Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Внесудебные компенсации от диспетчерской компании Skyguide за катастрофу над Боденским озером


Программу ведет Андрей Шароградский. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.

Андрей Шароградский: Катастрофа над Боденским озером унесла жизни 71 человека. Часть потерпевших согласилась принять во внесудебном порядке компенсации от диспетчерской компании Skyguide, признавшей свою вину за случившееся. Об этих людях вторая часть репортажа корреспондента Радио Свобода в Уфе Мумина Шакирова.

Мумин Шакиров: Прошло два года продолжительных и упорных переговоров юристов со швейцарскими и немецкими властями, параллельно адвокаты вели консультации с руководством диспетчерской службы Skyguide.

В итоге мировое соглашение подписали семьи 12 членов экипажа ТУ-154 (это клиенты Эльмара Гимуллы) и родственники 27 погибших пассажиров, чьи интересы представляют также немецкие адвокаты во главе с Михаэлем Витти. По разным оценкам, потерпевшие из группы Гимуллы получили от компании Skyguide от 100 до 200 тысяч американских долларов за каждую жертву. В настоящий момент оформляются документы по денежным выплатам родственникам, которые работают с Михаэлем Витти и его партнерами из юридической фирмы "Dr. Vehlow & Wilmans». Речь идет о сумме в 150 тысяч долларов США за каждого погибшего пассажира.

Третья группа потерпевших, заключившая соглашения с американской адвокатской конторой Podhurst, отказалась от предложений Skyguide и приняла решение судиться с потенциальными виновниками трагедии.

Сотрудник башкирского правительства Инзилия Пушкарева, потерявшая в авиакатастрофе дочь Евгению, по совету адвокатов согласилась на условия Skyguide. Публикация официального отчета немецкой комиссии по расследованию авиакатастроф из Брауншвайга переломила ситуацию.

Инзилия Пушкарева: Большинство настроились в определенный период работы, что мы пойдем до судебного конца, хотя внутри я всегда ждала – нет, не должен быть суд, это длительно, это годы. Насколько хватит моих сил? А у меня еще семья. Мне есть для кого жить. Но, тем не менее, вот этот резкий поворот появился, когда был опубликован отчет. И тогда же наши адвокаты смогли ознакомиться с теми документами, которые до нашего согласия рассмотрения дела в суде еще не были известны. Получив эти документы, изучив их, зная более тонкие глубокие подробности, в том числе перспективность рассмотрения дела в суде, я думаю, здесь было правильное решение. Они сказали честно: да, мы можем идти в суд, но перспектив нет, исходя из того, что было добыто из заключения.

Мумин Шакиров: Юрист башкирского правительства Марат Газизов - у него погибла в авиакатастрофе дочь Альбина - был настроен на длительные судебные разбирательства, однако и его убедил адвокат Михаэль Витти принять предложения компании Skyguide.

Марат Газизов: Просто психологически меня настроили уже, что надо еще побороться, подождать еще года два, может быть. То есть я уже согласился с этим, а потом была последняя встреча - и он заявил о том, что все, достигли оптимальной договоренности с фирмой Skyguide, дальше уже идти некуда. Это же в будущем, потом выводы надо будет делать, а сейчас это трудно сделать. Если, допустим, даже другая группа получит большую компенсацию, ну, можно сказать, что наши адвокаты допустили какую-то ошибку, от ошибок никто не застрахован. И осуждать их за это, я думаю, не стоит, потому что, хоть это американские адвокаты, хоть это немецкие адвокаты, - они же тоже свой интерес имеют и, естественно, заинтересованы оптимально удовлетворить интересы клиента.

Мумин Шакиров: Юрист Юлия Федотова - координатор группы родственников, чьи интересы представляет немецкая команда адвокатов во главе с Михаэлем Витти, - пытается жестко аргументировать свое решение и выбор своих коллег по несчастью.

Юлия Федотова: Мы знаем законодательство всех стран - участников этого процесса. Мы знаем, сколько лет потребуется, для того чтобы в судах добиться этого решения, и на сегодняшний день вынуждены констатировать: предложение компании Skyguide, та сумма, на которую они вынуждены сейчас согласиться по требованию наших адвокатов, в 7 раз превышает ту сумму, которую родственники могут получить в результате судебного процесса в Европе.

Мумин Шакиров: Явных конфликтов или словесных перепалок между двумя группами потерпевших нет, но ситуация, когда одни родственники согласились на условия швейцарской компании Skyguide и сняли свои претензии с потенциальных виновников трагедии, а другие продолжают отстаивать свои позиции, всегда спорная, если не конфликтная.

Вне микрофона Инзилия Пушкарева призналась, что не раз слышала в свой адрес нелицеприятные высказывания, типа: «Что же вы так дешево продали своих детей?» Сама Пушкарева уважает выбор родственников, чьи интересы защищает юридическая фирма Podhurst. Американские адвокаты подали иски в Испании и в США на компанию Skyguide и на фирмы, производящие навигационное оборудование для летательных аппаратов.

Инзилия Пушкарева: Мы все в одинаковом положении, и я не думаю, что они больше детей, скажем так, любят. Эту душевную боль мы понимаем, они видят так, у них позиция адвокатов другая. У нас изначально позиция была досудебная, у них изначально была только судебная позиция. И на этих условиях они заключили договор, что они доведут дело до суда.

Мумин Шакиров: Если исходить из математических расчетов, то 150 тысяч долларов США - эта не та сумма, которую получит каждая семья за погибшего родственника, она в конечном результате будет меньше. Расходы адвокатов составляют около 30 процентов от этой цифры - таковы условия контракта. Но и оставшаяся сумма, надо признаться, беспрецедентная в условиях современной России, когда потерпевшие получают такие материальные компенсации за потерю родных и близких в авиакатастрофе.

На что готовы люди потратить деньги, которых судьба им подкинула оттуда, откуда они их никогда не ждали? Об этом рассказывает Инзилия Пушкарева.

Инзилия Пушкарева: Я об этом очень много думала, я не знаю, насколько даже прикосновенны эти деньги. У меня даже была такая мысль: я должна, наверное, еще сама заработать сумму не менее, если я намерена распорядиться этими деньгами. Дочь заканчивает через некоторое время высшее учебное заведение. Наверное, на удовлетворение своих материальных потребностей эти деньги потрачены быть не могут.

Мумин Шакиров: У Марата Газизова также особое отношение к этим деньгам.

Марат Газизов: Для нас с женой это давно решенный вопрос: ни одной копейки из этих денег не уйдут на нас. Наша задача - приумножить это достояние, вот и все. И если мы хотим жить лучше, то жить лучше - от заработанного, а эти деньги - неприкосновенный запас.

Мумин Шакиров: У Инзилии Пушкаревой остались дочь Катя и муж Александр. О том, чтобы родить еще одного ребенка после трагедии, - в ее семье этот вопрос обсуждался, но мешают возраст и психологические проблемы.

Инзилия Пушкарева: Честно говоря, были, но в такой ситуации ждать ребенка - все равно я бы думала, что Жени нет, а это взамен. А это по отношению к этому ребенку было бы нечестно. А потом, видите ли, возраст…

Мумин Шакиров: У Марата Газизова остались двое детей, сыновья Мансур и Эльдар, и жена Фарида. Теперь он ждет только внуков.

И все же жизнь берет свое. За прошедшие два года с момента авиакатастрофы в семьях потерпевших появилось шестеро новорожденных. Правда есть и печальная статистика: одиннадцать человек умерли от болезней и переживаний.

Андрей Шароградский: В завтрашнем выпуске программы «Время свободы» Мумин Шакиров продолжит свой специальный репортаж из Уфы и расскажет о позиции адвокатов, представляющих интересы разных групп родственников погибших пассажиров самолета Башкирских авиалиний. Напомню, что немецкие юристы договорились о внесудебном разрешении конфликта и добились определенных денежных выплат для потерпевших. Американские адвокаты вместе со своими клиентами подали судебные иски на ответчиков и намерены отсудить у них многомиллионные компенсации.

XS
SM
MD
LG