Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Полгода на месте схода ледника Колка продолжаются спасательные работы


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Багров.

Андрей Шарый: Обследование тоннеля в Геналдонском ущелье Северной Осетии, где, во время схода ледника Колка в сентябре минувшего года, как предполагалось, мог укрыться актер и режиссер Сергей Бодров со своей съемочной группой, показали, что полость забита селевыми массами. Руководство МЧС призывает правительство Осетии прекратить поисковые работы: спасатели говорят, что с каждым днем на леднике все более опасно. Над темой работал корреспондент Радио Свободы во Владикавказе Юрий Багров.

Юрий Багров: Поисковые работы в Геналдонском ущелье Северной Осетии в ближайшие дни будут свернуты – об этом во Владикавказе заявил министр по чрезвычайным ситуациям республики Борис Дзгоев. В ночь на вторник водолазы из аэромобильного отряда Центропас обследовали полость на 70-метровой глубине, останки тел погибших найти не удалось, тоннель оказался забит селевыми массами. Говорит заместитель министра по чрезвычайным ситуациям России Геннадий Короткин.

Геннадий Короткин: Мы произвели обследование минироботом, предварительно замутнение не позволило сделать нам каких-либо выводов. В принципе мы к этой операции готовились неделю. Было принято решение спустить водолазов, и спуск был осуществлен. Результаты таковы, что на глубине 68 метров мы были вынуждены спускаться под воду на глубину четыре метра, на глубине 72 метра уперлись в грунт. И обследование с помощью щупов вручную периметра ниши, которая там на самом деле есть, то есть внутренний диаметр около двух метров, показал, что никаких проходов вправо, влево, вниз нет. Это нам дает основания сделать вывод – тоннель забит селевой массой.

Юрий Багров: В течение восьми месяцев в Геналдонском ущелье вели поиски люди, чьи родные и близкие после трагической сентябрьской ночи не вернулись домой. В узкой горной теснине на небольшом плато они разбили палаточный лагерь. Где-то здесь проходил сквозь скалы тоннель, многочисленные экспедиции топографистов так и не смогли точно определить его местонахождение. В первые дни после схода ледника Колка в Осетию прибыли подрывники. С помощью направленных взрывов они рассчитывали расчистить ото льда, снега и камней проход к тоннелю. Больше 80 тонн взрывчатки было потрачено на эти мероприятия. Большегрузные военные автомашины привозили на ледник противотанковые мины. Все оказалось напрасным – лед лишь утрамбовывался, а вход в тоннель так и не появился. Позже добровольцы решили выкопать вертикальный колодец. Укрепляя стены деревянными балками, им удалось опуститься на 40-метровую глубин. С этой точки с помощью отбойного молотка и лопат они стали прокладывать горизонтальные коридоры. Но, не имея точных топографических карт, бригада добровольцев так и не смогла найти вход в северный портал тоннеля, все шесть коридоров были затоплены талой водой. После полутора месяцев работ люди оказались и от этой попытки. С соседнего ущелья, где находится свинцово-цинковый комбинат, на ледник была доставлена буровая установка, с ее помощью стали прикалывать ледник в шахматном порядке. Во время бурения очередной скважины сверло провалилось в полость, в скважину диаметров 20 сантиметров опустили видеокамеру, однако что-либо рассмотреть на 70-метровой глубине не удалось. Более мощная буровая установка в течение двух месяцев расширяла диаметр скважины. В конце апреля бур, протаранив свод тоннеля, повис на стальных канатах и застрял. Чтобы освободить двухметровое сверло, рабочие, обвязываясь страховочными тросами, на лебедках опускались вглубь скважины. Рассказывает Александр Волокушин, его сын работал осветителем в съемочной группе режиссера Сергея Бодрова.

Александр Волокушин: Пришлось грифельщику нырять за своим инструментом. Один раз он нырнул, один раз его доставали, оторвалось "ухо" от усталости металла, а второй раз въехал в стенку так, что захлестнуло трос и на него легло долото и не позволяло вынуть. Грифельщик опустился туда, чтобы зацепиться за грифель, пришлось завести крюк и с помощью крана, дополнительного троса, лебедки от машины достали долото. Продолжалась работа.

Юрий Багров: После обследования эксперты говорят о нецелесообразности дальнейшего проведения поисковых работ. К тому же из-за установившейся теплой погоды лед стал активно таять. В некоторых местах ледник проседает, образуя многометровые трещины. Работать в ущелье в таких условиях небезопасно. Водолазы из Центраспаса говорят, что на глубине им ничего обнаружить не удалось. Но добровольцы не собираются покидать Геналдонское ущелье, они рассчитывают нанять аквалангистов для повторного погружения и более тщательного обследования тоннеля.

Геннадий Короткин: После встречи с родственниками, они хотят сделать повторное погружение, причем, нам они абсолютно доверяют. С какой целью, честно говоря, я не могу понять, потому что у нас никаких задач ввести кого-то в заблуждение просто нет. Мы серьезно готовились к этой операции, использовали водолаза, который имеет огромный опыт проведения данных работ, лучшая экипировка. Разведка проводилась с озвучиванием, то есть оттуда шли постоянно доклады с глубины, все проверялось мерными лентами. Все абсолютно объективно. В принципе, смотреть там больше нечего. С каждым погружением опасность возрастает и возрастает, потому что сейчас на леднике уже 20, и температура будет возрастать. Есть заключения комиссии, в состав которой вошли гляциологи, метеорологи, медики, которые сделали четкое заключение, что больше там работать смысла нет. Во-первых, это опасно, но это не самое главное, самое главное, что абсолютно бесперспективно. С каждым днем угроза того, что могут произойти какие-то изменения на леднике, возрастает, и смысла нет рисковать людьми еще.

Юрий Багров: Согласно официальным данным, все поисковые мероприятия в Геналдонском ущелье финансировались Министерством по чрезвычайным ситуациям. В МЧС республики я попытался выяснить, во сколько обошлись работы на леднике. В получении такой информации было отказано. Оперативный дежурный сообщил, что сведения будут предоставлены журналистам, когда составят полную смету. Известно, что часть расходов на поиск людей оплатили добровольцы из своих личных сбережений. В республике мало кто верит, что подобные работы вообще проводились, если бы в числе пропавших без вести не были кинематографисты из Москвы.

XS
SM
MD
LG