Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Государственная Дума России готовится к обсуждению законопроекта об амнистии в Чечне


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Михаил Соколов, Никита Татарский и эксперт Государственной Думы России Алексей Ващенко.

Андрей Шарый: Государственная Дума России рассматривает в трех чтениях проект постановления об амнистии в Чечне, внесенный президентом Владимиром Путиным. Заседание назначено на среду. В документе подчеркивается, что амнистия будет действовать на территории бывшей Чечено-Ингушской автономной советской республики до полуночи первого августа 2003-го года. Главное условие амнистии – отказ от вооруженного сопротивления российским властям и сдача оружия и военной техники. Амнистия не распространяется на виновных в тяжких преступлениях, также иностранных граждан и лиц без гражданства. Это заседание в Государственной Думе должно состояться в среду. А в кулуарах российского парламента тема активно обсуждалась уже сегодня.

Михаил Соколов: Государственная Дума России в среду примет закон об амнистии голосованием сразу в трех чтениях и, по всей видимости, без поправок к тексту внесенных президентом предложений. Глава государства предлагает простить опасные злодеяния, совершенные на территории Чечни и Ингушетии, тем, кто добровольно до первого августа откажется от участия в вооруженных формированиях, прекратит сопротивление, сдаст оружие. При этом, по словам главы комитета по законодательству Павла Коршенинникова, действие амнистии не будет распространяться на лиц, совершивших похищения, убийства, изнасилования, разбой и другие тяжкие и особо тяжкие преступления. Не амнистируют иностранных граждан, лиц без гражданства и опасных рецидивистов. Контролирующее Думу центристское большинство намерено строго выполнить указания администрации президента. Один из лидеров партии "Единая Россия", руководитель группы "Регионы России" Олег Морозов заявил:

Олег Морозов: Сильным ходом президента и парламента будет принятие решения об амнистии в президентском варианте. Это надо делать быстро.

Михаил Соколов: Альтернативный проект внес депутат Государственной Думы от Чеченской республики Асламбек Аслаханов. От президентского он отличается тем, что предлагается прощать за деяния, совершенные с 99-го года, сдавать оружие до первого октября. Кроме того, депутат считал, что стоит расширить список подлежащих амнистии составов преступлений и простить не только тех, кто находится в Чечне, но и в других регионах России и в эмиграции. Господин Аслаханов убедился, что его проект не имеет шансов на принятие. По всей видимости, депутат воспользуется правом на выступление и снимет проект с голосования, но предложит свои поправки, которые он сейчас пытается согласовать с главой администрации президента России. Но на либерализацию проекта шансов почти нет, считает руководитель группы "Российские регионы" Олег Морозов.

Олег Морозов: Я думаю, в Думе будет очень много сторонников движения в другую сторону, то есть уменьшения поля этой амнистии. Мы же видим, в какой остановке вносится этот документ. Поэтому единственно правильный, на мой взгляд, путь, чтобы документ был принят, чтобы его не потопили эти разнонаправленные дискуссии, гораздо правильнее проголосовать в трех чтениях, в том виде, как его предложил президент.

Михаил Соколов: В Думе превалирует желание многих продемонстрировать твердость и решительность, хотя иных успокаивает то, что акт прощения коснется не только жителей Чечни, но и военнослужащих. Особенно сурово настроены коммунисты - от их голосования ничего не зависит, поэтому у компартии есть соблазн показать себя в чеченском вопросе более суровым, чем Кремль, противниками сепаратистов. Перед заседанием фракции компартии Геннадий Зюганов заявил.

Геннадий Зюганов: Есть две точки зрения: одна - что не готова амнистия и ситуация там крайне тяжелая, а другая – что надо амнистировать, но жестко обозначив круг тех, кто совершал и совершает преступления, собственно говоря, не готов к этому.

Михаил Соколов: Как поведут себя левые, пока что неясно, правые и "Яблоко" голосуют за амнистию. Зампред Союз правых сил Борис Надеждин подчеркивает, что амнистия носит избирательный характер.

Борис Надеждин: Амнистия – это мероприятие, конкретное исполнение которого находится в руках следственных органов. Потому что именно они принимают решение как по привлечению человека к по конкретному событию, так и о прекращении этого дела в связи с амнистией, и вопрос в квалификации дел. Если человек пять лет в горах с автоматом бегал, то у вас на самом деле достаточно мало способов выяснить, а лично он кого-то убивал. Статья, если просто ходил с оружием незаконным, она амнистируется. По этой причине, если честно говорить, исполнение по конкретным людям – этот вопрос находится в руках правоохранительных органов Чеченской республики.

Михаил Соколов: Руководитель группы "Российские регионы " Олег Морозов подтверждает, что речь идет о том, чтобы дать возможность легализоваться не людям типа Масхадова, а рядовым участникам вооруженных формирований, опираясь на результаты референдума, которые он считает достоверными.

Олег Морозов: Подавляющее большинство граждан Чечни не хотят войны. Другое дело, они не все готовы сегодня любить Россию, не все готовы уважать человека с оружием в руках в российской форме, которые есть там, зачастую не за что уважать. Но то, что они за мирное урегулирование, за то, что в Чечне прекратилась война, и в Чечне начали работать школы и так далее, в этом нет сомнения. Амнистия, с моей точки зрения, работает на эту позицию, она работает на ту часть граждан Чечни, которые не хотят дальше воевать, которые хотели бы, чтобы их родственники, которые по какой-то причине не могут сегодня войти в этот процесс, но хотели бы, чтобы им дали этот шанс. Почему вы полагаете, что если такой же шанс дают Масхадову, то что-то добавляет к этим 90 с лишним процентов, на мой взгляд, только убавляет.

Михаил Соколов: Речь идет о политическом решении, говорит депутат Борис Надеждин.

Борис Надеждин: Политический смысл амнистии, с одной стороны, это выполнение прямого обещания президент перед референдумом, с другой стороны. Это неотъемлемая часть политического урегулирования в Чечни. Потому что, по формальным признакам, значительная часть элиты должна быть наказана. Просто если вы были в горах с автоматом в руках, вы преступник по российским законам. Поэтому это важная составляющая процесса урегулирования. Но, конечно, не единственная, не нужно думать, что ее проведем, и все будет хорошо.

Михаил Соколов: Похоже, что главная задача амнистии – поддержка Ахмада Кадырова и его сторонников. Так не амнистируются лица, обвиняемые в организации мятежа. Ясно, что Кремлем не ставится задача дать возможность лидерам чеченского сопротивления легализоваться и войти в политический процесс. Транслирующий идеи Кремля, член политсовета "Единая Россия" Олег Морозов уверен, что политически нет необходимости искать возможность амнистировать лидеров сепаратизма, того же Масхадова.

Олег Морозов: Как раз то, что под эту амнистию не попадет руководитель сопротивления, как я думаю, я думаю, что он не попадет под эту амнистию, меня это вполне устраивает. Я считаю, это не для них. Это люди, которые занимают совсем иную позицию в отношении того, что надо и что не надо делать в Чечне. Процессу политического урегулирования в Чечне Масхадов не нужен, процессу политического урегулирования в Чечне Масхадов помеха, такая же, как Басаев, такая же, как любой из тех, кто является знаменем войны в Чечне. Какое тут политическое урегулирование? Им была возможность дана участвовать в процессе политического урегулирования многократно.

Михаил Соколов: Власти неслучайно решили объявить амнистию за события, начиная с 93-го года, объясняет депутат Думы Борис Надеждин.

Борис Надеждин: Дело в том, что кадыровское окружение должно попасть под амнистию. Кадыровское окружение, милиция и прочее в значительной части состоят из людей, которые технически воевали с другой стороны именно в первую войну. Вот в чем замысел.

Михаил Соколов: Несмотря на формально широкий характер амнистии, этот акт должен укрепить промосковскую власть и дать главе Чечни Ахмаду Кадырову весьма долгосрочный инструмент влияния на массы.

Андрей Шарый: Российские правозащитники считают, что власти используют амнистию как дополнительный административный ресурс перед выборами, поэтому президентская инициатива не сможет способствовать мирному процессу в Чечне. С представителями российских правозащитных организаций беседовал корреспондент Радио Свобода Никита Татарский.

Никита Татарский: Член Совета правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов считает, что текст постановления об амнистии не конкретен, он позволяет широко толковать понятие виновности вооруженных чеченцев.

Олег Орлов: Сам текст амнистии вызывает массу вопросов и недоумения. В частности, давайте посмотрим, на кого, на какие деяния не распространяется амнистия: убийства, разбой, терроризм, захват заложников. Дальше еще более интересная статья, 317-я статья – посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов, а также военнослужащего, а равно их близких. Вот интересно, если исходить из этого перечня тех статей Уголовного кодекса, на которые не будет распространяться амнистия, то, исходя из этого текста, на кого же она может быть распространена из членов незаконных вооруженных формирований? По всей видимости, на тех, кто занимался кашеварством в отрядах боевиков или где-то в горах сажал цветочки и поливал. Поэтому что все остальные участники незаконных вооруженных формирований вполне очевидно держали в руках оружие, и вполне очевидно, что они посягали в той или иной степени на жизнь сотрудников правоохранительных органов или военнослужащих. Само по себе вооруженное противостояние федеральным силам должно было в той или иной форме, так или иначе, но прописано как деяние, подпадающее под амнистию, как деяние, которое не будет преследоваться в уголовном порядке. Теперь же вполне очевидно, что любой боевик, который либо закладывал фугас на дороге, либо даже сам не закладывал, а просто этот фугас доставил в отряд или изготовил или просто находился на рекогносцировке местности до этого или снимал на видеокамеру взрыв или любое другое обеспечение деятельности этого отряда, он подпадает под статью 317. Человек получит амнистию, но этот человек навсегда будет на крючке. Этот человек в любой момент может быть привлечен к уголовной ответственности, достаточно самого факта – данный человек служил в таком-то отряде, а этот отряд совершил такие-то и такие-то диверсии против федеральных сил, в результате которых погибли военнослужащие. Все, достаточно, не нужно доказывать конкретной вины этого человека в конкретном убийстве. Это масса людей. Если они пойдут, согласятся на амнистию, окажутся в чьих-то руках – в руках спецслужб, клана Кадырова или кого-либо еще. Это довольно сильный ресурс, который может быть использован.

Никита Татарский: По мнению депутата Государственной Думы правозащитника Сергея Ковалева, амнистия значительно расширяет полномочия ныне действующего руководителя чеченской администрации Ахмада Кадырова.

Сергей Миронов: Я думаю, что наиболее вероятно, что сам процесс амнистирования будет представлять собой некую крупномасштабную зачистку. Отделить агнцев от козлищ, при этом агнцы – это те, кто нравится Кадырову, а козлища это те, которым Кадыров не нравится. Мне представляется, что дальше будет происходить следующее: будет некоторый короткий период переходный, когда многие захотят приспособиться к возникающему новому миру, и в это время партизанские диверсии совсем не прекратятся, но накал их, может быть, будет снижен. Постепенно, но будут такие качели – то партизанская война разгорается, то она затухает. Вся совокупность действий федеральной власти на Северном Кавказе показывает, что она не хочет разрешать, искать выгодное или приемлемое для всех мирное решение, она хочет подчинить, она это делает. Вот эти акты об амнистии – один из технических приемов такого подчинения.

Никита Татарский: Сергей Ковалев напомнил о мировом опыте урегулирования конфликтов.

Сергей Ковалев: Мировой опыт, по-моему, состоит в следующем: идет вооруженный конфликт, идут боевые действия, если стороны настолько добросовестны и умны, что они хотят теперь придти к мирному решению своего спора, что они делают? Они садятся за стол переговоров, они ведут переговоры, они заключают перемирие, потом создают некие совместные контрольные органы по исполнению этого перемирия. Ведут переговоры о том, на каких условиях заключается мир. Заключили его, мирное соглашение, и тогда все солдаты обеих сторон расходятся по домам, к ним нет претензий, они воевали. Но вместе с этим есть органы правосудия, которые задаются проблемой – а все ли они воевали так, как это диктуют им гуманитарные законы, например, Женевские соглашения. Если возникает подозрение о том, что такие-то, такие-то и такие-то соединения или солдаты или офицеры нарушали грубым образом правила гуманитарной войны, возбуждается уголовное дело и в пределах этого уголовного дела ведется аккуратное следствие, ведутся процессуальные действия, и выясняется степень вины или отсутствие вины. Но тот, у кого вина отсутствует, в амнистии не нуждается, а тот, кто оказывается виновным в чем-то, он может быть амнистирован, если его преступления не слишком значимы, если они подпадают под соответствующую формулу.

Андрей Шарый: А сейчас о том, кого коснется амнистия в Чеченской республике, о сроках и условиях ее действия говорит секретарь рабочей группы по Кавказу, Ближнему и Среднему Востоку комиссии геополитики Госдумы России Алексей Ващенко.

Алексей Ващенко: Амнистию завтра примут поспешно в трех чтениях, то, что она пройдет, вопрос ни у кого нет. Но весь вопрос в том, каков механизме амнистии кто будет определять, кого амнистировать, кого не амнистировать – российская Генпрокуратура, местная чеченская прокуратура, местное МВД и так далее? То есть вот это один из основных камней преткновения. Потому что местные власти начнут вытаскивать своих родственников, начнутся взятки, коррупция и так далее. То есть, если не будет четко прописан механизм, как это делается, эта амнистия мгновенно сойдет на нет. Во-вторых, если даже эта амнистия пройдет нормально, то все равно наблюдается четко, что ситуация в Чечне развивается таким образом, что там будет полыхать гражданская война еще очень долго, этот конфликт будет продолжаться. Обратите внимание: каждый раз, когда власти в Москве заявляют, что мы начинаем выводить войска или когда кто-то приезжает с проверкой правительства Чеченской республики, тут же начинаются диверсии, как будто кто-то заинтересован в том, чтобы российские федеральные войска не выходили, чтобы этот конфликт продолжался. Даже если взять этот подрыв, который произошел в довольно спокойной северной части Чеченской республики, сразу же этот подрыв делает так, чтобы сорвать вывод российских войск. Я хочу сказать, что я лично с большим скепсисом отношусь к этой амнистии, которая так поспешно принимается. И еще раз хочу подчеркнуть, что это делается ради пиаровских и политических ходов, но не ради того, чтобы прекратить саму войну.

XS
SM
MD
LG