Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Власти Ингушетии закрывают последний лагерь для вынужденных переселенцев из Чечни


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Дмитрий Александров и Олег Кусов.

Андрей Шарый: Представители Федеральной миграционной службы в Ингушетии заявили о намерении закрыть последний палаточный лагерь для вынужденных переселенцев из Чечни. Несмотря на то, что первое июня - последний официальный день существования лагеря, в нем остаются около пятисот человек. Президент Ингушетии Мурат Зязиков сегодня заявил в Москве, что возвращение чеченских беженцев домой проходит только на добровольной основе. Над темой работал Олег Кусов:

Олег Кусов: Чеченским беженцам из палаточного лагеря "Сацита", расположенного у ингушской станицы Орджоникидзевская, предложили в течение трех дней подыскать новое жилье. Это означает, как объяснили чеченцам, что последний лагерь для беженцев на территории Ингушетии миграционные службы уже считают закрытым, оставшихся людей торопят с отъездом домой. Рассказывает наш корреспондент на Северном Кавказе Дмитрий Александров.

Дмитрий Александров: В Ингушетии закрыт последний палаточный лагерь, правда, закрытие это пока формальное, де-факто в городке проживает еще около пятисот человек. Информацию о ликвидации лагеря распространило руководство миграционной службы республики. По мнению северокавказских правозащитников, сделано это из желания чиновников доложить Москве о том, что проблема чеченских беженцев решена в намеченный срок. С момента появления первых городков вынужденных переселенцев из Чечни федеральные власти своим вниманием их не баловали, лагеря лишь на бумаге числились на балансе миграционной службы. Реальную помощь беженцам оказывали международные гуманитарные организации, работающие в регионе. Закрытие лагеря "Сацита" происходило по уже отработанной схеме. Еще в начале мая в городке проживали около двух тысяч человек. Как рассказал Радио Свобода правозащитник из назранского центра "Мемориал" Усам Байсаев, ингушские власти поставили беженцев перед выбором: возвращаться в Чечню и получить компенсацию на разрушенное жилье или остаться в лагере и лишиться того минимума гуманитарной помощи, которую им предоставляли, а о компенсации забыть навсегда.

Активист общественного совета по беженцам Лора Гюнтер считает, что, не используя силового давления, чиновники вынуждают людей возвращаться в разрушенные дома в Чечню. По словам Лоры Гюнтер, около трех недель назад заместитель руководителя миграционной службы Ахмед Парчиев потребовал от коменданта лагеря "Сацита" сократить численность проживающих в лагере вдвое. Часть вынужденных переселенцев в ближайшее время возвращаться в Чечню не собираются, найти доступное жилье в Ингушетии тоже проблема. Места компактного проживания, построенные гуманитарными организациями в республике, забиты до отказа, жилье в частном секторе большинству беженцев не по карману. Прибывшие сегодня в "Сациту" представители миграционной службы пообещали, что в течение трех дней не отключат людям газ, электричество и воду. В течение этого же срока предложено беженцам подыскать приемлемое жилье.

Олег Кусов: Однако президент Ингушетии Мурат Зязиков утверждает, что возвращение беженцев в Чечню проходит строго на добровольной основе. Об этом он сообщил сегодня в Москве на пресс-конференции в редакции газеты "Аргументы и факты".

Мурат Зязиков: У меня, как у руководителя республики, ни одного письменного, устного заявления, обращения нет. Мне небезразлично все, что происходит в Чечне, тем более, в палаточных лагерях и среди беженцев на территории Ингушетии. Потому что я сам вырос в Грозном, учился, у меня очень много родственников, друзей сегодня там, и все, что происходит, мне не безразлично. Мы больше переживаем, чем отдельные правозащитники. Есть правозащитники, которые вообще никогда не были на Кавказе, вообще не знают, что это такое, которые Северный Кавказ от Крайнего Севера не могут отличить. Поэтому, я считаю, что это надумано, и готов предоставить возможность любому журналисту, любому парламентарию посетить любой палаточный лагерь, убедиться, так это или нет. А помощь, я считаю, что в целом их работа эффективна, с ними надо работать, и с гуманитарными миссиями, и с правозащитниками, но надо иметь мужество называть белое белым, черное черным.

Олег Кусов: Президент Ингушетии Мурат Зязиков считает, что возвращать беженцев домой можно только по мере создания условий в Чечне.

Мурат Зязиков: Ни одного факта недобровольного возвращения, создания какой-то экстремальной ситуации, для решения каких-то проблем плановых на территории республики не допущено и я не допущу. Потому что эти два года самые добрые отношения к ним как к гражданам Российской Федерации, как к гражданам мирным, как к людям, которые попали в беду. И сегодня все, что сделано, сводить на нет, так нельзя. Конечно, это нечеловеческие условия, какие бы мы условия ни создавали в палатке, мы можем там что угодно готовить, что угодно делать, как угодно эту палатку реставрировать, она остается палаткой. Это нахождение людей противоестественное. Посмотрите, там уже целое поколение детей выросло в палатке, уже эти дети не видели ничего другого, как будто нет другой жизни. Вот это заявление, кто делает по каким-то срокам, они должны сделать заявление, что к такому-то времени беженцу или внутриперемещенному лицу построено жилье или пункт временного размещения в таком-то населенном пункте, в такой-то республике, вот такое заявление я понимаю. А когда какие-то есть сроки, кстати, и президент Российской Федерации говорил о том, что не должно быть никаких сроков. По мере создания условий люди будут возвращаться. Нет ни одного человека, который сидел бы в палатке, если бы у него были условия. Поэтому какие-то даты... Может быть, кому-то надо отрапортовать, что решили проблемы, разобрали лагеря. Кто-то хочет за это спасибо получить. Но надо спасибо получать не таким образом, надо решать проблему обездоленных людей. Сейчас в Ингушетии проживают 44500, это частный сектор, арендуемые помещения и палатки. В палаточных лагерях было сто тысяч, сегодня две тысячи. Из ста тысяч, которые были в палаточных лагерях, сейчас две тысячи. И принцип исключительно добровольный. Кто-то решил остаться - пожалуйста, вопросов нет. Но надо тогда решать проблемы здесь, оказывать помощь.

Олег Кусов: В Ингушетии лучше, чем в других республиках России, известно о бедственном положении беженцев. Здесь уже живут почти 12 лет люди, покинувшие в результате войны другую республику - Северную Осетию. Президент Зязиков считает, что возвращение беженцев и в Чечню, и в Северную Осетию должно сопровождаться восстановлением всей инфраструктуры.

Мурат Зязиков: Чтобы не было посредников, чтобы не было никаких строительных фирм, которые находятся одна в Москве, где-то в районе Садового кольца, вторая посредническая фирма строительная находится в Моздоке неизвестно для чего, а там через пятые руки кто-то что-то получает. Вот об этом надо думать, а не о каких-то сроках и создавать условия этим людям. И когда человек построит, когда это все строится, чтобы человек сам строил. Записать его в качестве разнорабочего хотя бы, чтобы он строил у себя дома. И тогда никто ниоткуда не придет, никто ничего не сворует, никто не заберет и никто не взорвет, потому что люди получат адресно. Центр тяжести надо переносить туда, чтобы люди получали. Такая же проблема у нас и с беженцами из Северной Осетии.

Олег Кусов: По сведениям многих российских правозащитников, на беженцев в Ингушетии оказывают давление различные федеральные и республиканские службы, чтобы они вернулись в Чечню.

XS
SM
MD
LG