Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обвинения против Мирьяны Маркович


Андрей Шароградский беседует с Андреем Шарым.

Андрей Шароградский: В Сербии объявлена в розыск жена бывшего югославского лидера Слободана Милошевича Мирьяна Маркович. Как стало известно, она подозревается в причастности к исчезновению 2,5 года назад бывшего президента Сербии Ивана Стамболича. Предполагается, что Маркович бежала в Москву и живет там вместе со своим сыном. О том, могла ли Мирьяна Маркович быть организатором политических убийств в бывшей Югославии, и почему она могла искать убежища в России, я беседовал со своим коллегой Андреем Шарым.

Андрей, прежде всего, я попросил бы вас нарисовать некий политический портрет Мирьяны Маркович времен Слободана Милошевича - насколько это была влиятельная фигура?

Андрей Шарый: Это была очень влиятельная фигура, не только потому, что Мирьяна Маркович была супругой президента Сербии и Югославии, но и потому, что это - сверхактивная в политическом отношении женщина. Она фактически руководила партией "Югославские левые", это такая квази-коммунистическая партия, более радикальная, чем Социалистическая партия Сербии во времена Слободана Милошевича. она была профессором белградского университета, много ездила по миру, читала лекции, книги ее выходили огромными тиражами в Сербии и других странах, типа Индии или Египта. Мирьяна Маркович вела политическую колонку в женском журнале, она часто выступала по телевидению, она, как говорят, была ближайшей политической соратницей Милошевича, они вместе принимали многие политические решения. Вот этот формальный статус одного из лидеров партии "Югославские левые" давал ей как бы возможность официально участвовать в политике, и здесь случилось то, что, в общем-то, в демократической стране случаться не должно, когда были смешаны вот эти функции первой леди, роль которой в демократическом обществе традиционно считается таким женским лицом президента, когда жена участвует в гуманитарных мероприятиях, возглавляет какие-то гуманитарные фонды, занимается общественной деятельностью, вот это все было чудовищно искривлено, так же, как в Сербии была искривлена и вся политическая система. Вы знаете, что интересно - что даже в годы относительной популярности Милошевича его жена не пользовалась никакой популярностью в обществе. В общем, ее не любили, ее не любят и сейчас, и я думаю, что еще и в силу этого вот такая расплата моральная, что ли, и общественная цена, которую Мирьяне Маркович придется в любом случае заплатить и за злоупотребления ее периода пребывания у власти вместе со Слободаном Милошевичем, и за ту непомерно активную роль, которую она играла в обществе, вот эта цена будет страшной.

Андрей Шароградский: Андрей, а как вы считаете, действительно ли Мирьяна Маркович могла быть заинтересована в убийстве бывшего президента Сербии?

Андрей Шарый: Я не знаю. Следственным органам сербским, конечно, предстоит установить, была ли она прямо замешана в это политическое убийство. Фактом остается то, что Иван Стамболич считался близким другом и политическим отцом фактически Слободана Милошевича. Милошевич был его преемником у власти в Сербии, они общались семьями, и дело в том, что когда Стамболич пропал, его супруга звонила Мирьяне Маркович, так сказать, по старой вот этой линии семейного общения. Неизвестно, как разговор этот сложился, но Маркович обещала помочь, узнать о судьбе вот этого пропавшего тогда политика, и если действительно выяснится, что она знала о том, как сложилась его судьба, что она стояла за этим похищением, то, конечно, глубина вот такого человеческого падения просто неимоверная. Хотелось бы, в общем, верить, что этого не произошло, потому что есть какие-то пределы вот подлости человеческой и есть какие-то вещи, которые человек не должен делать никогда, вне зависимости от того, коммунист он или антикоммунист. Но тут важно другое. Важно то, что какая-то мера ответственности Маркович за все те годы, которые она была со Слободаном Милошевичем, естественно, есть. И то, что она занимала юридически определенное положение - она стоит за какими-то решениями как партийный лидер, и я думаю, что вот это как раз сербским правоохранительным органам удастся доказать, поэтому, вне всякого сомнения, какие-то юридические выводы будут сделана. Сказать же, что в конкретном случае Стамболича была причастна к этому Маркович пока, к сожалению, нельзя, но очень хотелось бы надеяться, что нет.

Андрей Шароградский: Андрей, вы сейчас находитесь в Москве, насколько оттуда можно судить о том, точны ли сообщения, согласно которым Маркович находится в Москве, и что могло заставить ее приехать именно в Россию?

Андрей Шарый: Вы знаете, сегодня люди, такое югославянское сообщество в Москве, занимались выяснением, так ли это, где она, и сходится к тому, что Мирьяна Маркович действительно в Москве, но видели ее, что называется, знакомые знакомых. Никто точно не говорит, что она действительно в Москве. Важнее то, что она может быть в Москве, что сын ее Марко Милошевич, которого как раз, видимо, ждет скамья подсудимых в любом случае, поскольку он задействован в нескольких очень крупных экономических скандалах, связанных с отмыванием денег и нелегальным бизнесом, вот он находится в Москве. Известно так же, что в Москве довольно влиятельное лобби таких "красных югославских директоров". Это люди, которые были посланы Милошевичем или приехали в Москву с подачи Милошевича, или семейства Милошевича, и которые во время его пребывания у власти смогли обеспечить себе в Москве какие-то довольно заметные экономические позиции.

XS
SM
MD
LG