Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Авиакатастрофы во Львове и Москве. Причины случившегося


Ведет программу Дмитрий Волчек. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Владимир Ивахненко, Дмитрий Казнин и эксперт киевского Центра исследования армии, конверсии и разоружения Сергей Сгурец.

Дмитрий Волчек: По уточненным данным жертвами субботней катастрофы истребителя Су-27 во время празднования юбилея 14 авиационного корпуса ВВС Украины стали 83человека, более 100 получили ранения. В понедельник состоялись первые похороны погибших на авиа-шоу под Львовом. В связи с катастрофой президент Украины Леонид Кучма отправил в отставку нескольких руководителей министерства обороны, полеты военных самолетов над украинской территорией временно запрещены. Из Киева передает Владимир Ивахненко.

Владимир Ивахненко: Трагедия во Львове стала самой большой катастрофой за всю историю авиа-шоу. В минувшую субботу в ходе показательного полета истребитель Су-27, выполняя один из маневров, зацепил кроны деревьев и спустя несколько секунд упал на зрителей. В результате падения самолета погибли 83 человека, в том числе 23 ребенка, и почти 200 получили ранения.

Согласно предварительным результатам следствия причиной катастрофы стали просчеты в организации и проведении полетов, а также халатность военных. В воскресенье президент Украины подписал указ о снятии с должности с формулировкой "по служебному несоответствию" начальника Генерального штаба Петра Шуляка, в этот же день рапорт об отставке написал глава военного ведомства Владимир Шкидченко. Свое решение он объяснил моральной ответственностью за гибель людей. Однако президент пока не принял отставку министра обороны.

Следствие уже сделало вывод о том, что во время авиа-шоу не были обеспечены достаточные меры безопасности. По требованию прокуратуры арестованы генерал Владимир Стрельников, уволенный в субботу с поста командующего Военно-воздушными силами и еще несколько высокопоставленных военных. Их обвиняют в нарушении правил организации и проведения полетов. Уголовное дело возбуждено и против двух пилотов разбившегося Су-27. На первом допросе летчики заявили, что поле и размещение зрителей не соответствовали плану полетов, и они были вынуждены изменить маршрут самолета. Работающая во Львове государственная комиссия рассматривает и версию о неисправности истребителя, на котором, как выясняется, пилоты никогда ранее не тренировались. Возможно, окончательные выводы о причинах катастрофы будут названы после расшифровки всех данных найденного бортового самописца. По решению главы государства на территории Украины запрещено проведение авиасалонов. А министерство обороны временно приостановило полеты всех военных самолетов, кроме находящихся на боевом дежурстве.

Между тем, некоторые эксперты называют львовскую трагедию следствием кризиса в украинской армии, на ее вооружении находятся давно устаревшие самолеты, которые всего лишь несколько раз в году поднимаются в небо; из-за отсутствия горючего военные пилоты не могут налетать требуемой количество часов и таким образом теряют навыки и свою квалификацию. Как заявил лидер украинских коммунистов Петр Симоненко, львовская трагедия - закономерный итог бесхозяйственности и безответственности власти, демонстрация полной потери обороноспособности государства. По последним данным министерства по чрезвычайным ситуациям в больницах Львова остаются 70 пострадавших, состояние 21 из них медики оценивают как крайне тяжелое. Правительство обещает в случае необходимости обеспечить лечение пострадавших за рубежом. В понедельник во Львове и некоторых районах области состоялись похороны 45 погибших. Это не первая катастрофа, произошедшая по вине военных. В октябре минувшего года украинская ракета случайно сбила над Черным морем российский Ту-154; тогда погибли все 78 пассажиров и членов экипажа. Субботняя катастрофа во Львове может оказаться не последней. Для того, чтобы подобные трагедии не повторялись, по мнению многих украинских политиков, необходимы радикальные реформы национальных Вооруженных Сил.

Дмитрий Волчек: О ходе расследование авиакатастрофы и мерах, которые принимают украинские власти, я беседовал с экспертом киевского Центра исследования армии, конверсии и разоружения Сергеем Сгурцом. Господин Сгурец, какие уроки следует извлечь из львовской трагедии, и можно ли было, на ваш взгляд, ее избежать?

Сергей Сгурец: Этой трагедии можно было избежать, потому что, как становится ясно, были нарушены требования безопасности при подготовке подобного шоу. С другой стороны, особенность подобных трагедий состоит в том, что, когда украинская ракета сбила самолет Ту-154, который пролетал над Черным морем с пассажирами, опять крайними сделали должностных лиц, которые были просто уволены с должностей. При этом не были решены коренные проблемы, которые лежат в основе: с одной стороны, крайне малое финансирование Вооруженных Сил, с другой стороны, очень медленные темпы реформы. И чем армия меньше получает денег, тем она опаснее для своего народа.

Дмитрий Волчек: Если я вас правильно понял, вы считаете принимаемые властями меры неадекватными, эту цепь отставок, в частности?

Сергей Сгурец: Это наиболее поверхностное решение проблемы. То есть, какой смысл снимать командующего ВВС? Смысл в этом, конечно, есть, но это не решает саму проблему. Какой смысл сажать его в следственное отделение службы безопасности и всех сажать в камеру, если в государстве нет ответственности за то, почему армия получает так мало средств, и почему летчики, которые должны летать 100-150 часов в год, летают максимум 10 часов в год? Кто за это отвечает?

Дмитрий Волчек: Вы считаете главной проблемой недостаточное финансирование армии?

Сергей Сгурец: Если мы говорим о состоянии боеготовности Вооруженных Сил, то проблема именно в недостаточном финансировании армии. Если мы говорим об этой трагедии, то здесь и показуха, и желание показать то, что состояние дел лучше, нежели на самом деле, и попытки решить проблемы шапочным разбором.

Дмитрий Волчек: Что касается показухи, сейчас президент принял решение запретить все авиа-шоу с использованием военных самолетов. Вы считаете это решение разумным?

Сергей Сгурец: На самом деле авиа-шоу с участием военных самолетов проводились не так часто. Это было, скажем, так: раз в два года на Украине проводятся военные парады, где привлекается авиационная техника; это военные парады ко Дню Военно-Морских Сил, где также используется авиация; и подобные мероприятия, которые закончились трагедией во Львове. Обычно запрет на авиа-шоу касается стандартных мероприятий, чтобы выяснить причины, почему упала та или иная машина. Что касается вообще запрета на подобные военно-воздушные мероприятия, то президент говорил о том, что такие мероприятия нужно проводить в случае крайней необходимости. Я думаю, что они вообще не будут проводиться, потому что теперь будут перестраховываться, как после неудачных ракетных пусков запретили проводить ракетные пуски на территории Украины. Теперь украинские ракетчики не стреляют: чтобы они стреляли, их нужно отвезти в Россию, заплатить за каждый пуск 100 тысяч долларов - это не по карману украинской армии; фактически это резко отразится на боеготовности. Было бы гораздо больше пользы, если бы президент заявил, что мы принимает решение создать условия для подготовки пилотов, чтобы они на самом деле летали, и эти полеты не были бы похожи на полеты летающих гробов.

Дмитрий Волчек: Сейчас многие эксперты говорят о том, что львовская трагедия обнажила кризис украинской армии. В чем компоненты этого кризиса? Вы уже сказали о недостаточном финансировании, другие примеры привели. Господин Сгурец, какие общие черты?

Сергей Сгурец: Сейчас происходит так, как и любой организм или механизм, который можно сравнить с организмом армейским, он еще черпает лимиты, в которых он может работать безопасно. До сих пор, по большому счету, армия украинская модернизировалась. Но модернизировать до бесконечности устаревающий организм невозможно, его нужно реформировать. Так вот, несмотря на то, что у нас очень много планов реформирования Вооруженных Сил в целом и отдельных видов Вооруженных Сил, на самом деле, не имея достаточного финансирования, планы реформ все время откладываются дальше и дальше. А сам организм военных приходит в негодность, увеличиваются ножницы между декларируемыми целями и реальным состоянием Вооруженных Сил. В этом случае высший генералитет должен набраться мужества и сказать о том, что армия не боеготовна, армия не способна выполнять поставленные задачи. Сделать такое заявление в принципе для высшего генералитета смерти подобно, потому что система ответственности украинской армии построена таким образом, что тот, кто говорит о проблемах, он же является и ответственным за то, что такие проблемы существуют. У нас такая парадоксальная ситуация получается, когда никто в государстве на самом деле не отвечает за то, почему не выполняется оборонный бюджет, даже утвержденный парламентом. То есть, деньги выделены, но на этот период времени армия получила лишь 7% от того, что она должна была получить за первое полугодие. Вот опять мы говорим о том, что нет возможности найти ответственное лицо на достаточно высоком уровне, которое бы взяло на себя ответственность за состояние армии в целом, а не тот вариант, когда мы имеем отдельных генералов, которые сидят в следственном изоляторе, и которых сделают "крайними". Они виноваты, но в целом проблема гораздо шире и глубже.

Дмитрий Волчек: А есть ли такой военачальник, на ваш взгляд, который мог бы потенциально взять на себя такую смелость и, может быть, провести такую реформу, о которой вы говорите?

Сергей Сгурец: Военная реформа проводится не силами военных. Это та ошибка, которая из года в год повторяется. На самом деле, провести реформы нужно не только армии, а всех силовых структур в целом, проводить комплексные реформы со взаимодействием всех структур, посмотреть, кто нужен, а кто не нужен. Но, парадоксальная ситуация: есть у нас программа реформирования Вооруженных Сил, она подписана президентом, но она не утверждается парламентом. Парламент, в то же время, выделяет деньги под программу, которую он не читал, не смотрел, но должен ее финансировать. Возникает противоречие между исполнительной и законодательной властью по поводу целей и сроков военной реформы. То есть, на данном этапе, я думаю, на Украине активизируется разговор о том, что нужно уровнять шансы исполнительной и законодательной власти в контроле за оборонной сферой, хотя, в принципе, на данном этапе больше шансов и больше рычагов управления находится в исполнительной ветке власти. Это один момент, и именно на волне этих обострившихся дискуссий возникнет вопрос как гражданском контроле в целом, так и сроках и темпах проведения военной реформы на Украине в более сжатые термины и с более кардинальными показателями, как по количеству вооружений, так и по количеству личного состава.

Дмитрий Волчек: Представители авиапредприятия "Пулково", которому принадлежал разбившийся в минувшее воскресенье недалеко от аэропорта "Шереметьево-1" авиалайнер Ил-86, опровергают информацию о том, что его экипаж перед вылетом в Санкт-Петербург не прошел положенный медосмотр, а сам самолет не был проверен на техническую исправность. Из Петербурга передает Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: Потерпевший накануне катастрофу самолет Ил-86 прошел необходимый техосмотр, а его экипаж - медицинское обследование. Об этом, опровергая появившиеся в средствах массовой информации сообщения о том, что ни технический, ни медицинский осмотр не были пройдены, заявили сегодня в пресс-службе авиапредприятия "Пулково". По словам пресс-секретаря авиапредприятия Елены Елагиной, проходить медосмотр в "Шереметьево-1" экипажу не требовалось, так как самолет совершал транзитный рейс.

Елена Елагина: Медосмотр экипаж прошел в городе Сочи, откуда выполнял рейс в Москву. Учитывая транзитную посадку и малое время стоянки в Москве, потому что в Москву авиалайнер прибыл в 13.43., а в Петербург вылетел в 15.18, то повторный медицинский осмотр не требуется в транзитном аэропорту. Получилось, что это рейс транзитный Сочи - Москва - Петербург.

Дмитрий Казнин: Технический осмотр самолета проводили техники, которые находились на борту Ила и которые числятся в списке погибших при катастрофе. Слово - пресс-секретарю авиапредприятия "Пулково" Елене Елагиной.

Елена Елагина: Что же касается технического осмотра, то он был произведен перед вылетом из Москвы силами инженерно- технического персонала, включенного в состав экипажа именно для того, чтобы осуществлять техническое обслуживание.

Дмитрий Казнин: Теперь невозможно сказать, какими были результаты этого техосмотра. Оперативное техническое обследование самолетов производится до и после каждого полета или силами находящихся на борту техников, как было в случае с Ил-86, или силами техслужб аэропорта, в котором находится самолет. По словам руководителя пресс-службы "Пулково" Константина Тарасевича, трудно сказать, существуют ли какие-нибудь документальные подтверждения проведенного предполетного техосмотра потерпевшего катастрофу лайнера. Между тем, полное техническое обследование авиалайнер прошел 7 апреля 2002 года в авиационно-технической базе аэропорта "Пулково". При этом никаких неполадок обнаружено не было. О причинах катастрофы ни руководство "Пулково", ни какие-либо другие службы пока не говорят. Уже появилось несколько версий возможных причин трагедии. Одна из них - отказ двигателя, еще одна версия - отказ системы управления. Слово - первому проректору Академии гражданской авиации пилоту первого класса Геннадию Коваленко.

Геннадий Коваленко: Мне кажется, что это, безусловно, не отказ двигателя. Если там что-то и отказало, то, как мне кажется, система управления. И меньше всего я хочу, просто зная, как обстоит дело с профессиональной подготовкой в аэропорту "Пулково", мне почему-то кажется, что экипаж должен был действовать там надежно и правильно. Система управления, как рассказывают очевидцы, что он "задрал нос", там это могло быть. Почему могло быть, я не знаю.

Дмитрий Казнин: При этом первый проректор Академии гражданской авиации Геннадий Коваленко не сомневается в профессиональных качествах Пулковских летчиков. По его словам, совсем недавно экипаж разбившегося лайнера отрабатывал на тренажерах возможные внештатные ситуации.

Геннадий Коваленко: Максимум квартал назад этот экипаж проходил тренировку на тренажере, отрабатывал возможный отказ двигателя, возможный пожар двигателя в полете, возможный отказ системы управления. Но мы знаем, что бывают такие отказы, мы их называем катастрофическими.

Дмитрий Казнин: Кроме того, по мнению первого проректора Академии гражданской авиации Геннадия Коваленко, ситуация с подготовкой личного состава на авиапредприятиях России оставляет желать лучшего.

Геннадий Коваленко: Мы проанализировали ситуацию, и получилось так, что достаточно большое количество командно-летного состава не повышало свою квалификацию около 10 лет.

Дмитрий Казнин: Первые официальные версии причины гибели Ил-86 появятся после расшифровки найденных на месте черных ящиков; произойдет это, по словам представителей пресс-службы "Пулково" только через несколько дней. Родственники погибших членов экипажа получат страховые выплаты в размере ста тысяч рублей на каждую семью. Об этом заявил Александр Швейдель, президент страхового общества "Конда", которое и застраховало экипаж авиалайнера.

Александр Швейдель: Люди были застрахованы на тысячу минимальных окладов. Это на сегодняшний день составляет 100 тысяч рублей на каждого застрахованного. Выгодоприобретатели после получения свидетельства о смерти сразу могут обратиться в комиссию по организации похорон и, в принципе, мы готовы выплачивать без промедления.

Дмитрий Казнин: Денежную компенсацию получат и оставшиеся в живых стюардессы Татьяна Моисеева и Арина Виноградова. Слово - президенту страхового общества "Конда" Александру Швейделю.

Александр Швейдель: По окончании их лечения будут приниматься решения. То есть то, что они получат страховую компенсацию, это абсолютно очевидно, но в каком объеме они получат, это будет видно уже из больничных листов.

Дмитрий Казнин: Борт самолета застрахован в страховом обществе "АФЕС" на три миллиона долларов. Здесь, прежде чем будут произведены выплаты, комиссия, занимающаяся выяснением причин гибели самолета, должна завершить работу. На данный момент в Пулково создана специальная похоронная комиссия, в которую, кроме представителей авиапредприятия, вошли и представители страховых компаний. Сегодня стало известно, что специального рейса для вылета родственников погибших членов экипажа организовано не будет. Как сообщили в пресс-службе "Пулково", двое родственников уже самостоятельно отбыли в Москву. Но если в Москву захочет полететь кто-то из оставшихся родственников, им будут предоставлены места на обычные рейсы. Пока, по словам представителя пресс-службы авиапредприятия "Пулково", никто из родственников погибших такого желания не высказал.

XS
SM
MD
LG