Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

По данным переписи населения, жителей Чечни становится все больше


Ведет программу Дмитрий Волчек. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Муса Хасанов и Андрей Бабицкий.

Дмитрий Волчек: В Чечне подведены итоги переписи населения. Складывается впечатление, что война способствует росту населения республики.

Рассказывает корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе Муса Хасанов.

Муса Хасанов: Итоги переписи населения Чеченской республики, которая прошла в минувшие выходные, вызвали резонанс среди местного населения. Официальные источники сообщают, что в этом государственном мероприятии приняло участие до 90% населения республики и что в Чечне зарегистрированы более миллиона человек. В то время как сами чеченцы, проживающие здесь, учреждают, что большинство из них, проигнорировав перепись российского правительства, вообще не принимали участие в этой акции. Со слов председателя независимого комитета чеченских беженцев в республики Ингушетия Дудаева, в переписи не участвовали и вынужденные переселенцы, проживающие во временных пунктах размещения и палаточных лагерях Ингушетии, объяснив свое нежелание участвовать в этом мероприятии в связи с тем, что ведется перепись граждан России, в то время как они являются подданными Чеченской республики Ичкерия. Многочисленные заявления от жителей Чечни, возмущенных информацией официальных источников России, с опровержением того, что перепись в республике проведена в условиях взаимопонимания и при полной поддержке населения, поступают и в офис общественного движения Чеченский Комитет национального спасения, расположенный в городе Назрань Ингушской республики. В телефонной беседе с председателем этого движения Русланом Бадаловым мне удалось выяснить следующее: данные, распространяемые Госкомстатом России о том, что в настоящее время в Чеченской республике помимо временно проживающих за ее рубежом граждан составляют более миллиона человек, явно завышены. Чеченцы считают, что эти цифры приводятся с целью ввести мировое сообщество в заблуждение, якобы политическая ситуация в республике нормализовалась и граждане Чечни лояльны к пророссийскому правительству Ахмада Кадырова. Вместе с тем прослеживается желание сотрудников временной администрации республики получить в бюджет Чечни дополнительные денежные средства. И, самое главное, в ходе итогов переписи усматривается цель сокрытия жертв в этой чеченской кампании, которые, по данным тех же официальных источников, превысили вести тысяч человек. Совершенно неубедительны и высказывания председателя правительства Чечни Станислава Ильясова, что численность населения республики превысила предполагаемые цифры из-за возвращения домой вынужденных переселенцев. Если следовать статистике, то в одном лишь городе Москве, не считая других регионов России и стран дальнего зарубежья, зафиксированы более 250-ти тысяч чеченцев, из которых около 150-ти тысяч проживают здесь временно до окончания военных действий в Чечне. И по данным последней переписи чеченцев, проходившей 13 лет назад, зафиксировано, что чеченцев в республике ровно миллион человек.

Дмитрий Волчек: Мой коллега Андрей Бабицкий, вернувшийся на днях из Чечни, продолжает серию очерков о жизни в Грозном. Сегодня в нашем эфире вторая часть цикла.

Андрей Бабицкий: В грозненской повседневности есть привкус какой-то необъяснимой легкости, почти невесомости, отсутствия необходимой, но и обременительной основы. Нет никакой возможности, а соответственно и нужды заботиться о завтрашнем дне, поскольку сегодняшний совсем не мимолетен, его границы видны и осязаемы и, хвала Всевышнему, в пределах хотя бы этого промежутка не надо выбирать за кого ты, где милее твоему сердцу, по ту или эту сторону баррикад. После нескольких войн, попыток строительства собственного государства, опыта жизни при проведении операций по наведению конституционного порядка, борьбе с терроризмом грозненцы уже с трудом верят в то, что кому-то они могут безбоязненно доверить собственное будущее. Оттого и живут в надежде на то, что следующий день обойдется без сюрпризов, перемены только к худшему. Обсуждать возможность мирных переговоров, изменений политики Кремля считается дурным тоном, единственное будущее, которое не подведет и о котором следует заботиться – это дети. Они должны учиться, а жены работать. У мужчин работы в городе нет, а там, где ее предлагают, зарплату выплачивают через пень колоду, а то и вовсе не выдают. Иногда удается подработать на строительстве или ремонте, но это случайный заработок, обычно малоразличимый в семейном бюджете. Есть правда несколько городских служб аккуратно выплачивающих деньги: "горгаз", "грозэнерго", "автодор" (употребляю старые названия, возможно они поменялись). Но рабочих мест немного и за каждым внимательно наблюдают десятки глаз из, впрочем, не такой уж и длинной очереди безработных. Чеченские мужчины легко и без всяких угрызений совести относятся к тому, что проводят долгие дни в бесконечной праздности. В безосновной жизни, когда завтра все может вновь в один момент перевернуться с головы на ноги или наоборот, смешно искать точку опоры. Женщинам сегодня зарабатывать деньги куда проще. Жена одного из моих алдинских знакомых Малика ежедневно ходит на службу в Управление внутренних дел. Получает 5.5 тысяч рублей, по среднероссийским меркам зарплата довольно высокая, ее размер зависит от многочисленных выплат – суточные, боевые, что-то еще. Мужчина такой работы сторонится, он знает, что обвинения в сотрудничестве с федеральной властью могут иметь скверные последствия, если не сейчас, то в будущем. Женщине такое легко прощают, считается, что она даже на государственной должности, она выполняет свои обязанности чисто технически, не принимая их близко к сердцу. Другой, еще более распространенный вид деятельности – торговля на рынке. Женщинам проще передвигаться по республике через многочисленные блокпосты и привозить товары из Ингушетии или Дагестана. Но все-таки один из основных источников семейного дохода – это помощь родственников, которые живут и работают далеко за пределами Грозного, во всех уголках России.

Один из федеральных блокпостов где-то в центре украшен надписью: "Если враг не сдается, его здают". "Здают" прямо так, через "з" – это не ошибка, а своего рода кавычки, в которых ощущается небрежение, неверие в добросовестность добровольных и вынужденных помощников. Доносы, еще не так давно чрезвычайно популярная услуга федералам со стороны, местного населения как-то постепенно сходят на нет. Во-первых, это становится крайне рискованным делом, но, скорее всего дело не в этом. Даже в доносах чеченцам мужества не занимать, просто все окончательно теряет смысл в городе, который сам не знает, что с ним будет завтра. Никакая инициатива, никакая подлость или героизм не способны изменить ход событий, определяемый не личной волей, а мутным отсутствием времени то ли в чужой, то ли во все еще своей стране.

XS
SM
MD
LG