Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пять депутатов парламента Швеции выступили с заявлением о проведении нового расследования причин катастрофы парома "Эстония"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.

Кирилл Кобрин: Сегодня 10 лет со дня гибели парома "Эстония" в водах Балтийского моря. В результате кораблекрушения погибли 852 человека, спаслись только 137. Комиссия, расследовавшая причины катастрофы, пришла к выводу, что "Эстония" затонула из-за ошибок в конструкции судна. Однако, по мнению не входивших в комиссию экспертов, существуют и другие версии. Накануне годовщины трагедии пять депутатов парламента Швеции, в том числе и выживший во время крушения Кент Харстед, выступили с заявлением о проведении нового расследования причин катастрофы. Подробности в репортаже корреспондента Радио Свобода Михаила Саленкова.

Михаил Саленков: Поздним вечером 27 сентября паром "Эстония" вышел из таллиннского порта в сторону Стокгольма. На борту находились 989 пассажиров, большинство их которых были гражданами Швеции. Недалеко от границы с территориальными водами Финляндии начался шторм, и судно стало кренить на правый борт. Рассказ продолжает Юрий Васьк, член экипажа парома "Эстония", один из 137 человек, которым удалось выжить в кораблекрушении. Мой первый вопрос ему: как вы узнали о том, что судно начало тонуть?

Юрий Васьк: Где-то в районе двух часов ночи появился сильный крен у судна, объявили тревогу. И через некоторое время пришло также с капитанского мостика сообщение, что судно тонет. Я был членом экипажа, поэтому у меня было определенное место, в котором я должен был быть во время тревоги, но, к сожалению, это место уже было под водой, поэтому пришлось выбираться на противоположный борт. Но и после этого достаточно быстро все происходило. То есть судно легло на борт полностью, начало тонуть, в ходе чего, так сказать, я упал в воду и выбрался на плот. Проболтавшись на плоту до утра, мы попали на судно "Викинг Изабелла", которое, в общем-то, нас и спасло.

Михаил Саленков: Ситуация какая была вокруг вас, когда вы выбирались из своего отсека?

Юрий Васьк: Моя каюта находилась на одной из верхних палуб, поэтому то, что творилось как бы на всем судне, я не видел. Вокруг просто люди выбирались, шли к выходу, точнее, карабкались уже к выходу, потому что был сильный крен. Но на самом деле, как впоследствии рассказывали о том, что было много паники и так далее, этого я просто не видел, поскольку, видимо, это все происходило на нижних палубах.

Михаил Саленков: Когда спасатели подоспели к тонущему судну... на ваших же глазах оно ушло под воду, да?

Юрий Васьк: Да. Оно ушло под воду в течение 20 минут приблизительно, что для такого огромного судна практически мгновенно. На самом деле после того, как был передан сигнал бедствия, все суда двинулись в сторону, где утонуло судно. Поскольку там было достаточно много судов, которые шли из Хельсинки в Стокгольм - там достаточно оживленное движение, я не знаю точно, но где-то порядка 3-4 судов сразу пошли искать потерпевших бедствие.

Михаил Саленков: А как вы думаете, почему все-таки 852 человека погибли и лишь 137 удалось спасти?

Юрий Васьк: В последнее время очень часто сравнивают как бы эту катастрофу с катастрофой "Титаника", сравнивают в том, что на "Титанике" не было спасательных средств для людей, поэтому там так много погибло людей. Но на самом деле эти две ситуации совершенно разные, поскольку "Титаник" тонул несколько часов, а "Эстония" утонула за 20 минут. То есть, попросту говоря, у людей не было времени выбраться с судна.

Михаил Саленков: Юрий, есть очень много разных версий по поводу того, из-за чего произошло кораблекрушение. Говорят о том, что там был взрыв, или о том, что там не закрыли ворота того блока, де перевозили автомобили. Что вам кажется наиболее вероятным?

Юрий Васьк: Честно говоря, я наиболее склонен к официальной версии, потому что она наиболее логичная, о том, что просто волнами разбило аппарель, вырвало ее, поскольку сила воды очень большая. И к тому же, таких вещей, как взрыв, я просто не слышал, хотя я находился на судне.

Михаил Саленков: Юрий, а вы не могли бы уточнить, аппарель - это что?

Юрий Васьк: Аппарель - это планка, которая опускается и по которой въезжают машины. Есть нос у судна, который поднимается. И вот когда судно заканчивает погрузку, поднимается эта аппарель и закрывается сверху этой носовой частью судна. И, в общем-то, вероятность того, что там была допущена какая-то ошибка..., я просто не верю в это.Еще была версия, что там не были закреплены машины на деке. Это тоже невозможно в данной ситуации, потому что как только заезжает машина, первое, что с ней делают - это укрепляют тросами. Поэтому вероятность того, что там что-то не закрепили, тоже ничтожно мала.

Михаил Саленков: После того, как случилась эта трагедия, вы ездили по этой линии Таллинн-Стокгольм?

Юрий Васьк: Надо сказать, что я через несколько месяцев после этого вышел на работу на новое судно.

Михаил Саленков: То есть вам не было страшно вновь плыть на пароме?

Юрий Васьк: Какое-то внутреннее чувство присутствует, но, тем не менее, логика подсказывает, что такие вещи случаются настолько редко, что это равносильно тому, что не выходить на улицу, потому что боишься, что кирпич на голову упадет.

Михаил Саленков: Юрий, последний вопрос. Как вы обычно проводите вот эти два дня - 27-28 сентября?

Юрий Васьк: Как правило, провожу с семьей. Уже вошло в традицию - это отмечается как второй день рождения. Но единственное, что он всегда как бы омрачен воспоминаниями о погибших, поскольку также на пароме работала моя родственница - тетя моя, которая погибла. Поэтому особого веселья в этот день не бывает. Скорее это день скорби.

Михаил Саленков: О том, как проходило расследование крушения парома "Эстония" и какие выдвигались версии, я попросил рассказать корреспондента газеты "Молодежь Эстонии" Любовь Семенову.

Любовь Семенова: Затонул корабль удивительно быстро. Именно поэтому так много всяких версий появилось. Была создана комиссия, в которую вошли представители трех стран - Швеции, Финляндии и Эстонии, поскольку сам паром принадлежал шведско-эстонской компании "ИстЛайн", и на нем были, помимо шведских и эстонских пассажиров, еще и пассажиры из Финляндии. Чуть позднее к ним присоединились и комиссии из Германии.

Выдвигалась масса версий. Все они до сих пор, 10 лет прошло, еще не нашли своего конкретного подтверждения. В качестве официальной версии выдвинута то, что оторвалась аппарель палубы автомобильной, где находились автомобили, которые не были закреплены, пришли в движение. Из-за этого корабль потерял устойчивость, лег на борт. Ну, а волны штормовые свое дело сделали.

Еще обвиняют капитана корабля, который не снизил скорость, а шел на той же большой скорости - вот это была одна из его ошибок, которая привела к столь быстрой гибели корабля.

Помимо этой версии, были еще, вплоть даже до мистических, что видели какие-то неопознанные рядом в волнах предметы. Но были еще версии насчет того, что на корабле, якобы, перевозилась контрабанда. Кто-то говорит о кобальте, кто-то - об осмии, кто-то - о каких-то радиоактивных веществах, и даже о неких ракетах, которые, якобы, переправлялись туда после того, как российские войска были выведены из Эстонии. И, якобы, что-то связанное с палдисским реактором, который как раз тогда разбирался.

Михаил Саленков: Пять депутатов шведского парламента решили провести новое расследование. Почему официальная версия считается несостоятельной некоторыми экспертами?

Любовь Семенова: Потому что к кораблю как к таковому не допускали ведь с самого начала ни водолазов, чтобы они сделали подводные съемки, как будто бы что-то скрывали, как будто бы было что-то такое, что нужно было скрывать на этом корабле уже под водой.

Михаил Саленков: Новой комиссии по расследованию крушения парома "Эстония", которую, возможно, и создадут по инициативе шведских парламентариев, вряд ли удастся обследовать останки судна. Несколько лет назад государствами Балтийского моря было подписано соглашение, чтобы место, где утонул паром "Эстония", считать захоронением, которое нельзя беспокоить.

XS
SM
MD
LG