Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Арест предполагаемого убийцы премьер-министра Сербии Зорана Джинджича


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвуют корреспондент Радио Свобода в Белграде Айя Куге и эксперт по Балканам Андрей Шарый.

Андрей Шароградский: В Сербии арестован предполагаемый убийца премьер-министра Зорана Джинджича - Звездан Йованович, заместитель начальника спецподразделений сербской полиции, созданных при режиме Милошевича. Из Белграда - корреспондент Радио Свобода Айя Куге:

Айя Куге: Арестован заместитель командира отрядов специальных операций МВД Сербии Звездан Йованович. Есть много доказательств того, что он именно он убил премьер-министра Сербии Зорана Джинджича. Полиция в Новом Белграде нашла зарытую в землю снайперскую винтовку марки "Heckler&Koch", а баллистическая экспертиза подтвердила, что Йованович из этого оружия 12 марта выстрелил в Джинджича. Арестован и его товарищ по отряду Саша Пеякович. Сообщается, что он также непосредственно причастен к убийству премьера. Командир спецотрядов, так называемых "красных беретов", Маричич задержан. Он подозревается в близких связях с бандитами из Земунской преступной группировки, которая, как предполагается, организовала убийство премьера Сербии. Предполагается, что операцией по "ликвидации" Зорана Джинджича руководил уволенный год тому назад бывший командир "красных беретов" Милорад Лукович по прозвищу Легия. Он находится в розыске.

Андрей Шароградский: Убийство Зорана Джинджича организовали лидеры Земунской преступной группировки - такое заявление руководство Сербии сделало в первые же дни после совершения преступления. Среди почти четырех тысяч задержанных после убийства Джинджича по всей Сербии граждан - члены дюжины известных в стране криминальных банд с киношными названиями типа "Америка" или "Аркановцы" (по имени покойного уже главаря). Журналисты независимой белградской радиостанции "Б-92" составили специальную карту Сербии, на которой обозначены не реки и горы, а сферы влияния организованных преступных группировок. Журналисты пришли к выводу: степень влияния преступных группировок на сербскую экономику и политику столь велика, что, возможно, криминальные структуры уже заменили собой государство. У микрофона - мой коллега Андрей Шарый:

Андрей Шарый: До недавнего времени два самых влиятельных сербских криминальных клана, Земунский и Сурчинский, получившие названия по близким пригородам Белграда, действовали практически как единое целое, тесно координируя свои операции и тщательно разграничивая сферы влияния. И та, и другая группировка имели крепкие позиции в государственном аппарате и армии, в судебной системе, "своих" судей и прокуроров, которые могли посадить и выпустить кого угодно, своих генералов и полковников в спецслужбах и силовых министерствах. С главарями и "земунских", и "сурчинских" Зоран Джинджич вынужден был лично договариваться накануне отстранения Милошевича от власти - о том, чью сторону возьмут контролируемые преступными кланами отряды специального назначения, если и когда получат приказ стрелять в народ и подавлять революцию. И те, и другие гарантировали Джинджичу лояльность, и те, и другие потребовали за эту лояльность расчета. Лидера Сурчинской группировки Любишу Буху по кличке Чуме больше интересовали экономические позиции - его строительные фирмы после крушения режима Милошевича получили, к примеру, невероятно выгодный государственный заказ на строительство и ремонт автомагистралей. Земунцы занимались прежними промыслами, самым выгодным из которых, помимо торговли наркотиками, было похищение людей. Пару лет назад Мирослава Мишковича, самого богатого бизнесмена в Сербии, владельца фирмы "Дельта холдинг", например, выкупили у земунцев за семь миллионов немецких марок, которые, кстати, доверенные лица украденного собрали в течение суток. Влияние земунцев росло, и Любиша Буха в какой-то момент не проявил должного благоразумия: он рассорился с лидером клана Милорадом Луковичем, на которого сейчас возлагают ответственность за организацию убийства Зорана Джинджича.

Люди осведомленные уже тогда говорили: в борьбе двух мощных преступных группировок победит та, у которой лучшие контакты с властью - неформальные, вроде распространенного в балканских странах кумовства, или более традиционные в виде возможности дать взятку или заставить замолчать ненужного свидетеля. У Бухи начались крупные неприятности. Его попытались отравить, затем застрелили одного из его доверенных телохранителей, затем выкрали жену, а в декабре 2001-го года взорвали гараж, в котором стояли асфальтоукладчики фирмы "Дифенс Роуд", той самой, что выполняла выгодный госзаказ. После того, как три месяца назад в принадлежащем Бухе торговом комплексе полиция явно по чьей-то наводке обнаружила склад с героином, он бежал за границу. И не жалел слов, обвиняя своих новых врагов из Земунского клана в совершении самых громких преступлений, в том числе потрясших всю страну 30 политических убийств, и утверждая, что преступники пользовались покровительством в самых верхах сербской и югославской власти. Примерно в это же время Зоран Джинджич заявил журналистам: власть начинает решительную борьбу с мафией, а министр внутренних дел Сербии Душан Михайлович высказал мнение, что как раз показания Бухи могут стать чуть ли не главным оружием в этой борьбе. "Каждый, кто нарушит закон, будет наказан", - сказал Джинджич в одном из своих последних интервью, и белградский преступный мир, в том числе и лидеры Земунской группировки, восприняли это заявление как нарушение достигнутого накануне мирной революции договора. Джинджич и его власть собирались доказать, что красть и убивать в Сербии никому не позволено.

Но Джинджичу доказали обратное. Поэтому соратникам и последователям Джинджича теперь отступать некуда: либо они покончат с влиянием преступных кланов на жизнь страны, либо "земунские", "сурчинские" и прочие рассчитаются с ними самими так же, как с несчастным Зораном Джинджичем.

XS
SM
MD
LG