Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Возможные мотивы убийства дагестанского министра


Программу ведет Владимир Бабурин. Участвуют: ведущий программы Радио Свобода "Кавказские хроники" Олег Кусов, корреспондент РС в Дагестане Тимур Салимов, обозреватель "Новой Газеты" Вячеслав Измайлов, дагестанский журналист Магомед Мусаев. ]

Владимир Бабурин: В Махачкале убит министр по национальной политике, информации и внешним связям Дагестана Магомедсалих Гусаев. Преступники взорвали его автомобиль, прикрепив к машине магнитную мину, когда министр ехал на работу. Слово Олегу Кусову:

Олег Кусов: Покушение на Магомедсалиха Гусаева произошло на одной из центральных улиц Махачкалы. Министр скончался на месте трагедии. Водитель его служебного автомобиля остался жив. Он и другие очевидцы инцидента уже дали первые показания. Из Махачкалы передает наш корреспондент Тимур Салимов:

Тимур Салимов: Министра убили взрывом мины направленного действия. Преступление было совершено в среду, 27 августа, в 8 часов 20 минут, когда служебная "Волга" Гусаева выехала со двора дома по проспекту Акушинского, где он проживал. В тот момент, когда автомобиль остановился на проспекте, к нему подбежали двое неизвестных, положили на крышу машины магнитную мину и отбежали. Через несколько секунд раздался взрыв. По мнению специалистов, сработала мина направленного действия мощностью в 200-300 граммов в тротиловом эквиваленте. Ударная волна была направлена сверху вниз на заднее сиденье машины, где сидел министр. Магомедсалих Гусаев погиб на месте. Верхняя часть тела была буквально разворочена. Взрыв был столь точно направлен, что водитель "Волги" физически не пострадал. В состоянии сильнейшего психологического шока он был доставлен в больницу, где и дал первые показания сотрудникам милиции, ФСБ и прокуратуры. Прокуратурой Дагестана возбуждено уголовное дело сразу по трем статьям уголовного кодекса: 105-й - "умышленное убийство", 277-й – "посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля", и 222-й – "незаконное приобретение, ношение, хранение и транспортировка оружия, взрывчатых веществ и боеприпасов".

Официальные власти в лице председателя Народного собрания Дагестана Муху Алиева и министра внутренних дел республики Адильгерея Магомедтагирова уже объявили, что убийство Гусаева - террористический акт, направленный на дестабилизацию обстановки в республике. Не подвергается сомнению и то, что теракт был связан с профессиональной деятельностью покойного. Магомедсалих Гусаев, наряду с убитым в 1998-м году муфтием духовного управления мусульман Дагестана Саидмухаммадом Абубакаровым, считался главным идеологом борьбы с религиозными экстремистами и сепаратистами. Еще в 1999-м году шариатским судом так называемой "шуры народов Чечни и Дагестана", возглавляемой Шамилем Басаевым, Магомедсалих Гусаев был приговорен к смертной казни. Известно о существовании целого списка приговоренных экстремистами к смерти. В числе прочих там числится и имя Владимира Путина.

Олег Кусов: Обозревателю "Новой Газеты" Вячеславу Измайлову удалось связаться по телефону с одним из очевидцев трагедии, соседом министра Гусаева, известным общественным деятелем Дагестана Али Алиевым. О содержании своего разговора с очевидцем инцидента Вячеслав Измайлов рассказал в интервью Радио Свобода:

Вячеслав Измайлов: Али Алиев рассказал мне, что примерно в 7.50 утра он вышел из дома на автобусную остановку и увидел, как от дома Гусаева отходит его служебный автомобиль. Автомобиль министра остановился на перекрестке, и в этот момент к нему подбежал неизвестный молодой человек в очках, и что-то положил на крышу автомобиля. Раздался взрыв. Водитель контуженный выскочил из машины, не понимая, что произошло, а неизвестный скрылся. Милиция подъехала минут через пять, хотя райотдел находится совсем рядом.

Олег Кусов: По информации Вячеслава Измайлова, министр по национальной политике, информации и вечным связям Дагестана Магомедсалих Гусаев занимал одно из ключевых мест в команде действующего руководителя республики Магомедова.

Вячеслав Измайлов: Гусаев всегда был в команде нынешнего лидера республики Магомедали Магомедова, с начала 90-х годов, и, собственно говоря, в этой команде он был во время последних выборов руководителя республики, и, я считаю, немалую лепту внес в победу Магомедали Магомедова в прошлом. В марте этого года прошли выборы в Народное собрание Дагестана, и так же Гусаев поддерживал позицию тех людей, которые были сторонниками Магомедали Магомедова. То есть, вот здесь как бы политические интриги, я считаю, вполне уместно тоже выдвигать, как одну из версий гибели Гусаева.

В Дагестане немало убийств происходило при дележе собственности. Это было характерно для 90-х годов, от начала до конца. Но в последнее время совершалось больше убийств, связанных с теми людьми, которые рвались к власти, или же убийства совершались силовиков, в частности, я имею в виду убийство руководителя управления по борьбе с терроризмом и экстремизмом в республике Ахбердилава Акилова – он "вел" теракт в Каспийске 9 мая, когда было задержано довольно много людей, большинство, увы, людей невиновных. Эта структура она проводила следствие с пристрастием, так можно сказать. В отношении задержанных применялись пытки, и это было известно всему Дагестану.

Олег Кусов: По мнению Вячеслава Измайлова, Магомедсалиху Гусаеву могли угрожать дагестанские и чеченские экстремисты:

Вячеслав Измайлов: В 1999-м году, когда в августе-сентябре Дагестану пришлось нашествие Басаева и Хаттаба и вести борьбу с местными ваххабитами, Магомедсалих Гусаев – в нем видели одного из идеологов борьбы. На этом основании правоохранительные органы республики связывают покушение на Магомедсалиха Гусаева с ваххабитами, дагестанскими и чеченскими, и вторая версия - басаевцы - месть за ту позицию Гусаева в 1999-м году. Это не первое было покушение на Гусаева. На представителей власти в Дагестане, особенно в последнее время, покушаются очень часто. Ни одно из этих убийств, увы, не раскрыто. Одно несомненно: среди этих версий не может быть версия, связанная с бизнесом, потому что Магомедсалих Гусаев бизнесом не занимался и никому дорогу не переходил. Многим из тех, кто участвовал в дагестанском сопротивлении в 1999-м году, впоследствии угрожали. Басаевцы составили списки людей, которые подлежать уничтожению. В эти списки мог попасть и Магомедсалих Гусаев, потому что в силу своих служебных обязанностей министр по делам национальностей. внешним связям и информации не мог быть в стороне от борьбы своего народа. Поэтому эта версия действительно имеет право на существование и может выдвигаться в качестве одной из основных.

Олег Кусов: Дагестанский журналист Магомед Мусаев Напоминает, что ни одно из громких убийств последних лет в Дагестане не раскрыто.

Магомед Мусаев: 7 лет тому назад в Махачкале был взорван министр финансов Гамид Гамидов. Была брошена граната во двор тогдашнего депутата, лидера "Союза мусульман России" Надыра Хачилаева. Эта история с брошенной гранатой - возможным предупреждением - имела трагический финал: погибли сначала Магомед Хачилаев, а затем Надыр. Вслед за министром финансов Гамидовым были убиты муфтий Саидмухаммед-Хаджи Абубакаров, Гаджи Магомедов - бывший начальник УВД Махачкалы, начальник милицейской школы, главы администраций Новолакского и Акушинского районов, начальник управления по борьбе с организованной преступностью и религиозным экстремизмом Акилов, первый заместитель мэра дагестанской столицы Изиев.

Дагестанские правоохранительные органы, как правило, после громких убийств политиков и чиновников заверяют общественность, что располагают информацией о заказчиках и исполнителях теракта. Но дальше этого дело не идет. До сих пор имена убийц и заказчиков преступлений в отношении местных политиков и чиновников неизвестны. Зато всякий раз дагестанцы слышат одни и те же версии: происки радикальных исламистов и представителей чеченских вооруженных формирований. Получается, что местные исламские радикалы и чеченские сепаратисты объявили войну многим влиятельным лицам в дагестанском руководстве. Словно подтверждая эту мысль, власти республики внезапно заговорили о каком-то "черном списке", в который, якобы, внесены фамилии политиков и чиновников республики. Подтвердить или доказать эти утверждения не представляется возможным. Но большинство жителей Дагестана по-своему мотивируют наиболее громкие убийства в республике. На их взгляд, как правило, за ними стоят финансовые или служебные разборки. Политики в этих трагедиях, по всей видимости, мало.

Магомедсалих Гусаев пользовался уважением среди жителей республики. Его обходили стороной громкие политические и финансовые скандалы. Тем загадочнее кажется махачкалинцам его убийство. Они надеются, что хоть на этот раз органы правопорядка смогут отыскать заказчиков и исполнителей преступления, а не отделаются пустыми обещаниями.

Олег Кусов: Террористические акты в Дагестане в последние годы стали, к сожалению, частым явлением. Но гибнут в результате, как правило, влиятельные политики и чиновники. Не исключено, что истоки захлестнувшего Дагестан терроризма нужно искать именно в этой среде. Но местные правоохранительные органы искать во властных структурах людей, причастных к громким преступлениям, просто не имеют возможности. Им гораздо проще говорить о чеченском или каком-либо другом следе.

XS
SM
MD
LG