Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Зачистки" и нарушения прав человека


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют корреспондент радио Свобода Юрий Багров и сотрудники правозащитного Центра "Мемориал" Усам Байсаев и Наталья Эстемирова.

Петр Вайль: Боевые действия в Чечне сопровождаются так называемыми «зачистками» или «специальными операциями по проверке паспортного режима», которые для поиска чеченских бойцов проводят российские военные. Правозащитники, работающие на Северном Кавказе, зарегистрировали многочисленные факты нарушения прав человека и издевательств над мирными жителями во время этих операций.

Рассказывает наш корреспондент на Северном Кавказе Юрий Багров.

Юрий Багров: Присутствие многотысячной армейской группировки в небольшой северокавказской республике отнюдь не способствует налаживанию мирной жизни в Чечне. Одна из причин кроется в конфликтных взаимоотношениях военнослужащих с местными жителями, люди стараются как можно меньше контактировать с российскими военными. Общение, как правило, происходит в безвыходных ситуациях, как то обращение в комендатуры с требованиями об освобождении задержанных в ходе так называемых "зачисток" родственников, во время проезда через блокпосты. Но как бы не велико было желание уйти от общения с людьми в форме, регулярные контакты с военными неизбежны. Речь идет о "спецоперациях по проверке паспортного режима" - именно так в официальных сводках пресс-центра Объединенной группировки именуются "зачистки". Особенным усердием в ходе проведения подобных мероприятий отличаются военнослужащие 45-го воздушно-десантного полка, дислоцированного в Веденском ущелье. В архивах правозащитников, работающих по республике, накопилось немало свидетельств о жестокости десантников этого подразделения. Рассказывает сотрудник Назрановского отделения правозащитного Центра "Мемориал" Усам Байсаев.

Усам Байсаев: Военных из 45-го воздушно-десантного полка в Веденском районе Чечни в лучшем случае называют карателями. В Генштабе России эту часть считают элитной и даже, как сообщали средства массовой информации, планировали использовать в возможной операции в Панкисском ущелье. Трудно сказать, что является показателем элитности воинского подразделения. Если это число убитых и похищенных людей, грабеж и уничтожение их имущества, то с десантниками, обосновавшимися на окраине села Хатуни, мало кто сравнится. Разве что мотострелки из 245-го полка, да вэвээшники из Софринской бригады. В правозащитный Центр "Мемориал" жители Веденского района обращаются регулярно. Они рассказывают о "зачистках", которые больше напоминают бандитские налеты с целью завладения их имуществом, пытках и избиениях, вымогательстве денег за тех, кто оказался по той или иной причине задержан. В этих бедах жители Веденского района в том числе обвиняют и военных из 45-го полка. В январе 2001-го года, например, десантники совершили налет на школу в селе Тойзени и увезли к месту своей дислокации 11 старшеклассников. По дороге их избили, а потом бросили в яму. В марте того же года они имитировали "арест" финансиста и поставщика оружия Шамиля Басаева. Для этой роли был выбран 70-летний житель села Махкеты Башту Магомадов. Этот человек теперь считается пропавшим без вести, хотя сюжет с его задержанием показали по всем главным российским телеканалам. Но особую известность полк получил после задержания Анны Политковской, журналистки из "Новой газеты". Десантникам хватило ума показать ей ямы, в которых они содержали людей. Политковская написала статью, о ямах на территории воинской части стали говорить и в России, и за рубежом. Но и эта история кончилась плачевно. Люди, которых интервьюировала журналистка, по нашим данным их было 9 человек, впоследствии все были убиты.

Юрий Багров: Последняя спецоперация проходила в Веденском районе чуть более недели назад. В ходе этого мероприятия десантники 45-го полка задержали 64 человека, причем некоторых из них забрали прямо с похоронной процессии, хоронили женщину, умершую, как утверждают сельчане, по вине военных. Во время зачистки 12-го августа десантники, зайдя в дом, избили женщину и ее двоих малолетних детей. После этого она уже не смогла встать на ноги, а через несколько дней умерла от сердечного приступа. Рассказывает Наталья Эстемирова, сотрудница Центра "Мемориал" в Назрани.

Наталья Эстемирова: Все, кого они задержали, сначала привезли на окраину села и приказали всем лечь на землю. Головы им замотали их же рубашками, спины оставались открытыми. Вот так они лежали целый день. Я видела ожоги на спинах у людей, обширные солнечные ожоги. Абсолютное большинство их были избиты, их били прикладами автоматов, ногами, прыгали к ним на спины, издевались над ними, как только могли. Их увезли в расположение 45-го полка, там их поместили в палатку. Эта палатка стоит не просто на земле, она стоит в углублении около полуметра. Вокруг палатки насыпан вал. Дно этой палатки, на котором стоит, оно представляет собой просто грязную жижу. Людей всех заставили сесть на корточки, и в таком положении они должны были находиться несколько суток. Им не разрешали встать, сесть или лечь было просто невозможно, потому что под ногами была грязь. Трое суток они находились в повязках, пить давали по несколько глотков в день.

Юрий Багров: Мужчин продержали в палатке четверо суток. Все это время женщины, чьих мужей, отцов, братьев, детей задержали десантники, стояли у стен воинской части и просили офицеров отпустить невиновных людей. Однако их просьбы были проигнорированы. На пятый день женщины отправились в Грозный с твердым намерением добиться встречи с главой администрации республики Ахмадом Кадыровым. Охрана попыталась не пропустить их на территорию комплекса правительственных зданий.

Наталья Эстемирова: Я стояла возле правительства, когда огромная толпа женщин ворвалась, проломив ворота буквально. Они думали, что они идут на территорию правительства, на самом деле они попали на территорию центральной комендатуры. Территорию правительства отделял забор, он высотой где-то чуть больше метра и состоит из железных колышков. И вот эта огромная толпа женщин перемахнула, буквально перевалила через этот забор и побежали к зданию правительства. Они были остановлены охранниками, завязалась рукопашная. Тогда охранники начали стрелять из автомата, женщины отступили. Среди них находился один мужчина, у него нет левой руки. Так этот мужчина пытался наоборот их остановить. Но охранники высмотрели именно этого инвалида, они выхватили его из толпы и куда-то увели. Вышли представители правительства и они пригласили несколько женщин. Женщины разговаривали с Кадыровым. Кадыров их выслушал, но при этом сказал, что действия военных спровоцированы Масхадовым, и женщины должны потребовать от него, чтобы он прекратил борьбу. Женщины сказали, что они потребуют от Масхадова тогда, когда действия военных против них будут прекращены. Они уже, собственно говоря, были готовы уйти, но сказали, что не уйдут до тех пор, пока не отдадут того инвалида, которого забрали охранники. Его отдали, но он был в жутком виде. Его успели так избить, у него был рассечен лоб, пришлось наложить четыре шва, у него затек глаз, у него синяки на теле, порвана одежда. Те, кто его избивал, сказали, что он сам на них напал.

Юрий Багров: Мужчин отпустили. Теперь жители сел Веденского района собираются написать открытое письмо президенту России с просьбой вывести 45-й воздушно-десантный полк с территории ущелья. Люди считают, что лишь вмешательство президента способно изменить ситуацию. Чеченцы говорят, что на их вопрос к десантникам, кому вы подчиняетесь, те отвечают - только Путину.

XS
SM
MD
LG