Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему родственники жертв катастрофы "Башкирские авиалинии" до сих пор не получили страховых выплат?


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Мумин Шакиров и Евгений Бовкун.

Андрей Шароградский: Девять месяцев назад в небе над Германией российский пассажирский лайнер Ту-154 столкнулся с грузовым Боингом. 71 человек погиб, из них сорок пять детей из Башкирии. Родственники жертв авиакатастрофы до сих пор не получили денег от российских страховых компаний. Западные юристы пытаются оказать им помощь. Тему подготовил Мумин Шакиров.

Мумин Шакиров: Сразу после трагедии, которая произошла в Германии 2 июля 2002-го года, российские страховые компании "АВИКОС" и "Социнвест", выступающие в качестве гарантов "Башкирских авиалиний", выплатили родственникам жертв авиакатастрофы по сто тысяч рублей за каждого погибшего пассажира. Виновник инцидента, который унес десятки человеческих жизней, пока не выявлен. Государственная комиссия в германии пока продолжает расследование и представит результаты своей работы только в июле этого года. За прошедшие девять месяцев со дня катастрофы потерпевшие заключили контракты с известными западными адвокатами, которые теперь представляют их интересы за пределами России. Европейские юристы предполагают по итогам расследования подать иски в международные судебные инстанции, выиграть процесс и добиться компенсационных выплат для своих клиентов от страховых компаний в размерах в десятки миллионов долларов. Но пока родственники жертв авиакатастрофы не получили ни одного доллара кроме тех первоначальных ста тысяч рублей от "АВИКОСа" и "Социнвеста". Российские страховые компании не отказываются уже сегодня выплатить деньги потерпевшим, но ставят определенные условия перед своими клиентами. Компания Си-Эм-Эс Камерон МакКенна в этой истории выступает в качестве перестраховщика компаний "АВИКОС" и "Социнвест". Официальную позицию английской юридической конторы озвучивает партнер Леонид Зубарев.

Леонид Зубарев: Если говорить о компенсации, которая положена родственникам погибших по Варшавской конвенции и по российскому законодательству, то авиакомпания "Башкирские авиалинии", ее страховщики и перестраховщики с самого начала заняли очень четкую, ясную позицию, которая была доведена до родственников с самого начала. Предварительные выплаты в сто тысяч рублей выплачиваются всем без исключения родственникам по простому заявлению. Дальше мы разъяснили родственникам путем направления писем и личных встреч: для того, чтобы получить сумму оставшуюся, по законодательству требуется доказывание наличия убытков. Мы все прекрасно понимаем, что в случае с "Башкирскими авиалиниями" в этой ужасной катастрофе сделать невозможно, жизнь ребенка оценить нельзя. Поэтому мы приняли решение – будет выплачиваться максимально возможный предел компенсации в размере 20 тысяч долларов на каждого пассажира. Родственникам были направлены письма и приложены документы, а именно соглашение о регулировании убытков, в котором все и написано. Мы направили эти письма и приложили договор, в котором написали, что в обмен на выплату 20 тысяч без предоставления каких-либо доказательств о размере убытка, подписавшие его лица родственники соглашаются, что они не имеют претензий к авиакомпании "Башкирские авиалинии", поскольку "Башкирские авиалинии" свой долг, свою обязанность по компенсации ущерба, которая на ней лежит в силу законодательства, таким образом она с себя снимает.

Мумин Шакиров: Юрист Юлия Федотова, в прошлом сотрудник Кабинета министров республики Башкортостан, она потеряла в авиакатастрофе 15-летнюю дочь Софью, а ныне координатор между отдельной группой адвокатов и частью потерпевших иначе смотрит на эту проблему.

Юлия Федотова: Страховщики "Башкирских авиалиний", компания "Социнвест" они преподносят дело так, как будто это одновременно является и страховыми выплатами и возмещением ущерба. В связи с чем при условии выплаты 20 тысяч долларов они просят от каждой семьи подписать соглашение, в котором мы расписываемся о том, что все наши моральные и материальные требования удовлетворены, и никаких претензий больше мы не имеем. Естественно, такое положение дел никого из родственников погибших детей и взрослых не может устраивать, поскольку 20 тысяч долларов - это не та сумма, которой можно оценивать вину всех сторон, из-за которых мы потеряли детей. Во-первых, эта сумма является страховым возмещением, и страховое возмещение должно выплачиваться безо всяких условий. Именно поэтому, получив 20 тысяч долларов, мы сможем решать с ними вопрос на другой букве закона, основываясь на других положениях, кроме как Варшавская конвенция, которая тоже имеет место быть, и это будет уже совершенно другой разговор.

Мумин Шакиров: Партнер английской юридической фирмы Си-Эм-Эс Камерон МакКенна Леонид Зубарев считает, что действия родственников, которые отказываются идти на законные условия страховщиков, только усугубляют конфликт.

Леонид Зубарев: Мы с самого начала вели речь о том, что процедура должна идти в рамках досудебного урегулирования. От подачи каких бы то ни было исков в какие бы то ни было суды в каких бы то ни было странах против каких бы то ни было ответчиков только усугубляет ситуацию, озлобляет все стороны, выводит конфликт в неуправляемую стадию. Мы хотели, и продолжаем это делать, достичь компромиссного варианта досудебного урегулирования, частью которого будут какие-то возможные выплаты родственникам сверх той компенсации, которую авиакомпания согласилась выплатить по соглашению с родственниками. Однако тут нужно иметь очень простую вещь в виду, что авиакомпания не может выплатить больше, чем ее обязали по закону, ее ответственность прекращается по выплате этой суммы.

Мумин Шакиров: Но основные события происходят в Европе, продолжаются расследование авиакатастрофы, и сегодня активно обсуждается вариант мирового соглашения. То есть потенциальные виновники, не дожидаясь итогов расследования, могут создать так называемый "финансовый пул". О том, какие сценарии рассматриваются в Европе, рассказывает корреспондент Радио свобода в Германии Евгений Бовкун.

Евгений Бовкун: Девять месяцев спустя после авиационной катастрофы над Боденским озером многие вопросы остаются еще открытыми. Экспертам, адвокатам, чиновникам и политикам Германии, Швейцарии и России не удается согласовать общую правовую платформу для взаимных претензий. Не найдено и финансовое решение для выплаты компенсаций родственникам жертв трагического столкновения в воздушном пространстве ФРГ. Общая сумма возможных компенсаций оценивается в сто миллионов евро. И примерно половина этой суммы должна быть предназначена для выплаты пособий родственникам погибших. Цифру в пятьдесят миллионов евро назвал бывший либеральный политик ФРГ граф Ото Ламбсдорф, представляющий интересы страховой компании «Винтертур», в которой застрахована швейцарская государственная диспетчерская служба «Скайгайд». Сумма страховки, по данным германских юристов, составляет триста пятьдесят миллионов евро. Со стороны Германии и России выдвигаются претензии, главным образом, к этой службе. Причем речь идет не только об ошибках диспетчера, но также о серьезных недостатках менеджмента. Официально сумму в пятьдесят миллионов евро никто не подтверждает. К тому же заключительный отчет Федерального ведомства по расследованию причин авиакатастроф в Брауншвейге будет опубликован не ранее сентября, а в июне завершатся, вероятно, переговоры между Швейцарией и ФРГ об использовании воздушного пространства. До тех пор вряд ли будет названа и конкретная сумма компенсаций. Но все же сейчас в политических кругах и среди юристов Германии интенсивно обсуждается возможность образования пула. Предлагается создать специальный фонд: подобно тому, который был создан в свое время для выплаты компенсаций жертвам Холокоста. Интересы родственников жертв с российской стороны и правительства Башкирии в Германии представляют несколько адвокатских контор, в том числе контора Вольфганга Велоу и Геррита Вильямса в Гамбурге. Я обратился к Герриту Вильямсу с вопросом, как он оценивает шансы родственников погибших получить многомиллионные суммы по мировому соглашению и насколько реальной может оказаться идея создания финансового пула, куда вошли бы представители заинтересованных правительств, авиакомпаний и диспетчерских служб. Говорить о шансах пока еще рано, поскольку не найдена юридическая основа для компромиссов, но вариант создания пула представляется наиболее целесообразным, подчеркнул Геррит Вильямс. В обсуждении проблемы выплаты компенсаций непременно должны участвовать и правительственные инстанции. Страховым компаниям придется платить, тут никаких сомнений нет. Однако правовые возможности истцов перед судом ограничены в силу неясности некоторых исходных позиций. Некоторые родственники жертв, например, одновременно подписали соглашения с разными адвокатскими конторами. К тому же есть и встречные иски. Служба доставки Дэ-Ха-Эл, принадлежащая компании Германской почты, как владелец транспортного «Боинга», с которым столкнулся башкирский пассажирский самолет, требует возмещения убытков в размере сорока двух миллионов евро. По мнению британских адвокатов, представляющих интересы Дэ-Ха-Эл, пилот башкирского самолета был виноват в том, что предпочел выполнить требование наземного диспетчера, а не указания электронной службы предупреждения. Эти деньги Дэ-Ха-Эл хотела бы получить от Башкирских авиалиний. Правительству Германии придется платить в любом случае, потому что в восемьдесят четвертом году оно предоставило право контроля в своем воздушном пространстве зарубежной диспетчерской службе «Скайгайд», не заключив международно-правовой договор. Есть и еще одно немаловажное обстоятельство. Швейцария предлагает в порядке компенсации наладить в Башкирии медицинское обслуживание и инвестировать средства в развитие медицинской инфраструктуры в республике. Кроме того, она готова погасить долги Башкирии Международному валютному фонду в размере двух миллионов швейцарских франков. Разумеется, это тоже повлияет на окончательную сумму компенсаций.

Мумин Шакиров: Первые иски европейские адвокаты намерены подать сразу после окончания расследования немецкой стороной. Следует напомнить, что в истории мировой авиации было несколько случаев, когда страховые компании выплачивали десятки миллионов долларов родственникам жертв авиакатастроф. Самый свежий пример – это трагедия с самолетом "Конкорд". За каждого погибшего страховые компании выплатили около миллиона долларов США, история с "Башкирскими авиалиниями" может стать поучительной для российских граждан, которые станут иначе оценивать свою жизнь. Но для этого, как утверждает юрист Леонид Зубарев, необходимо существенно изменить страховую систему в России.

XS
SM
MD
LG