Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Спасатели разбирают завалы в парижском аэропорту – почему обвалилась эта крыша?


Программу ведет Андрей Шарый. Над темой работал Андрей Шароградский. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Семен Мирский и Михаил Саленков - он беседовал с московским архитектором Алексеем Клименко.

Андрей Шарый: По уточненным данным, 4 человека погибли в воскресенье в результате обвала крыши в аэропорту имени Шарля де Голля в Париже. В России катастрофа сразу вызвала ассоциации с трагедией в московском аквапарке "Трансвааль", случившейся 14 февраля этого года и другими подобными случаями, которые, к счастью, не привели к столь многочисленным человеческим жертвам. В обоих случаях версия теракта практически полностью исключена. Что же становится причиной аварий, случающихся с только что построенными зданиями? Халатность строителей, недоработки в проектах? Слишком большая скорость строительства? Над темой работал мой коллега Андрей Шароградский:

Андрей Шароградский: Авария в парижском аэропорту произошла в воскресенье ранним утром - обвалилась крыша терминала, вступившего в строй меньше года назад. Этот терминал обслуживал авиакомпании, входящие в международный альянс "Скайтим". Вначале сообщалось о шести погибших, потом выяснилось, что жертвами трагедии стали четыре человека. Среди них - два гражданина Китая и гражданка Чехии, национальность еще одного погибшего пока неизвестна. Три человека получили легкие ранения. Пассажиров в момент аварии было немного, однако только что прибыл рейс из Йоханнесбурга и готовился к вылету самолет в Прагу. Одними из первых, кто подтвердил бросившимся к месту происшествия журналистам информацию об обвале крыши, были сотрудник аэропорта и муж одной из пассажирок.

Сотрудник аэропорта: Когда я приехал на работу, мне сказали, что у терминала 2 Е рухнул пролет, в котором находились 3 посадочных выхода. Больше я ничего не знаю

Муж пассажирки: Сегодня утром, около семи часов утра, я отвез жену в аэропорт - у меня есть талон с автостоянки, который может это подтвердить. И тут же она мне перезвонила и начала плакать, крича "Роман, только что обрушилась крыша, и люди вокруг кричат и плачут".

Андрей Шароградский: По словам других очевидцев, за несколько минут до обвала раздался треск и посыпалась бетонная пыль. Встревоженные пассажиры предупредили полицейских, которые начали эвакуацию, но завершить ее полностью не успели. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Париже Семен Мирский:

Семен Мирский: В поисках тел пассажиров, находившихся под рухнувшими бетонными глыбами терминала, была использована новейшая техника, включая уловители звуков, так называемые сонары, способные зарегистрировать звук человеческого дыхания на расстоянии нескольких десятков метров. И в очередной раз в аэропорту "Шарль Де Голль" было доказано, что никакая сверхсовременная техника не идет в сравнение с работой специально выученных собак. Именно собаки обнаружили под обломками тела всех четырех погибших пассажиров. И если, согласно первоначальным сообщениям, речь шла о пяти погибших, то ошибка объясняется фантастическим нюхом одной из собак спасательной службы, просигналившей два раз присутствие тела там, где, простите за ужасную деталь, тело одного пассажира оказалось разрезанным на две половины рухнувшей на него металлической балкой. Как сообщила дирекция аэропорта, обвал части терминала 2 Е не вызовет нарушений в графике движения самолетов.

Андрей Шароградский: Практически сразу версия террористического акта была отвергнута, однако причины происшествия пока неясны, и представители властей Франции всячески подчеркивают, что будут контролировать ход расследования. Премьер-министр Франции Жан-Пьер Рафаррен заявил, побывав на месте трагедии:

Жан-Пьер Рафаррен: Власти мобилизованы, все мы потрясены чудовищными последствиями этого обвала. Наши мысли сейчас с семьями жертв. Мы будем уделять огромное внимание расследованию, которой должно выяснить причины происшествия. Для нас очень важно до конца определить эти причины, чтобы обеспечить безопасность всех пассажиров, пользующихся этим аэропортом, важность которого для наших европейских контактов хорошо известна всем.

Андрей Шароградский: Собственное административное расследование начала кампания АДП, управляющая парижскими аэропортами. Автор проекта терминала архитектор Поль Андре, работающий сейчас в Пекине над новым зданием Национального театра, заявил, что немедленно возвращается в Париж и будет полностью в распоряжении французских властей. Андре утверждает, что в спроектированной им конструкции, элементами которой являются традиционные стекло, бетон и сталь, не было ничего революционного. Одновременно представители профсоюзов заявили, что не раз выражали озабоченность в связи с тем, что строительство велось, по их мнению, слишком быстро, а конструкция была ненадежной.

В России происшествие в Париже многие российские средства массовой информации назвали "французским Трансваалем", имея в виду недавнюю трагедию в московском аквапарке "Трансвааль", где в результате обрушения крыши 14 февраля погибли более 20 человек. Можно ли проводить параллели между двумя этими случаями? Почему происходят обрушения строений ультрасовременного дизайна? Об этом корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков беседовал с московским архитектором Алексеем Клименко.

Алексей Клименко: Я думаю, что это связано с миграционными процессами. В Париже, во Франции, так же, как и в Москве, очень много иммигрантов. Они дешевы, и строительные фирмы очень часто привлекают неквалифицированную рабочую силу, а контроль за деятельностью строителей у нас, например, чрезвычайно неэффективен в силу тотального характера коррупции. Я думаю, что дело не в проектировщиках. Думаю, что причина - в привлечении дешевой рабочей силы и недостаточно жестком контроле за уровнем строительством. Конечно, всякое бывает, но я в мире проектировщиков уже около 40 лет, и поэтому я все-таки с уважением отношусь к людям, которые занимаются расчетами, и думаю, что здесь дело в процессе строительства.

Михаил Саленков: Алексей Алексеевич, такие довольно популярные в последние годы конструкции из стекла и бетона могут быть одной из причин таких вот обрушений?

Алексей Клименко: Нет, материалы, вообще здесь не виноваты. И то, что у нас с раздражением относятся к материалам, это просто дремучесть наша. Во всем мире в любых условиях работают с любыми материалами. Все зависит от грамотности, от чувства ответственности. А когда это такая временная, привлеченная рабочая сила, вот и получается. Тогда чувство ответственности снижается резко. А что касается "Трансвааля" - я до тех пор не поверю никаким заявлениям любых комиссий, пока ответственное лицо по телевизору не ответит на все вопросы, которые ставит и Канчели, относительно внешнего воздействия, пока не будет дан четкий и честный ответ, кто владелец. Это же смешно, что неизвестно, кто владелец "Трансвааля", и почему вмятина, почему колонна неизвестно где... В истории с "Трансваалем" на сегодня вопросы есть, а ответов нет.

Михаил Саленков: Алексей Алексеевич последний вопрос: что нужно делать, чтобы предотвратить такие трагедии?

Алексей Клименко: Во-первых, нужно уважать науку, чтобы был постоянный мониторинг. Мониторинг ведут ученые. Второе: обязательно нужен институт независимой экспертизы, потому что все те существующие экспертизы, инспекции всякие надзоры, это все коррумпировано снизу доверху. Поэтому необходим институт независимой экспертизы. Мы занимаемся созданием такого фонда независимой экспертизы. И третье: нужен опять-таки жесточайший контроль за процессами, в частности, в области строительства и, конечно, неотвратимость наказания, жесточайшего, настоящего наказания, а не того фиктивного, которое у нас иногда происходит, когда чиновника переводят с одной должности на другую.

XS
SM
MD
LG