Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Может ли Чечня стать парламентской республикой?


Программу ведет Андрей Шарый. Участвует военный психолог Леонид Китаев-Смык – с ним беседовал Андрей Бабицкий.

Андрей Шарый: О возможном развитии ситуации в Чечне после гибели Ахмада Кадырова с военным психологом Леонидом Китаевым-Смыком, который много занимался чеченской проблемой, беседовал мой коллега Андрей Бабицкий:

Андрей Бабицкий: Леонид Александрович, в какой степени смерть Ахмада Кадырова может оказать деморализующее влияние на его окружение? Его соратников, которых я понимаю в очень широком смысле, от службы охраны до всех тех, кто находился рядом с промосковским чеченским лидером?

Леонид Китаев-Смык: Ахмад-Хаджи Кадыров был очень сильной мощной харизматической фигурой. Он брал на себя все трудности, все жестокости и даже прегрешения власти, которые, как он полагал, были необходимы для усмирения Чечни, и, конечно, гибель его скажется на его окружении и на всей Чечне. Думаю даже, что она скажется на отношениях между Россией и Чечней не лучшим образом. Потому что он был человеком верящим в то, что он делает все правильно, все верно, и его вера, она, может быть, и не в большой степени, но все-таки значимо цементировала и чеченское общество, и взаимоотношения Чечни с Россией.

Андрей Бабицкий: Леонид Александрович, а как вы полагаете, сын Ахмада Кадырова, которого вчера принимал российский президент в Кремле и брал его за руку, это такой момент, по-моему, достаточно выразительный, может ли он сегодня, по плану Кремля или самостоятельно, занять место своего отца?

Леонид Китаев-Смык: Мне известно, что Рамзан Кадыров, сын Ахмада-Хаджи Кадырова, человек очень конкретный, обстоятельный, и со своей точки зрения успешно руководивший службой безопасности президента. Но ему будет трудно сохранить после потери харизматического лидера Чечни и его отца управление службой безопасности. Все-таки это очень расплывающаяся, разрозненная, как бы не лучшим образом военизированная группа. Но, если ему кроме этого еще и взять на себя руководство Чечней, конечно, это будет очень трудно. И то, что президент сразу принял его, несмотря на то, что Рамзан Кадыров, видимо, был даже одет по-походному и не был готов к этой встрече, то, что президент его принял, это, конечно, очень большая поддержка для него в глазах и Чечни, и России, я думаю, и международного мнения. Во всяком случае, эта попытка, видимо, будет произведена. Всегда лучше, чтобы все кончалось хорошо, мирно. Важно еще то, что смерть Ахмада-Хаджи Кадырова в преддверии лета, когда бывает "зеленка", как некоторые полагают, может привести к тому, что часть его военизированных группировок может уйти в горы. Но этому можно противопоставить другое мнение - что они уже ушли оттуда, противопоставили себя тем чеченским боевым отрядам, которые находятся в горах, и есть ли у них дорога в горы? Я думаю, что чеченский этнос позволяет мигрировать бойцам от одной стороне к другой. Возможен частичный их уход в горы, в леса.

Андрей Бабицкий: Леонид Александрович, как вы полагаете, сегодня очень оживились дискуссии относительно формы государственной власти в Чечне. Сейчас снова слышны голоса о том, что изначально форма президентского правления была избрана неправильно, что в гораздо большей степени чеченскому традиционному обществу соответствует парламентская форма правления. Считаете ли вы, что Кремль может прислушаться к этим разговорам, и что они вообще перспективны?

Леонид Китаев-Смык: Гибель Кадырова дает возможность российской власти еще раз решить вопрос, быть ли в соответствии с военно-демократическими особенностями чеченского этноса Чечне парламентской республикой, или как-то вытягивать Чечню на уровень организационный европейской цивилизации с иерархической властью. Что будет в этом случае Кремль делать? Очень может быть, что он пересмотрит те подходы с централизацией власти в Чечне, потому что за время правления Кадырова они не показались успешными. Очень были большие трудности и у Кадырова, да и власть, авторитет у него были, мягко сказать, весьма ограниченные.

XS
SM
MD
LG