Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Косово готовится к парламентским выборам


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Айя Куге и обозреватель «Коммерсанта» Геннадий Сысоев.

Кирилл Кобрин: Завтра в Косово состоятся парламентские выборы. Представители международного сообщества в Косове называют эти выборы самыми важными за все время фактического протектората ООН в области, установленного 5 лет назад. Новому парламенту и правительству предстоит участвовать в определении окончательного статуса Косова. Сейчас эта область формально входит в состав государства Сербия и Черногория. Из Белграда передает наш корреспондент Айя Куге.

Айя Куге: Из миллиона трехсот тысяч граждан Косово с правом голоса, миллион - албанцы. Прогнозируется, что наибольшие шансы на победу у Демократического союза Косова Ибрагима Руговы, его партия на прошлых выборах получила почти половину всех албанских голосов. По-прежнему популярными среди албанцев остаются националистические партии двух бывших военных лидеров Армии освобождения Косова - Хашима Тачи и Рамуша Хайрадиная.

На политической арене Косово появилась и новое либерально-демократическое движение "Ора" (Время), которое привлекло умеренную албанскую интеллигенцию. Лидер этого движения - влиятельный журналист из Приштины, владелец одной из крупнейших косовских газет "Коха Диторе" Ветон Сурои. Несмотря на то, что многие наблюдатели считают, что такое проевропейское демократическое движение пока не имеет больших шансов, предвыборные опросы показывают, что партия Сурои могла бы оказаться третьей политической силой. Все албанские партии своей главной целью называют провозглашение независимости Косова, а Сурои больше акцентирует внимание на экономическом развитии области, считая, однако, что нельзя затягивать и с определением статуса края, потому что в противном случае лишь усиливается экстремизм. Шестьдесят процентов граждан Косово - безработные и есть опасность, что их недовольство может обернуться беспорядками.

Большинство из двухсот тысяч сербов из Косово, зарегистрированных для участия в выборах, вероятно, голосовать не будут. Две сербские коалиции выдвинули своих кандидатов, однако премьер-министр Сербии Воислав Коштуница, при поддержке Сербской православной церкви, выступает против участия сербов в выборах, считая, что в крае для них не созданы даже основные условия безопасности. В Сербии проводится активная кампания под лозунгом: "Рабы не голосуют. Не будем создавать чужое государство". Президент Сербии Борис Тадич выступил с призывом участвовать в выборах, чтобы сербы из Косово в органах власти могли вести борьбу за свои права. Я беседовала с одним из лидеров косовских сербов Оливером Ивановичем, который принимает участие в выборах.

Почему вы решили принять участия в выборах?

Оливер Иванович: Я считаю, что в противном мы попадём в изоляцию и будем полностью исключены из переговоров об окончательном статусе Косово, которые должны начаться в будущем году. Очень важными для сербов являются также переговоры о децентрализации Косово. Если мы не принимаем участия в выборах, то не сможем участвовать в этом процессе, который крайне важен для сербов.

Айя Куге: Какая в сербских анклавах в Косово атмосфера перед выборами?

Оливер Иванович: Атмосфера очень плохая. Люди очень недовольны ситуацией. Даже небольшие расколы в Сербии между нами в Косово вызывают катастрофические результаты. Теперь раскол в белградском руководстве большой, а это страшным образом сказывается на нас.

Айя Куге: У вас практически не было предвыборной кампании, вместо этого ваши противники организовали митинги за бойкот выборов.

Оливер Иванович: Кампанию против выборов проводят те, кто проживает на севере края, в безопасной части Косово, где они физически связаны с Сербией. Я боюсь, что эта кампания будет иметь трагические последствия для сербов, проживающих в южных и центральных районах края. А им помощь и защита нужна больше других - им не к кому обращаться за помощью, они останутся в полной изоляции.

Айя Куге: Поступает информация об угрозах тем избирателям, которые собираются голосовать.

Оливер Иванович: Да, ко мне по телефону обращается много людей, спрашивают совета. Считаю, что нельзя поддаваться угрозам. Я понимаю, что каждый человек имеет право считать, что выборы ничего не решают. Однако выборы - это демократический способ защитить свои интересы. Неприемлемо, что политики, которые не верят в выборы, препятствуют остальным принимать в них участие. У меня есть информация о том, что они организуют группы, которые на день выборов будут стоять в ста метрах от избирательных участков и запугивать тех, кто приходят на голосование. Это люди, которые пытаются защитить не сербов, а свои позиции и свои привилегии.

Кирилл Кобрин: Россия принимала активное участие в ситуации вокруг Косово 5 лет тому назад. Москва выступила тогда резко против кампании НАТО, против тогдашней Югославии, потом посредничала в заключении соглашения по прекращению огня и выводу сербских войск из края. Какова сейчас позиция России в отношении Косово, и реагируют ли российские власти на предстоящие здесь выборы? Мы спросили об этом у международного обозревателя газеты "Коммерсантъ" Геннадия Сысоева.

Геннадий Сысоев: Москва по-прежнему пытается быть присутствующей стороной при решении косовской проблемы, хотя, возможно, ее активность не так велика, как это было несколько лет назад. Дело здесь не в желании или не желании участвовать в решении проблемы Косово для Москвы. Она важна и об это свидетельствует то, что после каждого всплеска насилия, после каждого какого-то поворота следует либо заявление российского МИД, либо какого-нибудь официального российского представителя. Дело в другом. Москва трезво оценивает ситуацию и понимает, что возможности России влиять на происходящее в Косово очень невелики. Да, Россия является членом контактной группы по бывшей Югославии, которая, в частности, рассматривает и проблему Косово, но это лишь одна из структур, которая каким-то образом может влиять. Москва понимает, что реальных очагов для влияния на ситуацию в Косово у нее нет. Поэтому на первый взгляд и представляется, что активность Москвы на косовском направлении гораздо меньше, чем это было раньше.

Кирилл Кобрин: Скажите, неужели нет экономических рычагов, которые могли бы повлиять на позицию Сербии?

Геннадий Сысоев: Экономические рычаги на Сербию, безусловно, есть, но как раз с точки зрения Москвы влиять нужно не на позицию Сербии, а больше на позицию косовских албанцев. Это первый момент, потому что все-таки основные структуры власти, которые сейчас при помощи международных факторов сформированы, они преимущественно албанские - и так называемый президент Косово, и парламент, который был сформирован несколько лет назад. Фактически это в большинстве своем албанские структуры. Поэтому, с точки зрения Москвы основную ответственность за происходящее в Косово, естественно, несут структуры албанской стороны.

Второй момент. Поскольку Косово, по сути дела, сейчас является полупректоратом или протектором международным. Реально власть находится в руках представителя Генерального секретаря ООН и международных структур, с точки зрения Москвы именно эти структуры и несут ответственность за состояние безопасности и за реализацию тех каких-то решений, которые были приняты по Косово.

Это вовсе не означает, что влиять на сербскую сторону не нужно. Но если говорить о приоритетности, то это третье направление влияния после международных структур, и албанской стороны, вот тогда можно влиять и на сербскую сторону.

Кирилл Кобрин: Насколько я понимаю, и среди сербов нет единства по поводу предстоящих выборов?

Геннадий Сысоев: Еще одним фактором, который влияет, может быть, на позицию Москвы в отношении Косово, является как раз разделенность самого сербского общества, разделенность в позиции даже официальных властей Белграда.

Москва, я думаю, не разделяет, не выступает, не высказывается ясно ни за одну, ни за другую позицию. Она придерживается того принципа, что не нужно быть большим католиком, чем Папа Римский, то есть не нужно указывать Белграду выходить на выборы или давать рекомендацию сербам косовским выйти на выборы или нет. В принципе, во-первых, по мнению Москвы, сами сербы должны определиться, во-вторых, Белград определится - давать им рекомендации или нет. Поэтому за последний месяц-полтора не прозвучало ни одной сколько-нибудь ясной оценки, которая хотя бы давала намек Белграду на то, какую позицию занять. В отличие от позиции Запада, который убеждал Белград воздействовать на косовских сербов с тем, чтобы они вышли на выборы, Москва заняла такую выжидательную позицию или, можно даже сказать, уклонилась от того, чтобы занять какую-то ясную позицию.

XS
SM
MD
LG