Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Число жертв катастрофического землетрясения и цунами достигло 25 тысяч


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.

Александр Гостев: Число жертв катастрофического землетрясения и цунами в Южной и Юго-Восточной Азии достигло, по последним данным, 25 тысяч. Местные власти уверены, что погибших гораздо больше, поскольку несколько тысяч считаются пропавшими без вести. Что происходит сейчас в Южной и Юго-Восточной Азии? Какова судьба находящихся там россиян? Можно ли в 21-м веке заранее предсказать силу и место землетрясений? Ответы на эти вопросы с помощью специалистов и экспертов попытался найти мой коллега Михаил Саленков.

Михаил Саленков: Подземные толчки жители юго-восточных азиатских островов ощущали воскресным утром в течение 17 минут. Самый сильный толчок произошел в районе индонезийского острова Суматра под дном Индийского океана на глубине в 25 километров. Землетрясение вызвало цунами - огромную волну, которая обрушилась на береговую линию восьми азиатских государств, а через несколько часов дошла до восточного побережья Африки.

Очевидцы стихийного бедствия рассказывают, что волна цунами смыла в океан несколько поселков. Больше миллиона людей остались без крова. Точное число жертв стихийного бедствия не известно, эта цифра постоянно увеличивается.

О том, что такое цунами, почему его волны приносят столько жертв и разрушений и можно ли его предсказать или предотвратить, я спросил Алексея Кокорина - руководителя российской климатической программы Всемирного фонда дикой природы.

Алексей Кокорин: Цунами образуется при любом взрыве, происходящем в океане, будь то на поверхности океана или на дне океана, и образуется гигантская волна. Это такая одиночная очень большая волна. При этом если в открытом океане она может быть пологой достаточно, скажем, если она высотой 20 метров, а длиной метров 200, то для судна это не так опасно, да даже и для человека, плывущего на небольшой лодке в открытом океане, ничего страшного нет. Однако когда она приближается к берегу, она начинает как бы сжиматься и становится очень большой высоты, 50 или даже 100 метров, что и наблюдалось в данном случае. Дальше вся эта гигантская масса воды обрушивается на берег. Соответственно, динамический удар очень силен, просто рушатся многие постройки, и тащит все назад. Естественно, для судов, стоящих рядом с берегом, это очень плохо. То есть они просто попадают под воду, ломаются, все перевертывается. Энергии достаточно, чтобы перевернуть достаточно крупное судно с 500 пассажирами, которое было перевернуто около берегов Индонезии, то есть это крупное судно было.

Михаил Саленков: Не могли бы вы объяснить, почему такие страны, как Таиланд, Шри-Ланка, Индонезия - этот крупный туристический центр - вдруг оказались неподготовленными к такой ситуации. Чем это можно объяснить? Почему не было никакого предупреждения?

Алексей Кокорин: В принципе, предсказать землетрясение достаточно сложно. При этом если землетрясение, например, на Камчатке или извержение вулкана, то сейсмологи более-менее могут это дело прогнозировать. Есть те или иные параметры, по которым это можно чуть-чуть предсказывать. Если же это океанское землетрясение, где никто за этим не следит, на дне океана никаких датчиков не стоит, то предсказать его невозможно. То есть, с одной стороны, это эффект неожиданности. Но оповестить-то было бы все равно можно, потому что скорость движения цунами намного ниже, чем скорость радиосвязи. Поэтому служба срочного оповещения цунами, которая, например, есть на островах около Японии, то есть японские острова от этого защищены. То есть, если цунами прошло определенный остров, например, из-за извержения в Тихом океане пошло цунами, оно идет к Японии… Скажем, если за 200 километров на небольшом острове стоит станция, пусть даже автоматическая, которая выдает сигнал о том, что идет цунами, у людей есть хоть немножко времени. Если у вас есть хотя бы 10 минут, добежать вверх может более-менее здоровый человек. А если он еще знает, что надо делать в случае с цунами, как это есть в Японии, еще лучше. То есть, есть сигнал цунами, взял свои заранее запакованные документы в сумочке и бегом вон на ту гору или бегом туда-то.

Михаил Саленков: А если горы нет?

Алексей Кокорин: Участь его тогда незавидна, конечно. С другой стороны, ведь это же не нужно горы. Нужно, чтобы был достаточный холм какой-то. Конечно, если брать Мальдивы, там ничего подобного нет.

Михаил Саленков: Алексей Олегович, скажите, вы когда-нибудь отдыхали в Юго-Восточной Азии?

Алексей Кокорин: Да. Я был как раз в районе острова Пхукет в этом году, в мае месяце.

Михаил Саленков: После того, что случилось, вы бы поехали еще раз в Таиланд, в Пхукет?

Алексей Кокорин: Конечно. Потому что есть вероятность всего. Когда вы едете на машине, у вас есть вероятность из-за непредвиденных обстоятельств, даже не зависящих от человека, погибнуть. То же самое, увы, мы знаем с самолетами. Так вот с цунами эта вероятность меньше, существенно меньше. С другой стороны, сейчас я бы, конечно, не поехал. Потому что отдыхать в условиях стихийного бедствия, в условиях гибели такого количества людей, это как-то аморально.

Михаил Саленков: Таково мнение руководителя российской климатической программы Всемирного фонда дикой природы Алексея Кокорина.

О том, что подтвержденной информации о погибших россиянах нет, говорят в Министерстве иностранных дел России. Об этом заявил официальный представитель МИД Александр Яковенко. Министр иностранных дел Сергей Лавров рекомендовал российским гражданам воздержаться от поездок в пострадавшие от стихийного бедствия регионы Юго-Восточной Азии.

XS
SM
MD
LG