Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Чечне специальная комиссия расследует обстоятельства катастрофы вертолета "МИ-8"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Дмитрий Александров, Олег Кусов и Муса Хасанов.

Андрей Шарый: Назван первый обвиняемый по взрыву госпиталя в Моздоке – это начальник госпиталя Артур Аракелян. Военный суд избрал в отношении обвиняемого меру пресечения – заключение под стражу. Аракелян обвиняется в преступной халатности, повлекшей тяжкие последствия, и неисполнении приказа.

Дмитрий Александров: Подполковнику медицинской службы начальнику Моздокского госпиталя Артуру Аракеляну Главной военной прокуратурой предъявлены обвинения в преступной халатности и в неисполнении приказов. Подобные действия прокурорских работников вызывают недоумение не только у медперсонала госпиталя, но и у пострадавших в результате взрыва. Военный врач не выставил железобетонные блоки, так называемые средства принудительной остановки автотранспорта у въезда в лечебное учреждение, утверждают следователи. Однако, как говорят коллеги Артура Аракеляна, в Моздокском госпитале от этой меры вынуждены были отказаться. В последние недели поток раненых увеличился чуть ли не в трое, такой наплыв можно сравнить лишь с периодом начала второй военной кампании в соседней Чеченской республике, когда в Моздок ежедневно привозили десятки раненых солдат. Военный врач, работавший в Чечне, Артур Аракелян не понаслышке знал, что для тяжелораненого дорога каждая секунда, однако перед сотрудниками прокуратуры, которым надо срочно отчитаться начальству в оперативности, это слабый аргумент в защиту главврача. Не помогло Артуру Аракеляну и заступничество его коллег и то, что он меньше месяца назад был назначен на эту должность. Вероятно, в глазах следователей отягчающим обстоятельством является также тот факт, что в момент взрыва Артур Аракелян был в Майкопе, откуда он хотел перевезти в Моздок свою семью – жену и сына. Из-за дефицита жилья в приграничном с Чечней городе он намеревался поселить их в пустующей комнате в самом здании госпиталя. Артур Аракелян стал первым и пока единственным обвиняемым по делу о взрыве госпиталя. В ближайшее время возможно новое разоблачение – по тем же статьям "преступная халатность" и "неисполнение приказов" готовится обвинение в отношении начальника военного гарнизона Моздока. А пока ни сотрудникам ФСБ, ни следователям МВД и прокуратуры не удалось найти и задержать ни одного из организаторов теракта. Остается непонятным, каким образом КАМАЗ с пятью тоннами взрывчатки преодолел блокпосты, которыми напичкан Моздок. А если КАМАЗ шел пустой, а забрал опасный груз в самом Моздоке, то как это возможно проделать в городе, где чуть ли не половину населения составляют милиционеры и военнослужащие? В среду министр внутренних дел Северной Осетии в интервью журналистам заявил: "Определен круг лиц, причастных в той или иной степени к взрыву в Моздокском госпитале и сейчас ведется следственная работа с каждым из трех подозреваемых. Расследованием занимаются одновременно министерства внутренних дел Северной Осетии, Дагестана, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Ставропольского края". Коллективные усилия силовых ведомств всего Северокавказского региона дали результат – начальник Моздокского госпиталя Артур Аракелян заключен под стражу.

Андрей Шарый: В Чечне специальная комиссия расследует обстоятельства катастрофы вертолета "МИ-8", в результате которой один российский военнослужащий веером в четверг погиб и двое получили ранения. Представители российского военного командования называют различные причины крушения боевой машины в районе чеченского селения Дышне-Ведено, и в течение всего дня в пятницу поступали самые противоречивые сообщения от разного рода военных начальников о том, почему же все-таки упал вертолет "МИ-8".

Олег Кусов: Российским десантникам удалось обнаружить место падения вертолета "МИ-8" только ночью. Катастрофа, по сообщению информационных агентств, произошла в четверг вечером примерно в половине девятого, в горно-лесистой местности в семи километрах от селения Дышне-Ведено.

Муса Хасанов: Два военно-транспортных вертолета "МИ-8" в сопровождении вертолетов огневой поддержки "МИ-24" минувшим вечером, примерно в 20 часов 45 минут по московскому времени, высадили бойцов десантно-штурмового батальона России на левом берегу реки Хулхулау, вблизи от селения Дышне-Ведено Веденского района Чечни, для проведения "зачистки" лесного массива в поисках моджахедов полевого командира Шамиля Басаева.

После высадки десанта вертолеты легли на заданный курс по направлению к чеченской столице, и по достижении ими высоты в 800 метров с обоих берегов реки Хулхулау по ним начался массированный обстрел с земли из крупнокалиберных пулеметов - сообщили сегодня во второй половине дня ставшие очевидцами этого события жители райцентра Ведено. Все четыре вертолета начали выпускать так называемые отводящие тепловые снаряды, а два "МИ-24", совершив воздушный маневр, открыли ответный огонь по нападавшим из бортовых пулеметов и ракетных установок. По истечении 6 минут с начала обстрела один из вертолетов "МИ-8" задымил и рухнул на небольшую поляну на правом берегу реки Хулхулау. После крушения вертолета перестрелка длилась еще в течение 8 минут, после чего резко прекратилась.

На месте гибели вертолета совместно с экспертной комиссией Объединенной группировки российских войск на Северном Кавказе побывали и сотрудники райотдела милиции Веденского района. С их слов, все трое членов экипажа погибли на месте. Военные источники опровергают эту информацию. По данным Ильи Шабалкина, начальника штаба Объединенной военной группировки российских войск в Ханкале, командир экипажа погиб, а штурман и второй пилот госпитализированы с тяжелыми ранениями.

Олег Кусов: Представители российского командования разошлись во мнениях относительно причин катастрофы. Главком военно-воздушных сил России Владимир Михайлов заявил, что вертолет попал под обстрел. Заместитель командующего Объединенной группировкой войск на Северном Кавказе Николай Берзейтис считает, что падение боевой машины произошло по другой причине. На его взгляд, вертолет попал в восходящие и нисходящие воздушные потоки, в результате чего зацепил верхушки деревьев и упал. Заместитель командующего группировкой войск считает, что сообщения о поражении машины с земли распространяются для того, чтобы создать видимость активных действий чеченских отрядов и добиться финансирования из источников международных террористических организаций. Николай Берзейтис, видимо, даже не заметил в пылу полемики, что во всех этих грехах обвиняет не возродивший на днях Интернет-сайт чеченского сопротивления "Кавказ.Центр", а главнокомандующего военно-воздушных сил России Владимира Михайлова. Случай с вертолетом в районе Дышне-Ведено не первый раз демонстрирует расхождение во взглядах официальных российских лиц на обстоятельства военных трагедий в Чечне. Происходит это, как правило, не в результате плохой информированности командующих и их заместителей. Для того, чтобы обнаружить на корпусе пробоины от снарядов или, например повреждения лопастей, не требуется несколько суток. Практика показывает, что в задачу комиссий, работающих на месте трагедии, входит другое – найти оправдание официальной версии происшедшего. Подобные казусы ставят под сомнение всю официальную информацию российских источников о событиях в Чечне. В таких случаях доверие к генералам пропадают не только у простых граждан, сами военноначальники перестают понимать друг друга, а это уже приводит, увы, к новым трагедиям.

XS
SM
MD
LG