Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мирные жители Чечни между двух огней


Программу ведет Андрей Шарый. Он беседует с чеченским психологом и общественным деятелем Мусой Дальсаевым.

Андрей Шарый: Мирные жители Чечни оказываются заложниками войны и политической ситуации в республике. Они не доверяют ни Кремлю, ни местной власти, ни вооруженным чеченцам в горах. Такова точка зрения чеченского общественного деятеля Мусы Дальсаева, с которым я беседовал в пражской студии Радио Свобода о ситуации в республике:

Муса Дальсаев: Каждый имеет право выразить или не выразить свое мнение, и непосещение избирательного участка - это тоже его воля. Я не определился с этим. Мы много раз участвовали в выборах. И выборы, которые проводились на территории республики - эта была надежда на перемены. Перемены, как вы сами понимаете, к лучшему. Потому что та ситуация, в которой мы пребываем сейчас на территории Чечни, не является ситуацией со знаком плюс. Это ситуация, которая удручает все население, а меня тем более, потому что я, скажем, оказался в такой ситуации свидетелем того, что происходило на протяжении последних 10 лет, и то, что было до этого, для меня представляется благом. Надежда умирает последней, но продолжение такой ситуации, когда население на протяжении длительного времени находится в неопределенности, когда ожидания не оправдываются, влечет за собой крайне негативные последствия для психики населения, для жителей.

Андрей Шарый: Под этим углом зрения рассмотрите пожалуйста личность Кадырова, например, если Кадыров победит на этих выборах, можно ли с его политическим выбором, с его политикой связывать надежды на то улучшение обстановки, о котором вы мечтаете?

Муса Дальсаев: Кадыров ли, другой ли, возможности этой личности на территории республики ограничены, поскольку Чечня не обладает, и не обладала никогда, с моей точки зрения, теми возможностями и правами, которые декларировались, как со стороны федеральных органов, так и со стороны самих властей, которые избирались внутри Чечни до этих событий, до 1991-го года. Находясь в структуре Российской Федерации, Чечня не имеет тех возможностей, которые декларируемы, я имею в виду и федеральную власть, и чеченскую, потому что сама Россия находится в такой ситуации, когда процессы, происходящие в ней - нельзя сказать, что они являются отражением полной демократии.

Андрей Шарый: Вы знаете, мне кажется, что за последний год война в Чечне вступила в другую фазу, и начало этой фазы было обозначено захватом заложников на Дубровке, вот это появление шахидизма, появление террористов, которые взрываются не только в Чечне, но и за пределами республики, вот эта последняя трагедия в Моздоке, взрывы в Тушино, в Москве, и так далее - как относятся к этому в чеченском обществе?

Муса Дальсаев: Вы знаете чеченское общество, тоже, как и любое другое, не является однородным. Поэтому, если, скажем, спросить, с моей точки зрения, здравомыслящую часть, она не может принимать насилие. Любая форма насилия - это нонсенс, это недопустимо. Это то, что противоречит любой нравственности, любой морали. Полагая, что основная часть населения - это все-таки здравомыслящая часть, я считаю, что этой формулы население не приемлет. Психология террора или терроризма - она деструктивна, она неконструктивна. Поэтому рассчитывать на то, что такие формы могут что-то дать, невозможно.

Андрей Шарый: Мне кажется, что эта здравомыслящая часть чеченского общества - она оказывается как бы между двух огней. С одной стороны, ее попирают вот эти федеральные власти, и вы участвовали в слушаниях по делу полковника Буданова, прекрасно знаете обстоятельства этого дела, понимаете, о чем я говорю, он не один такой полковник, и продолжаются эти бессудные расправы и аресты людей. И, с другой стороны, есть та экстремистская часть чеченского общества, ваххабитов, как угодно, их можно называть, но те люди, которые в горах воюют за свои идеалы... Есть ли какие-то перспективы на то, что вот этот пресс с обеих сторон, под которым Чечня оказалась и который, видимо, и мешает найти какой-то конструктивный выход из ситуации, что этот пресс ослабнет?

Муса Дальсаев: Зачастую население даже, может быть, и уже не доверят тем обещаниям, которые звучат с разных сторон. То, что сегодня, например, беспредел со стороны федеральной части армии, которая пользуется безнаказанностью и беспомощностью со стороны мирного населения, это вызывает соответствующую негативную реакцию у населения. С другой стороны, вы сказали о той части, которая воюет - она тоже неоднородна, эта часть. Есть те, которые воюют по убеждению. Есть те, которые воюют в качестве отмщения или мести. Есть те, которые воюют в силу того, что они стали жертвами этого беспредела или произвола со стороны военных. Ведь вся сложность ситуации в Чечне заключается в том, что ныне действующая власть в Чечне - она не поддерживает тех вылазок федеральных структур, которые пользуются теми, так скажем, бандитскими способами, которые вообще не выполняют никаких функций, которые поддерживались бы мирными гражданами. Ведь, когда, например, военный человек заходит на территорию республики и чинит там беспредел, совершает какие-то преступления, неважно ,один ли это полковник Буданов, или 10 подобных ему людей, но дело в том, что речь идет, что они символизируют собой власть российскую. И поэтому негативные действия - они просто тиражируются автоматически, и поэтому население воспринимают армию как не ту армию, которая пришла спасать. И если, например, со стороны министра обороны Российской Федерации звучат какие-то сочувствующие слова в поддержку такого рода людей, пусть это будет завуалированная или иная форма, но, конечно же, население Чечни не может с этим согласиться.

Если, например, происходит такая картина, когда "БТР" или танки могут разъезжать, замазав номера, и так далее, происходят похищения людей, и об этом говорится в открытую, когда главы администраций возмущаются и говорят, что да, военные пришли не помогать, когда военные, сотрудничая, может быть, с местным криминалом совершают такие действия, которые мешают жить, когда опять-таки декларативные действия министра обороны, который говорил о том, что закончилась та пора, когда днем командуют федералы, а ночью боевики - и днем и ночью будут федеральные законы... Вот вся трагедия вся сложность ситуации заключается в том, что нет никаких правил игры. Для мирных граждан они не существуют.

Мирные граждане - потенциальная жертва для любой стороны, которая имеет оружие. Оружие имущие люди, будь-то сепаратисты, будь-то ваххабиты, будь-то боевики, будь-то люди, которые защищают себя, будь-то федералы, будь-то милиция, будь-то кто угодно, те люди, которые с оружием, они представляют угрозу для мирных граждан, именно потому, что нет действующих законов, которые так долго декларируются. Вот эта ситуация она и является главным тормозом для того, чтобы воцарился мир на территории Чечни, и чтобы население республики могло облегченно вздохнуть.

Я убежден: конечно, люди пойдут на выборы, спору нет, потому что надежда, с которой они идут на эти выборы, пока еще сохранилась. Какое моральное право имеет власть, которая есть, или которая будет, продолжать обманывать население?..

XS
SM
MD
LG