Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отменен оправдательный приговор по делу Ульмана


Программу ведет Кирилл Кобрин. В программе принимают участие корреспонденты Радио Свобода Лада Леденева, Олег Кусов и Андрей Бабицкий.

Кирилл Кобрин: Военная коллегия Верховного суда России отменила оправдательный приговор по делу группы бойцов спецназа под командованием капитана Эдуарда Ульмана, которые обвинялись в убийстве шести мирных жителей Чечни.

Лада Леденева: Сегодня Военная коллегия Верховного суда отменила оправдательный приговор Северо-Кавказского военного суда, удовлетворив, таким образом, кассационную жалобу родственников шести погибших жителей Чечни. По решению суда, дело будет направлено на новое рассмотрение в Северо-Кавказский военный суд с иным составом присяжных. Как установила Военная коллегия Верховного суда, оправдательный вердикт был вынесен незаконным составом коллегии присяжных. Кроме того, для рассмотрения дела Ульмана сначала была отобрана первая коллегия присяжных, которая впоследствии была распущена. Однако четверо присяжных были включены из первой коллегии во вторую, что также является нарушением закона.

Как сообщил корреспонденту Радио Свобода по телефону адвокат Эдуарда Ульмана Роман Кржечковский, после ознакомления с определением об отмене приговора он подготовит кассацию на судебное решение.

Роман Кржечковский: Восемь жалоб от потерпевших было и три жалобы от представителей потерпевших. Военная прокуратура приговор не обжаловала. Сегодня они только поддержали доводы кассационных жалоб потерпевших. Но решение Верховного суда будет обжаловано в надзорном порядке в Президиум Верховного суда Российской Федерации. Военнослужащие, в частности Ульман, которые обстреляли эту машину, были в засаде, то есть имели право обстреливать машину, проходящую в районе засады, без предупреждения и без остановки ее. А погибших расстреляли по приказу вышестоящего начальника, который они в той обстановке обязаны были выполнить.

Лада Леденева: Напомню, 11 мая этого года Северо-Кавказский окружной военный суд оправдал четырех сотрудников спецназа Главного Разведуправления Генштаба вооруженных сил России с формулировкой "за отсутствием в их деяниях состава преступления ввиду вынесения коллегией присяжных оправдательного вердикта". Спецназовцев под командованием Эдуарда Ульмана обвиняли в расстреле на блокпосту шести мирных жителей Чечни.

Подсудимых освободили из-под стражи в зале суда. Капитан Ульман сейчас находится в отпуске в Новосибирске, остальные военные продолжают службу в одной из частей Улан-Удэ.

Кирилл Кобрин: Решение об отмене оправдательного приговора по делу группы бойцов спецназа под командованием капитана Эдуарда Ульмана мы попросили прокомментировать военного обозревателя газеты "Комсомольская правда" Виктора Баранца.

Виктор Баранец: Я считаю, что в данном случае наконец-то принято объективное решение. Чеченская война закончится тем быстрее, чем воюющие стороны будут относиться - как это ни покажется странным - человечнее друг к другу. В любом случае, какая бы ни была ситуация, по моим данным, было совершенно видно, что двигается, подчеркиваю, гражданский автомобиль. И ничто не оправдывает действия этих людей. Такая тактика, если это можно назвать тактикой, только умножает вот эту гремучую смесь ненависти чеченцев к нам. И если мы хотим там быстрее навести порядок, то даже в суперэкстремальных ситуациях наши бойцы должны думать о том, как бы пореже нажимать спусковые крючки.

Олег Кусов: Некоторые наблюдатели уже назвали решение Верховного суда политическим. Якобы, это решение приурочено к предстоящим выборам президента Чеченской республики.

Виктор Баранец: К чеченским выборам сегодня даже можно приурочить столкновение каких-нибудь метеоритов. Это решение Верховного суда было приурочено к истине. Мы должны с вами согласиться, наверное, в главном, что варварское, бесчеловечное поведение в конце концов начинает двигаться в сторону справедливого наказания.

Олег Кусов: И еще один аспект, на который обращают внимание наблюдатели: судят тех, кто стреляет, но не судят тех, кто отдает приказы стрелять.

Виктор Баранец: Вы задали мне совершенно центровой вопрос! В мире все контртеррористические операции всегда имеют начало и конец, они всегда юридически обусловлены тем, какую ответственность несет человек в ходе этой контртеррористической операции. У нас этого нет. В данном случае группа Ульмана просто с помощью адвокатов пытается найти отдушину спасительную, что "не я действовал сам". Но группа Ульмана действовала в отрыве, за много километров от командного штаба, и она должна была действовать самостоятельно.

Убедившись, что перед вами противник, можно открывать огонь на поражение только в случае угрозы для вашей жизни. Там была масса способов остановить эту машину. И ничего бы не произошло - остановилась бы машина и вышли бы эти женщины, эти старики. Мне кажется, это случилось или при неадекватном поведении, или из-за страха.

Мы там погрязли не только в неправедных способах проведения операции, а мы там погрязли в беззаконии. То, что случилось с Ульманом, - это проявление вот этого беззакония. Если российский солдат убил безвинного человека, то он должен отвечать за это по полной строгости, будь он рядовым или генерал-полковником.

Кирилл Кобрин: С военным обозревателем газеты "Комсомольская правда" Виктором Баранцом беседовал мой коллега Олег Кусов.

Как вы только что слышали, действительно, решение Верховного суда России было принято за три дня до выборов президента Чечни. О возможной связи этих двух событий - мой коллега Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: Даже если правовые основания для назначения нового судебного слушания по делу группы Ульмана были решающими, ситуация все равно выглядит таким образом, как если бы постановление Верховного суда было сознательно и грубо привязано к предстоящим чеченским выборам. Очевидных резонов здесь несколько. Складывается ощущение, что Владимир Путин стремится лихорадочно исполнить волю покойного Ахмада Кадырова, по какому бы поводу она ни была выражена. Если это нефть, которую Кадыров хотел оставить для Чечни, - российский президент в память о покойном фактически дает на это свое согласие. Если это Ульман, приговор по делу группы которого вызвал ярость у Ахмада Кадырова в свое время, то и здесь ситуация меняется в точном соответствии с прижизненными пожеланиями чеченского лидера, утверждавшего, что приговор ростовского суда присяжных - это фактически право на геноцид для военных в Чечне.

Похоже, что речь в данном случае идет о примитивной предвыборной рекламе. Стремясь расположить электорат к своему кандидату, Кремль ставит стрелки, указывающие направление к светлому будущему, которое ожидает чеченцев, когда они сделают единственно правильный выбор. Похожими метками были отмечены все значимые электоральные мероприятия последних двух лет: обращение Владимира Путина к чеченскому народу перед референдумом с обещаниями снять блокпосты и выплатить компенсации; приговор полковнику Буданову перед выборами Кадырова и, наконец, косвенным образом продемонстрированная готовность пересмотреть приговор по делу Ульмана.

Все это, может быть, не стоило бы упоминания, однако следует указать на одну очевидную прискорбную тенденцию. После референдума, перед которым глава Российского государства заверил чеченцев, что их жизнь скоро изменится к лучшему, энтузиазм целевой аудитории заметно потускнел. Жизнь не сильно изменилась, произвол и насилие остались принципиально теми же, хотя количество постов могло неизменно сокращаться, а компенсации - потихоньку выплачиваться.

Поэтому как частный случай правосудия новые слушания по делу Ульмана - это серьезная победа, но на сколько-нибудь существенный пропагандистский эффект в Чечне Кремлю рассчитывать не стоит. Скорее, наоборот, конъюнктурность и лицемерие, легко угадываемые в действиях власти, способны обесценить значение этого безупречного, по мнению юристов, правового решения.

XS
SM
MD
LG