Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему сдался Милорад Лукович?


Программу ведет Кирилл Кобрин. Участвуют: редактор Радио Свобода Андрей Шарый, корреспондент РС в Белграде Айя Куге, сербские эксперты Марко Ницович и Жарко Корач.

Кирилл Кобрин: В Сербии объявлено, что Милорад Лукович, подозреваемый в организации убийства премьер-министра страны Зорана Джинджича, предстанет перед судом 10 мая. Лукович сдался полиции в воскресенье. Заочный судебный процесс над ним и пятью другими подозреваемыми начался в декабре. Луковичу также вменяется в вину убийство бывшего президента Сербии Ивана Стамболича и попытка покушения на нынешнего министра иностранных дел Сербии и Черногории Вука Драшковича. С подробностями - корреспондент Радио Свобода в Белграде Айя Куге:

Айя Куге: Представитель Министерства внутренних дел Сербии сообщил, что Милорад Лукович, по прозвищу Легионер, сдался властям по собственной инициативе в воскресенье, в девять часов вечера. Он якобы сам вышел к полицейским, которые следили за его особняком в элитном белградском квартале Коштуняк.

В сопровождении трех черных джипов Луковича перевезли в окружную тюрьму в Белграде, вокруг которой были сосредоточены большие силы полиции. Мотивы сдачи главного обвиняемого в организации убийства премьер-министра Сербии пока не известны. Все местные наблюдатели уверенны, что Легионер сдался после переговоров с властями. Вопрос только, какие он получил обещания.

С тех пор, как в начале года в Сербии к власти пришла коалиция, возглавляемая лидером Демократической партии Сербии Воиславом Кошуницой, который, как считают эксперты, покойного Джинджича все еще воспринимает как своего главного противника, постоянно звучали призывы провести заново следствие против обвиняемых по делу убийства бывшего премьера. Один из адвокатов Легионера заявил сегодня, что действия новых сербских властей внушают надежду на то, что правовая система в стране будет функционировать лучше, чем прежде.

В Белграде уже пять месяцев (с перерывами) идет суд над обвиняемыми в убийстве Джинджича. Из тридцати обвиняемых на скамье подсудимых до сих пор оказались пять человек, остальных, включая Луковича, судили без их присутствия. Продолжение судебных заседаний по этому делу намечено на 10 мая, и если не произойдет чего-то неожиданного, Милорад Лукович впервые предстанет в этот день перед судьями. Некоторые свидетели уже дали подробные показания о том, что именно Лукович-Легионер был главным организатором убийства премьера. 12 марта минувшего года он скрылся, предполагалось, где-то на территории бывшей Югославии, в Боснии, Македонии или в Хорватии, где у Легионера есть хорошие связи в криминальных кругах.

Милораду Луковичу тридцать восемь лет. С ранней молодости он имел проблемы с полицией. Семь лет служил в французском Иностранном легионе, после чего и получил кличку Легионер. После начала войны в бывшей Югославии вернулся в Сербию и стал инструктором в военизированном формировании сербского полевого командира Желько Ражнатовича-Аркана. Когда в середине девяностых годов его отряд был расформирован, Легионер вступил в отряд специального назначения МВД, отряд "красных беретов". В 1999-м году стал командиром этого отряда, получил звание полковника, но через три года был отправлен в отставку из-за шумных скандалов и драк. Тем не менее, считается, что Лукович сохранял контроль над отрядом "красных беретов" вплоть до его расформирования после убийства Джинджича.

Кирилл Кобрин: Сдача Луковича вызвала неоднозначную реакцию в сербском обществе. Некоторые эксперты считают, что главный подозреваемый в подготовке убийства Джинджича рассчитывает на сговор с нынешними сербскими властями, которые критически относятся к деятельности прежнего правительства. Говорит Марко Ницович, адвокат, бывший начальник криминальной полиции Белграда:

Марко Ницович: Я думаю, что эта операция организована с участием тех людей, которые целый год скрывали Луковича от правосудия. Если Лукович действительно сдался добровольно - значит, все усилия полиции по его поискам окончились провалом. Не думаю, что верны слухи, согласно которым Легионер сдался, поскольку у него кончались деньги - у людей в его окружении достаточно средств. Как мне кажется, Лукович выжидал подходящего политического момента, ожидал, пока в Сербии будет сформировано новое правительство, с которым он сможет сторговаться, которому он может продать сведения о своих связях и контактах с политиками из окружения Джинджича. Нет сомнений, Лукович много может рассказать и о правительстве Джинджича, и о политических убийствах времен Милошевича.

Кирилл Кобрин: Его мнение разделяет бывший вице-премьер правительства Сербии Жарко Корач:

Жарко Корач: Ситуация в Сербии сейчас напоминает ту, что сложилась в стране накануне убийства Зорана Джинджича. Снова начались разговоры о том, что отряд специального назначения - заслуженное боевое подразделение, опять обливают грязью покойного премьера, утверждают, что он чуть ли не преступник. Все это создает условия для того, чтобы Лукович начал торговлю с нынешней властью. И уже понятно, на чем он будет строить свою защиту: на том, что он, якобы - замечательный сербский патриот. Боюсь, что нынешняя власть попытается превратить Луковича в свидетеля против бывшего правительства реформ и самой идеи реформ. Как бы снова в Сербии не начал сгущаться политический мрак...

Кирилл Кобрин: Рядом со мной в студии мой коллега Андрей Шарый, специалист по балканским, прежде всего, сербским делам. Андрей, действительно ли, как считает Корач, над Сербией начинает сгущаться политический мрак?

Андрей Шарый: Я думаю, в той части, где Корач говорит об опасности для рождающейся сербской демократии, он совершенно прав, поскольку ни прошлому правительству Сербии, демократическому, ни вот этому, которое большинство экспертов считает куда менее демократическим, многие проблемы сербского общества разрешить не удалось. Прежде всего, это проблема прозрачности работы спецслужб, если можно так сказать, и проблема разделения полномочий специальных служб, силовых служб и собственно политиков, проблема гражданского контроля за силовыми ведомствами. Здесь, как считают многие в Белграде, и кроется одна из главных проблем. Дело в том, что во время Милошевича многие тайные сербские структуры действовали фактически как рука, продолжавшая политику Милошевича. Как уже известно и доказано, многие политические убийства совершались по указу высокопоставленных сербских политиков агентами специальных служб, какими-то непонятно под чьим контролем находящимися паравоенными формированиями. Их руками эти грязные дела и делались. Новая власть попыталась изменить эту ситуацию. Однако и Джинджич стал фактически жертвой этой попытки. Сейчас ситуация еще более непонятная, нестабильная, до конца чистки этих служб не произошло. Кто там чей человек, кто защищает интересы демократически настроенных сербских политиков, а кто продолжает быть сербским патриотом в самом заскорузлом понимании этого слова - ясности в обществе нет, и может процесс над Луковичем даст какие-то ответы на эти вопросы.

Кирилл Кобрин: Эта ситуация характерна практически для всех бывших авторитарных и тоталитарных стран – я говорю о спецслужбах. И последний вопрос – верите ли вы в возможность сговора между Луковичем и нынешней сербской властью?

Андрей Шарый: Я думаю, что правы те, кто говорит о том, что просто так Лукович бы, конечно, не сдался. Это человек очень решительный, очень умный, человек, в руках которого были очень многие политические и полукриминальные концы разных историй в Сербии. Поэтому понятно, что он должен был получить какие-то невероятно жесткие гарантии того, что... Ну, зачем-то он сдался, и он не производит впечатление человека, который согласится 20 лет сидеть в тюрьме. Это человек состоятельный, награбивший очень много, он ворочал миллионами, был в руководстве крупнейшей криминальной группировки, о чем открыто пишет сербская печать, поэтому понятно, что какой-то договор за его появлением перед глазами полиции, конечно, стоит. Вопрос в том, какой договор, но боюсь, что ответа на этот вопрос никто никогда не получит. Так же как, к сожалению, очень многие темные стороны деятельности "Красных беретов", подробности попытки договоренности между ними и прежними демократическими властями Сербии - все это, возможно, останется где-то в истории, и вряд ли кто узнает ответы на эти вопросы.

XS
SM
MD
LG