Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

До выборов президента Чечни осталось меньше двух месяцев


Программу ведет Владимир Бабурин. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Олег Кусов.

Владимир Бабурин: менее двух месяцев осталось до выборов президента Чечни. Еще совсем недавно победа Ахмада Кадырова мало у кого вызывала сомнения, сегодня же. Когда обещанная стабильность в мятежной республике так и не наступила, а особенно после того, как о своем желании баллотироваться заявил депутат Государственной Думы Асламбек Аслаханов, ни победа Кадырова, ни его безоговорочная поддержка Кремлем не выглядят уже столь однозначными.

Олег Кусов: Бывший председатель Верховного Совета России Руслан Хасбулатов в интервью Радио Свобода так обосновал свой отказ от участия в выборах президента Чечни.

Руслан Хасбулатов: Трудно сказать, кто лидер. Называют, как правило, меня, но я хотел бы вам сказать, что я сегодня решил не регистрироваться на выдвижение в качестве кандидата, не потому, что у меня мало поддержки, она, скорее всего, наибольшая. Но я не вижу там нормальных условий, и не верю, что там могут быть проведены демократические, свободные выборы. Ставить под угрозу своих сторонников, не вносить какой-то негативный вклад в обострение остановки. Я даже допускаю, что там могут и не состояться выборы. В такое сложное время еще больше усилилась там напряженность. Мне - миротворцу, создавать или усиливать вот эту напряженную ситуацию совершенно не с руки. Вряд ли эти выборы дадут какой-то позитивный результат при любом исходе, а вполне возможно, что они приведут еще к большей напряженности и даже к военной эскалации.

Олег Кусов: Однако министр печати Чеченской республики Беслан Гантамиров, напротив, уверен, что выборы могут стать решающим этапом стабилизации ситуации в регионе.

Беслан Гантамиров: Я думаю, что это последний этап становления государственности в Чечни и становления самого народа. Я думаю, что после выборов президента Чеченской республики заметно ситуация улучшится, и пойдет процесс не только восстановления экономики, пойдет процесс и примирения в Чечне. Самое главное от выборов мы ожидаем внутричеченского примирения. Если не произойдет это, остальное все недосягаемо для нас.

Олег Кусов: На взгляд министра Гантамирова, за три года Ахмад Кадыров не справился с этой задачей. Как можно было понять из слов Гантамирова, он и раньше не доверял Кадырову. Два чеченских политика не могли найти общий язык еще с 93-го года. Но некоторое время назад Гантамиров все же согласился войти в чеченское правительство, а это значит, что он уступил Кадырову.

Беслан Гантамиров: В один прекрасный день меня пригласили в Москву и сказали, что: Беслан, мы тебя уважаем, но мы тебя просим, хотя бы до следующих выборов смириться с тем, что федеральный центр принял решение, и это решение надо уважать.

Олег Кусов: Беслан Гантамиров принял решение поддержать на выборах президента Чечни Хусейна Джабраилова.

Беслан Гантамиров: Я считаю, что возможности Хусейна Джабраилова и сторонников Беслана Гантамирова - это как раз то, что дополняет друг друга. И я считаю, что этот союз он может быть столь мощным, что конкуренции практически не может быть никакой. Он выставляет свою кандидатуру на должность президента республики.

Олег Кусов: Гантамиров убежден, что будущее Чечни связано только с Россией.

Беслан Гантамиров: Исторический выбор сделан, мы все прекрасно говорим по-русски, все имеем привычки такие же русские. Мы финансово, экономически, идеологически зависим от России. Да и в конце концов, у нас и родственные связи, у нас тейпы есть русские.

Олег Кусов: Гантамиров говорит, что знает, как можно помирить чеченцев за два года.

Беслан Гантамиров: У нас в Чечне, вы знаете, после выселение 44 года и восстановление в 57 году республики в Чечне действовали государственные комиссии по примирению "кровников". Это в советское время, это в то время, когда партия была на самой высоте, в то время, когда не признавался ни ислам, ни христианство, в то самое время в Чечне действовали официально зарегистрированные, признаваемые государственные комиссии по примирению "кровников". И руководили этими комиссиями муфтии республики или муфтий села или района, в заместителях у него находился первый секретарь райкома партии и первый секретарь областного комитета партии. Для того, чтобы "кровники" примирились, адресно проводили амнистии людей, возвращали из тюрьм Советского Союза на родину для того, чтобы лишь бы родственники примирились и на этом было все завершено. То есть процесс этот отработан, механизмы существуют, для чеченского народа это не ново. Половина населения республики помнят работу этих комиссий. И надо просто строго, адресно, строго в соответствии с теми правилами взяться за работу.

Олег Кусов: Создается впечатление, что предвыборная кампания некоторых кандидатов в президенты Чечни строится на критике Ахмада Кадырова.

Малик Сайдуллаев: Моя задача - прекратить те противоправные действия, которые совершаются именно им и его окружением. У меня мечта, как можно в короткий период сделать так, чтобы в республике более не было таких элементов, которые внушают страх людям, заставляли бы их верить в невежество руководства республики. Население республики очень надеется, что выборы будут и будут честными, хотя очень много вопросов у людей. Поскольку каждый день с телеэкранов республиканских звучат угрозы из уст нынешнего главы и его сына, что в любом случае президент ставку сделал на Кадырова, и что если Кадырова не изберут, то в любом случае, если даже люди не проголосуют, он будет президентом, а потом будут разбираться с теми, кто проголосовал не за Кадырова. Нарушений со стороны официальных властей республики очень много.

Олег Кусов: На взгляд Руслана Хасбулатова, президентские выборы могут только осложнить ситуацию в Чечне.

Руслан Хасбулатов: Вполне вероятно, что дело и не дойдет до выборов. Слишком велика там напряженность, нет никому абсолютно никакой гарантии безопасности, ни одному человеку, начиная от самого Кадырова. А что говорить о тех несчастных людях, которые действительно ждут там каких-то справедливых демократических выборов, которые в этих условиях практически невозможны. Это мой твердый вывод. Там должна быть стабильность, там должна быть уверенность в том, что люди, выйдя на выборы, смогут проголосовать. Сегодня три вооруженные силы, которые внушают опасность - это федеральные силы, отряды сопротивления и это кадыровские отряды, которые уже ни для кого не являются секретом, и конкурируют с первыми, иногда даже превосходя по своей численности и по своим действиям, отрицательным действиям первые две силы. Как тогда простому человеку быть, за кого голосовать? И каждый день эти кампании усиливают напряженность в республике. Люди вышли на референдум с единственной надеждой, что, может быть, если мы проголосуем, может быть, будет мир. А репрессии еще больше усилились, хищения людей еще больше усилились, какой-то материальной, социальных программ каких-то, которые бы ощущали люди, их не видно. И как там уверяют некоторые кандидаты, в том числе кандидаты, что вот надеемся после выборов это будет выбор государственный - это вообще рассуждения просто не очень-то понимающего суть дела человека. Может быть, даже вообще придется отказаться от института президентства, который народ раскалывает.

Олег Кусов: Руслан Имрамович, вы изложили свою позицию на ситуацию в Чечне, а мнение чеченского народа совпадает с вашим в отношении выборов?

Руслан Хасбулатов: Вы знаете, ведь один из факторов, почему я объявил, что я так размышляю, что я хочу тоже вступить в борьбу, это огромное количество людей, которые в письменной форме обращались ко мне, чтобы я стал кандидатом. Так что это придется объясниться со своими сторонниками, а их огромное большинство в самой республике. Изучив еще более тщательно обстановку, я пришел к выводу, что вряд ли надежда может осуществиться, даже если я там стану президентом. Я не вижу сейчас каких-то конкретных условий для того, чтобы нормально, демократически провести эти выборы. Сам федеральный центр раздираем противоречиями, там тоже целые группы, которые сами не знают, какое им решение принять в отношении Чечни и когда это принять, кого поддержать, кого не подрежать. Нет единой государственной политики. Путин не стал той величиной, от мнения которого зависело бы поведение его подчиненных, определяющих кавказскую политику. Поэтому сложно даже говорить на этом уровне.

Олег Кусов: Руслан Имрамович, а кому тогда нужны такие выборы в Чечне?

Руслан Хасбулатов: Я думаю, что они никому не нужны, и чеченскому народу они не нужны. Они нужны только тем, которые хотят скорее отрапортовать на весь мир: вот видите, мы провели референдум, выборы, теперь нас не трогайте. Это чисто формальное, недопустимое вообще-то решение. Из этих выборов ничего не получится.

Олег Кусов: Список желающих побороться за пост президента Чечни состоит из 15 кандидатов. В четверг вечером закончился прием документов в окружную избирательную комиссию.

XS
SM
MD
LG