Грузией, и тем, как Сербия прожила 90-е годы, в общем, напрашиваются.

Арслан Саидов: Если продолжать проводить параллели, как вы думаете, существует ли такая ситуация, при которой в Сербии могут прийти к власти ультра-националисты?

Андрей Шарый: Я думаю, что нет. Думаю что потенциал националистический вообще на Балканах во многом исчерпан. Нет худа без добра. Была война, когда эти экстремистские настроения были выплеснуты наружу во всех странах. И сейчас просто нет потенциала, нет такой энергии. У ультра-националистов есть своя электоральная база. Это примерно полмиллиона человек в восьмимиллионной Сербии, и я думаю вокруг этих цифр и будет плясать избирательный урожай Томислава Николича. Кроме того, не надо забывать, что вот эти политические удары, о которых я говорил, наносились и по националистическим партиям, и по социалистам, которые были у власти. Там, на этом левом фланге, или ультралевом, такая же ситуация, как и у демократов. Там полный раскол, и из него вряд ли родится какое-то единое, сильное движение, которое могло бы существенным образом влиять на расстановку политических сил.

XS
SM
MD
LG