Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Похороны Зорана Джинджича


Айя Куге: Премьер Сербии Зоран Джинджич похоронен на Аллее почётных граждан на Новом кладбище в Белграде, с высшими государственными и военными почестями. В столицу Сербии прибыли более сорока иностранных делегаций - представители на высоком уровне всех соседних стран, всех государств Евросоюза, США, России. Из-за их присутствия в Белграде введены особые меры безопасности, однако этого во время похорон не чувствовались. Убитого сербского лидера отпевал патриарх сербской православной церкви Павел, вместе с другими высшими церковными иерархами. Главная церемония прощания с Джинджичем прошла в одном из крупнейших православных храмов в мире, в храме Святого Савы, строительство которого продолжается в Белграде уже много лет. Митрополит Амфилохий над гробом Джинджича призвал сербов прекратить братоубийства.

Сотни тысячи человек из всей Сербии в субботу прибыли в Белград, чтобы проводить Зорана Джинджича в последний путь. Улицы до кладбища они засыпали жёлтыми и голубыми цветами - это цвета Демократической партии, лидером которой был Джинджич. Казалось, что его любила и понимала только молодёжь, однако проводить премьера в последний путь пришло много людей старшего поколения. Скорбь и слёзы, подавленность и страх - во время похорон эти эмоции преобладали на улицах Белграда.

В своих прощальных словах соратники Джинджича говорили о том, что его убийство – это попытка убить символ Сербии 21 века, убить надежду на демократическое будущее. "Мы победим убийц, чьи клички, как известно, Крыса, Дурак и Обманщик, Сербия слишком мала, чтобы жить вместе с крысами, дураками и обманщиками –мошенниками", - сказал заместитель Джинджича по партии Зоран Живкович, называя прозвища бандитов, поиски которых идут по всей стране. Министр иностранных дел Греции от имени Европейского Союза заявил :

"Сербия станет членом европейской семьи, мечта Зорана Джинджича осуществится".

Люди в прощальной колонне шли молча. Кое-кто вздыхал: "Мы убили лучшего из нас". Смерть Зорана Джинджича стала новым перекрёстком, на котором нужно будет ответить на вопросы : Куда дальше? Достаточно ли сильна демократическая Сербия? Ситуация на много серьёзнее, чем казалось на первый взгляд. Убийство Джинджича не могла совершить одна Земунская преступная группировка. Бывший режим Слободана Милошевича создал мафию, которая продолжает оказывать сильное влияние на все процессы в государстве . Она, возможно, сильнее государства. Преступные группировки тесно связаны с силовыми структурами, с политиками - патриотами, с военными преступниками. В этот момент Сербия одна не в состоянии выстоять. Политика такого формата, как Зоран Джинджич, способного заменить убитого премьера, в Сербии нет.

Андрей Шарый: Зоран Джинджич убит двумя выстрелами из автоматической снайперской винтовки марки "Застава" М-69 калибра 7,9 миллиметра, снабженной оптическим прицелом системы "воздух", дающем увеличение до 32 раз. Эти винтовки сняты с производства почти 20 лет назад, поэтому найти хозяина по характерным данным оружия сложно. Выстрелы произведены с расстояния около 300 метров из окна третьего этажа офисного здания, в помещениях которого производился ремонт. Интервал между выстрелами, каждый из которых был смертельным, составлял всего 2 секунды – значит, стреляли, вероятнее всего, два человека. Убойная сила такова, что у Джинджича, как считают специалисты, не было шансов выжить даже в том случае, если бы на премьер-министре был бронежилет. Помимо стрелков, по данным правоохранительных органов, в совершении преступления прямо участвовали еще два человека – один обеспечивал безопасность стрелков, другой, находившийся поблизости от здания правительства, подал сигнал о приближении премьерского автомобиля.

Ответственность за организацию преступления возложена на лидеров Земунской преступной группировки – самой крупной белградской городской банды численностью около 200 человек. Эта банда, как утверждает следствие, совершила в последние годы около 50 заказных убийств, занималась похищением людей, торговлей наркотиками и оружием и имела прочные связи с сербскими специальными службами эпохи Милошевича, которые поручали Земунской группировке грязные дела и в военное, и в мирное время.

Лидер Земунской группировки – 38-летний Милорад Улемек, несколько лет назад взявший фамилию жены – Лукович. В начале восьмидесятых годов он эмигрировал из Югославии из-за проблем с законом, служил во французском Иностранном легионе, откуда он получил прозвище "Легия". В 92 году Лукович сформировал один из самых боеспособных сербских паравоенных отрядов, позже получивший название "Красные береты – подразделение специального назначения". "Красные береты" не были включены в официальную военную государственную структуру и выполняли, в том числе, самые деликатные поручения руководителей белградских силовых ведомств. В октябре 2000 года Лукович, однако, отказался выводить своих парней против демонстрантов, требовавших ухода Милошевича от власти, за что новый лидер страны – Зоран Джинджич, позже несколько раз публично выражал ему благодарность. Есть информация о том, что взамен за такую лояльность Джинджич обещал не интересоваться особенно прошлым "красных беретов". В конце концов Лукович был смещен с поста командира подразделения, по всей видимости, формализовав свои отношения с другим отрядом специального назначения – Земунской группировкой.

Высокопоставленные белградские политики сообщили о том, что власти Сербии запланировали решительную операцию по нейтрализации Земунской группировки и других подобных ей преступных организаций, готовились кадровые перемещения в руководстве военной разведки и контрразведки. Тайной такие приготовления остаться не могли, поскольку преступники, по всей видимости, имели информаторов в ближайшем окружении премьер-министра. И Земунская группа и те, кто стоят за ней, нанесли удар первыми.

Есть основания полагать, что непосредственных исполнителей убийства отыщут, может быть, схватят и Милорада Луковича и его помощников – Душана Спасоевича по кличке "Албанец", Миле Луковича по кличке "Крестный отец". Есть сомнения в том, что у сербской власти хватит сил добраться до самой верхушки криминальной пирамиды. Иначе вице-премьер правительства Сербии, один из ближайших соратников покойного, Небойша Чович, не был бы столь растерянным в беседе с журналистом телевидения Б92. Чович сказал так: "Для меня самого в этой истории куда больше "почему?", чем "потому что".

Мелани Бачина: Что думают в Америке о будущем Сербии после Джинджича? Сумеют ли преемники убитого премьер-министра удержать страну под контролем, не допустить хаоса, возвращения к власти националистов? Об этом с американскими экспертами беседует наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов.

Ян Рунов: Вот мнение профессора-политолога из университета Вандербилт в штате Мериленд Алекса Драгнича.

Алекс Драгнич: Я никогда не был в числе сторонников Джинджича, но убийство не может быть способом изменения политической системы. Джинджич и его окружение пытались своими методами вытянуть страну из ужасного наследия коммунизма и авторитаризма. Он пытался заложить основы демократии. Неверно думать, что Джинджич незаменим. Исполняющий обязанности премьер-министра Чович, возможно, проявит себя с самой неожиданной стороны. Главное, ему нужно в процессе наказания убийц Джинджича справиться с сербской мафией, с остатками сторонников Милошевича, с коммунистами и преступными группировками. Эта задача заставит новое руководство действовать более решительно и жёстко. Если этого не произойдёт и Чович проявит слабость, националисты попытаются вернуть себе власть, и тут, не исключено, вмешательство армии, которая временно введёт военное правление.

Ян Рунов: Что может сделать для Сербии Америка?

Алекс Драгнич: США могут помочь восстановить то, что было разрушено во время во время наших же бомбардировок. Если американцы помогут восстановить инфраструктуру и промышленность Сербии, это будет лучшим способом восстановить американо-сербские отношения. Что касается политического будущего Сербии, то я лично, как сын эмигрантов из Черногории, знаю, что жители этой республики всегда считали себя сербами. И отделение Черногории от Сербии - искусственное. Другое дело Косово. Для сосуществования албанцев и сербов в рамках одной страны шансов очень мало.

Ян Рунов: Это был Алекс Драгнич, профессор университета Вандербилт.

А вот что думает специалист по проблемам Балканских стран, профессор Мидлберри-колледжа в штате Вермонт Майкл Краус.

Майкл Краус: Очень непредсказуемая ситуация сложилась в настоящий момент. Страна в кризисе. Зоран Джинджич был очень опытным политиком. Он играл видную роль и, будучи в оппозиции, и позднее, когда стал премьер-министром. Его гибель ослабит сторонников реформ и, если не отбросит страну назад, то затормозит процесс демократизации, который проводил Джинджич. И здесь важную роль может сыграть помощь Европы и Америки. Мне кажется, Запад должен перестать сейчас требовать выдачи сербов, которые числятся в списке военных преступников и потому могут быть преданы международному суду в Гааге. Запад должен понять, в каком тяжёлом положении оказалась Сербия и политически, и экономически и начать помогать тем силам, которые стремятся стабилизировать ситуацию. Но главное сейчас для нового руководства – найти и предать суду участников заговора. От этого зависит будущее демократической Сербии. И от того, на чью сторону встанет армия. Поддержка со стороны армии имеет решающее значение для любой политической коалиции.

Ян Рунов: Таково мнение американских специалистов о положении в Сербии и о ближайших перспективах страны.

XS
SM
MD
LG