Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гибель президента Македонии


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвуют обозреватели и корреспонденты Радио Свобода Андрей Шарый, Виталий Портников, Мирче Адамчевски и Айя Куге.

Андрей Шароградский: Сегодня в авиакатастрофе погиб президент Македонии Борис Трайковский. С подробностями - корреспондент Радио Свобода в Скопье Мирче Адамчевски:

Мирче Адамчевски: Самолет с президентом Трайковским на борту потерпел крушение на юге Боснии вблизи от города Столац в горном районе. В самолете находились 9 человек вместе с экипажем. На месте катастрофы находятся полицейские и военнослужащие "SFOR". Они сообщили, что найдены обломки самолета. Причиной крушения, по-видимому, стала плохая погода. Журналисты из Сараево сообщили, что в окрестностях Мостара давно не было такой плохой погоды. Однако нельзя исключить и технические неполадки. Самолет типа "Beech Aircraft" находился в эксплуатации более 30 лет. С ним и раньше случались неполадки. Год назад министр обороны Владимир Бучковский едва не погиб, когда в самолете лопнуло стекло. Самолет с Трайковским направлялся в боснийский город Мостар на международную конференцию по инвестициям.

Премьер-министр Македонии Бранко Цервенковский срочно прервал визит в Ирландию, где должен был передать заявление Македонии о вступлении в ЕС. Переговоры в Дублине остановлены, и македонская делегация возвращается в Скопье. Вечером будет создано чрезвычайное заседание правительства. По македонской Конституции исполнять обязанности президента должен председатель парламента.

Андрей Шароградский: 47-летний Борис Трайковский занимал пост президента Македонии 4 года. Он второй после Киро Глигорова президент этой маленькой страны после провозглашения независимости в 1992-м году, когда югославские войска организованно покинули Македонию. Из Белграда – корреспондент Радио Свобода Айя Куге:

Айя Куге: В Белграде трагическую гибель президента Македонии воспринимают с искренней скорбью. Отношения Сербии и Черногории с Македонией даже в самых сложных политических ситуациях в регионе были даже лучше просто хороших отношений между ближайшими соседями. В последний раз Борис Трайковский был в Белграде осенью минувшего года, и мне запомнилась его широкая сердечная улыбка.

После сообщения о крушении македонского правительственного самолета президент Сербии и Черногории Светозар Марович отказался от полета в Мостар.

Трайковский по образованию юрист. Любопытно, что он изучал богословие в США. Получил сан священника методистской церкви. В бывшей югославской республике Македонии преобладающая религия - православие, албанское меньшинство исповедует ислам, а протестанты составляют лишь маленькое сообщество. Борис Трайковский был лидером македонских методистов. Это ему часто помогало в кризисных ситуациях, когда приходилось разрешать конфликты между албанцами и македонцами. И принято считать, что Трайковский в конце 1999-го года победил на президентских выборах благодаря поддержке албанского населения. Недавно македонский президент сообщил, что он учит албанский язык. Несмотря на то, что Трайковский защищал интересы правящей в Македонии правоцентристской коалиции, в которую входит и его партия, он считался человеком компромисса, готовым сотрудничать со всеми. После себя Борис Трайковский оставил двоих детей.

Андрей Шароградский: Сейчас в студии Радио Свобода находятся мои коллеги Андрей Шарый и Виталий Портников. Первый вопрос Андрею Шарому: давайте проясним для наших слушателей, является ли Македония президентской или парламентской республикой, и, соответственно, какую роль президент играет в управлении страной?

Андрей Шарый: Насколько я помню македонскую Конституцию, она предусматривает смешанную, полупрезидентскую- полупарламентскую, систему управления страной, но тут нужно обратить внимание вот на что: балканская, югославская политическая традиция предусматривает сильного харизматического лидера. Я помню, я встречался с Борисом Трайковским, он тогда еще не был избран президентом. Как раз эти вопросы у меня тогда возникали, потому что, в общем, он производил впечатление человека скорее мягкого, чем жесткого, человека скорее не пассионарного, чем пассионарного. Он был священником. Поэтому дальнейшее политическое развитие показало, что все-таки качества лидера, человека, способного вести за собой массы, как-то управлять общественными настроениями, он нарабатывал уже в процессе того, как занял президентский пост. Тем не менее, в общем, фигура президента - это была фигура объединяющая, сплачивающая нацию, что в условиях Македонии, где треть населения албанцы, а две трети, в основном, православные славяне, очень важно.

Андрей Шароградский: Прежде, чем продолжить разговор, я предлагаю послушать фрагменты нескольких выступлений Трайковского, которые хотя бы частично дают представление о его политических ориентирах. Вот что он заявил, в частности, по поводу названия своей страны:

Борис Трайковский: "Бывшая югославская республика Македония" - абсурдное название, абсурдно сохранять до сих пор это название, сохраняющее слово "югославская". Я предлагаю другую версию, давайте использовать название "Европейская республика Македония".

Андрей Шароградский: Еще одна короткая цитата, связанная со стремлением Македонии вступить в НАТО:

Борис Трайковский: Участие в сегодняшней встрече с моими друзьями, президентами Албании и Хорватии Альфредом Маисиу и Стипе Месичем, дает нашим трем странам возможность более тесно и эффективно работать над вопросами, связанными со вступлением в НАТО.

Андрей Шароградский: И последняя короткая цитата, касающаяся ситуации на Балканах в целом:

Борис Трайковский: Балканский регион до сих пор небезопасное место. Место, где пока невозможно вести нормальный образ жизни. Вокруг нас огромное количество оружия и много людей, которые наживают состояния за счет контрабанды, коррупции и убийств.

Андрей Шароградский: Виталий Портников, вопрос вам: очевидно, что Трайковский стремился добиться включения своей страны в ЕС, можно ли ожидать смены этого курса после его гибели?

Виталий Портников: Я в принципе не думаю, что мы можем говорить о курсе Бориса Трайковского. Как уже говорил Андрей, Трайковскому приходилось учиться быть президентом по ходу своего правления. Вначале, это был первый период его правления, он правил вместе с партией, из которой он вышел, и которая имела большинство в парламенте. Но для этой партии он не был лидером, он был помощником лидера, который был выдвинут как декорация на высший государственный пост. Ему пришлось практически уйти от своих политических соратников, стать самостоятельной политической фигурой, чтобы вернуть президентской должности тот авторитет, или хотя бы то общественное значение, которое она имела во времена его предшественника Киро Глигорова. Но затем бывшая партия Трайковского проиграла выборы. Сегодня в Македонии правят люди, которые находились и находятся в оппозиции к президенту. И согласие здесь действительно было по одному важному вопросу - европейские ориентиры Македонии. Все понимали, что политическая карьера Бориса Трайковского как президента страны неизбежно заканчивается, что он вряд ли сможет выиграть новые выборы. Но если бы он пошел на эти выборы, он, как кандидат от левых, которые сегодня правят Македонией, выступал бы с европейскими ориентирами Македонии и в ходе следующей предвыборной кампании.

Андрей Шароградский: Андрей, а вы согласны с тем, что Трайковскому удалось-таки стать самостоятельной политической фигурой?

Андрей Шарый: Думаю, не вполне. Связано это и с теми причинами, о которых говорил Виталий, и с другими. Прежде всего, когда Трайковского избирали на пост президента, он сменил на нем Киро Глигорова. Глигоров - это патриарх, отец македонской политики на долгие времена, политическая величина, равной которой в македонской политике не будет еще очень долго. То, что после такого человека в любой стране возникает политический вакуум, это понятно. И то, что Трайковский с поста заместителя министра иностранных дел попал так сразу с помощью партии на пост президента, при невероятной расколотости македонского общества, при том, что он мог был быть избран только при условии поддержки албанскими партиями, это такая уж очень многоходовая штука, и должна была сойтись очень сложная мозаика. Нужно было договариваться с очень многими фрагментами македонского политического пейзажа, чтобы в результате сложилась ситуация, при которой Трайковский стал президентом. Конечно, он пытался выйти за рамки куклы. И политическая ситуация во многом это ему позволяла. Еще нужно обратить внимание на то, что все постюгославские республики довольно сильно ограничены в своих взглядах на внешнюю политику. Все стремятся в ЕС. За это ЕС и НАТО выставляют им определенный набор требований. Хотят этого они или нет, во многом свои политические амбиции они сдерживают, исходя из этого главного направления движения всего балканского субрегиона - движения в сторону европейского единства.

Андрей Шароградский: Теперь вопрос о том, как может измениться внутренняя политика македонского руководства после гибели президента? Виталий, как вы считаете?

Виталий Портников: Опять-таки это продолжение темы политики внешней и полномочий президента. В определенной степени изменения будут, потому что Борис Трайковский в последнее время на посту президента был представителем определенной группы людей, не партии уже, а группы людей, которые составляли его ближайшее окружение, и, в какой-то мере я бы сказал, даже фракцию в той партии, которая потеряла власть в стране. И эти люди именно благодаря Борису Трайковскому имели возможность влиять на политическую жизнь в Македонии. Такой колоритный персонаж, это бывший министр правительства Македонии Доста Димовска, которую обвиняли в подслушивании разговоров депутатов и министров, которой пришлось оставить политическую сцену страны, и она была возвращена на нее именно Трайковским. Это только одна фигура. Таких фигур в окружении президента много, плохих, хороших, колоритных, интересных. Эти люди, конечно, без харизмы Трайковского, без его существования на политической сцене останутся не у дел, но, возможно, они попытаются найти для себя нового Трайковского - мы увидим. В любом случае понятно, что то различие между правыми и левыми, которое существует на политической сцене Македонии, требует президента-арбитра. Борис Трайковский таким арбитром не стал, но ему, как я уже говорил, удалось несколько отдалиться от собственной партии. Очень важно, чтобы следующий президент Македонии имел те же возможности.

Андрей Шароградский: Возникает вопрос, кто же может стать таким арбитром, кто может занять пост президента Македонии, есть ли реальный кандидат на этот пост после гибели Борис Трайковского?

Андрей Шарый: Не берусь предсказывать, может, Виталий окажется смелее меня, потому что ситуация очень сложная, мозаичная, требующая согласования в очень многих народных, и политических, и других инстанциях, поэтому я думаю, что, может быть, период междувластия в Македонии затянется надолго, еще и потому, что в этой стране, хотя она и очень маленькая, население всего 2 миллиона человек, тем не менее, в ней довольно сильны традиции такой византийской политики. Там всегда всеми со всеми договариваются, а тот результат, который на поверхности получается - не всегда бывает понятно, как это произошло. Помню ситуацию, при которой из Македонии были выведены войска ООН. Там был тысячный батальон, состоявший из норвежских и американских солдат, и по сиюминутным соображениям тогдашних македонских политиков требовалось его вывести. Они взяли и установили дипломатические отношения с Тайванем, после чего Китай, разозлившись, заблокировал в ООН мандат о продолжении миротворческой операции, и солдат пришлось выводить. Такой политический карамболь, витиеватая дипломатия, в серьезных странах так не поступают, но молодая республика - молодая дипломатия.

Андрей Шароградский: Да, этот пример на меня произвел большое впечатление. Очень интересная, по крайней мере, с дипломатической точки зрения, многоходовка. Виталий, последний вопрос вам, согласны ли вы с тем, что только что говорил Андрей, и как вы считаете, может ли нынешняя политическая элита Македонии выдвинуть такого арбитра, и кто им может стать, можете ли вы назвать какие-то конкретные имена, или хотя бы сказать, представитель какой партии это может быть?

Виталий Портников: Хочу вначале продолжить тайваньскую тему. Когда македонцы установили отношения с Тайванем, президент Киро Глигоров отказывался с этим соглашаться, и все были убеждены, что когда президентом станет Борис Трайковский, представитель правящей партии, он-то с этим точно согласится. Но что значит влияние должности - и Трайковский не воспринял эту дипломатическую идею. Именно поэтому я и говорю, что должность президента имеет большое значение, и не так уж мало людей хотели бы ее занять. Это и патриарх социал-демократической оппозиции Тито Петковский, который до сих пор не считает, что проиграл выборы Трайковскому - левые считали, что выборы подтасованы, они долгие годы не признавали Бориса Трайковского президентом страны... Сегодня для правых занять президентскую должность - это вернуть себе хотя бы толику утраченной во время парламентских выборов власти... Но, думаю, слушателям не нужны имена. Слушателям нужно четкое понимание того, что левый и правый лагеря сегодня будут бороться за то место, которое, прежде всего, определяет авторитет в общественной жизни Македонии.

Чтобы закончить, я вспомню одну из встреч с Трайковским, которая произошла во время спектакля российского театра "Глобус" в горном Охриде. Это было очень высоко, мне пришлось идти пешком, впервые на моей памяти движение перекрыли из-за присутствия президента. Когда я добрался, задыхающийся и усталый, я спросил у Борис Трайковского, "зачем вы перекрываете движение в курортном районе, где мы оба с вами отдыхаем, и я вот иду пешком, в то время как вы стремглав взлетаете с кортежем в эту крепость?" Трайковский заметил: "Мне, к сожалению, приходится прибегать ко многим мерам, чтобы напомнить, что я президент этой страны".

XS
SM
MD
LG