Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Чеченизация" войны в Чечне


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют военный обозреватель "Еженедельного журнала" Александр Гольц и корреспондент Радио Свобода в Грозном Муса Хасанов.

Андрей Шарый: На востоке Чечни российские войска продолжают операцию против крупного отряда моджахедов. Власти республики сообщили, что в ходе операции убиты 9 вооруженных чеченцев, ведется прочесывание лесов в этом районе. С подробностями - корреспондент Радио Свобода в Грозном Муса Хасанов:

Муса Хасанов: Вторые сутки в лесной зоне между населенными пунктами Гансолчу, Аллерой и Центорой в Курчалоевском районе Чечни проходит крупномасштабная войсковая спецоперация, в которой, помимо российских военнослужащих, задействованы и около четырех тысяч сотрудников республиканских силовых структур. По данным официального источника, военные, взяв в плотное кольцо окружения, заблокировали здесь большой отряд моджахедов, состоящий из бойцов подразделений чеченского лидера Аслана Масхадова, собранных им по всем горным районам республики.

По версии начальника штаба службы безопасности Ахмада Кадырова Артура Ахмадова, в состав заблокированного отряда входит и группа дагестанского полевого командира Раппани Халилова, который в 2002-м году по обвинению в организации ряда диверсионных акций в городах Каспийск и Буйнакск был объявлен в федеральный розыск. Выступая по телевидению, Ахмадов сказал, что в ночь на вторник в результате многочасового боя военным удалось захватить на южной окраине селения Гансолчу лесной лагерь моджахедов. На территории базы обнаружены тела восьми моджахедов, чьи имена не разглашаются.

Начальник службы безопасности Чеченской Республики Рамзан Кадыров считает, что в числе заблокированных в Курчалоевском районе моджахедов может находиться и сам чеченский лидер Аслан Масхадов, возможно, раненый в результате минометного обстрела стационарной базы моджахедов у селения Гансолчу. К такому заключению Кадырова-младшего, по его словам, привели косвенные доказательства, полученные экспертами-криминалистами в результате осмотра территории захваченной базы, и данные, полученные от захваченного в плен раненого моджахеда.

Официальные данные о потерях военных пока не сообщаются. Однако жители Шалинского и Гудермеского районов говорят, что за два последних дня в четырех населенных пунктах этих районов похоронены пятеро военнослужащих контрактной службы, убитых в Ножай-Юртовском и Курчалоевском районах республики. По заявлению Ахмада Кадырова, крупномасштабные операции проходят с начала мая месяца также в горах Ножай-Юртовского, Шатойского, Шалинского и Веденского районов Чечни. 4 мая, выступая по чеченскому телевидению, Кадыров выразил уверенность, что в ближайшие дни будет покончено со всеми подразделениями Аслана Масхадова, бойцы которых проигнорировали все предложения властей сложить оружие и вернуться к мирной жизни.

Между тем, источники чеченской воюющей стороны распространяют информацию о том, что с 26 апреля моджахеды под руководством Масхадова в горах Чечни ведут успешные бои с российскими подразделениями, в ходе которых военные несут большие потери.

Андрей Шарый: В эфире Радио Свобода постоянный военный обозреватель московского "Еженедельного журнала" Александр Гольц. Александр, с военной точки зрения, в Чечне какие-то изменения происходят?

Александр Гольц: Конечно, некоторые изменения происходят. Я бы отметил, прежде всего, то, что все больше боестолкновений происходит между чеченцами. Одни выступают на стороне федеральных сил, другие являются противниками этих федеральных сил. Это важный элемент. В общем-то, похоже, что Кадырову удалось создать собственные вооруженные силы, лояльные ему. Таким образом, российским военным удалось то, что не удалось американцам во Вьетнаме. Если вы помните, у американцев тоже в свое время был тезис о вьетнамизации войны. У меня впечатление, что происходит некоторая "чеченизация" чеченского конфликта.

Андрей Шарый: Александр, насколько лояльными с политической, да и с военной точки зрения могут быть эти кадыровские вооруженные формирования Кремлю, в том случае, если они одержат решающую военную победу?

Александр Гольц: Это самый интересный вопрос. В свое время он очень интересовал и американских аналитиков, которые скептически относились к теории вьетнамизации – "а что мы будем делать с "нашими сукиными детьми"? Что мы будем делать с этими формированиями, в том случае если они победят". Этот вопрос - я думаю, что в России никто не хочет на него отвечать, все ждут, что руками лояльных чеченцев мы уничтожим нелояльных. Что будет потом, как потом строить отношения с вот этими победителями, которые будут себя чувствовать хозяевами в своей республике? Сейчас, по данным "Мемориала", не только федеральные силы, но и эти кадыровцы играют в Чечне роль эскадронов смерти. Как они будут управлять этой республикой - это большой вопрос. И что придется делать российской власти, если вдруг возникнет необходимость провести еще одни выборы? Вообще, будут ли там проводиться выборы? Что может произойти, если Кадырову когда-нибудь придется уйти?

Андрей Шарый: Партизанская война в Чечне продолжается уже не один год. Судя по характеру боевых действий, вы, как специалист в вопросах военной теории и тактики, можете ответить на вопрос, ослабевают ли силы чеченского сопротивления в последние недели?

Александр Гольц: Похоже, что да. Но это опять-таки палка о двух концах. В свое время российские генералы очень бодро рапортовали, что они уничтожили организованное чеченское сопротивление. Не исключено, что именно это и происходит - чеченское сопротивление теряет свою организованность, финансовые каналы, и так далее. С одной стороны, это, разумеется, дает карт-бланш федеральным силам. С другой стороны, если сопротивление децентрализовано, его уничтожить в десятки раз сложнее, потому что теряет смысл ведение серьезной разведки, потому что любой командир группы из 10-12 бойцов может предпринять операцию. Если силы не концентрируются - их трудно локализовать. Это рождает немалые проблемы. С такими же проблемами сейчас сталкиваются американцы в Ираке.

Андрей Шарый: С точки зрения военного управления, военного строительства в Чечне при нынешней ситуации, какова должна быть российская военная тактика – наличие какой-то крупной мобильной группировки федеральных сил в Чечне, организация системы комендатур, что говорит военная наука на эту тему?

Александр Гольц: Военная наука ничего на этот счет не говорит. На Западе, до, по крайней мере, американской операции в Ираке, было принято мнение, что все что угодно, но только не наземная операция с оккупацией чужой территории. А в данном случае, с военной точки зрения, оккупация Чечни, пусть это субъект РФ, все равно это некая чужая территория. Это территория, значительная часть народа которой не приемлет эту оккупацию. К сожалению, и американская история только подтверждает, что есть некие конфликты, которые нельзя разрешить, которые чрезвычайно трудно или невозможно разрешить силовым путем. Рационально построить умиротворение некоей территории практически невозможно. Я подчеркну - построить умиротворение некой территории и остаться цивилизованным государством. "Умиротворять" можно с помощью геноцида местного населения, но тогда данная страна перестает быть цивилизованной.

XS
SM
MD
LG