Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Активизация боевых действий в Чечне


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Амина Азимова и Олег Кусов, который беседует с политологом Юрием Ханжиным.

Андрей Шароградский: Российские подразделения в южных и юго-западных районах Чечни проводят специальные операции по ликвидации баз моджахедов. Действия военных и милиционеров, как утверждают представители силовых структур, стали ответной мерой на активизацию вооруженных отрядов чеченского сопротивления. Рассказывает Олег Кусов:

Олег Кусов: Более 20 российских военнослужащих и милиционеров, по официальным данным, погибли в Чечне с начала апреля. Вооруженные инциденты на территории республики позволяют с полным основанием утверждать, что ситуация в Чечне заметно обострилась. Рассказывает Амина Азимова:

Амина Азимова: В Чечне резко увеличились потери среди федеральных сил. Сегодня в нескольких районах республики идут бои: в Веденском районе с отрядом полевого командира Баграма возле населенного пункта Тазим-Кале, в Ножай-Юртовском с отрядом моджахедов, напавших в понедельник на село Ишхой-Юрт, и в Шалинском с группой полевого командира Читигова. В то же время нельзя утверждать, что потери военнослужащих и подразделений так называемых "кадыровцев" случаются только из-за боев с моджахедами. На пятом году войны в Чечне образовались три стойкие взаимовоюющие силы, которые условно можно обозначить как: а) "федералы", б) "масхадовцы", в) "кадыровцы". Изначально те, кого условно называют "кадыровцы" - это люди из службы безопасности Ахмада Кадырова, и чеченский ОМОН, МВД Чечни - позиционировали себя и обществом воспринимались как сила, поддерживающая федеральные войска в борьбе против вооруженных отрядов Аслана Масхадова. Однако на деле все не так просто. Прежде всего потому, что среди так называемых "кадыровцев" процентов 80 составляют люди, воевавшие в прошлую чеченскую войну и в первые год-два в нынешнюю кампанию против российских войск. Да и федеральные военнослужащие так и не перестали воспринимать любого вооруженного чеченца, будь-то омоновец или моджахед, как потенциального бандита и врага. Перестрелки в последнее время все чаще случаются между федеральными силами и "кадыровцами".

На днях, выступая по местному телевидению, начальник штаба службы безопасности Ахмада Кадырова Артур Ахмадов, сам бывший моджахед, сложивший оружие лишь в 2001-м году, чтобы взять его уже в противоположном качестве борца с моджахедами, сказал, что все, кто сегодня воюет в горах, за исключением лишь явных террористов, являются ему братьями и товарищами. А то, что сегодня они по разные стороны баррикад - это всего лишь нелепость. "То есть, - сказал Ахмадов по-чеченски, - русские все нас воспринимают одинаково". Наверное, этот эпизод красноречивее всего свидетельствует о том, насколько все запутано в сегодняшнем противостоянии трех воюющих между собой сил - "масхадовцев", "кадыровцев" и федеральных военнослужащих, в противостоянии, в котором все убивают всех.

Олег Кусов: Участившиеся нападения на военных и милиционеров говорят о том, что Чечня по-прежнему остается неподконтрольной Москве территорией. Так считает политолог Юрий Ханжин.

Юрий Ханжин: Ни о какой стабилизации не может быть и речи, война продолжается. В долинных районах, где стоят российские войска, продолжается междоусобная борьба между местными кланами, которые частично контролируются Москвой и подкуплены ею, а частично находятся в руках разных полевых командиров. У полевых командиров ориентация различная, поэтому однозначную оценку давать нельзя. Некоторые из них борются за свободу, но борются за свободу по-партизански: "каждый за себя, а Аллах за всех". От кого сейчас исходит эта кампания нападений на чеченских милиционеров, сказать трудно. В какой-то мере, вероятно, тут действуют и те полевые командиры, которые видят в них предателей и врагов своего народа. Действуют они, может быть, и сами по себе, может быть, по заданию каких-то групп, которые они представляют. А в Чечне партизанствует несколько объединений, как национал-демократического, так и исламистского толка. А, может быть, это очередная провокация, которая ставит своей целью оправдать возможное ужесточение репрессий, развертывание широкомасштабных военных акций в Чечне. Ведь если говорить откровенно, настоящих боевых успехов в борьбе против подлинных сил сопротивления российские войска не добились. Они могут подавить какие-то мелкие очаги, они могут подавить какие-то группы, которые вообще, может быть, не имеют к чеченскому сопротивлению никакого отношения, представляют собой обычные криминальные группировки, банды и так далее. Но они не добиваются успеха в том, ради чего они посланы, то есть установление в Чечне твердого, последовательно пророссийского режима, живущего в условиях относительного мира, и, следовательно, прекращения этой очень затруднительной для России ситуации. Идет война, победить в которой маленький народ Россия, великая держава, не может.

Олег Кусов: Создается впечатление, что с позволения Москвы наращивает силы группировка Ахмада Кадырова. Для чего это делается?

Юрий Ханжин: Ей больше не на кого опираться. Со своей стороны Ахмад Кадыров уже давно скомпрометирован в глазах чеченского народа, и кроме людей, которые принадлежат к его клану, его поддерживать некому. Но кроме этого клана фактически Москве и опереться не на кого. Ничего не остается, как только дать возможность Кадырову вооружить своих и попытаться изменить положение в сторону более благоприятную для центральных властей. Все равно его не примут как партнера ни чеченское сопротивление, ни полевые командиры, никто с ним дела иметь не захочет, а деваться ему некуда, кроме как с Москвой. Поэтому опасности большой нет, его можно вооружить, ему можно дать оружие, ему можно дать какую-то степень свободы. Может быть, что-то и получится. Вероятно, делается таким образом ставка на чеченизацию чеченской войны.

Олег Кусов: Ставка на группировку Ахмада Кадырова говорит о том, что Москва не отказывается от силового варианта решения чеченской проблемы. А это значит, что по-прежнему будут гибнуть и "кадыровцы", и мирные жители.

Юрий Ханжин: В конечном счете, если эту войну не удалось выиграть в течение нескольких лет, то, вероятно, ее выиграть и не удастся. Какой же смысл продолжать поддерживать вот эту ситуацию неопределенности, в которой постоянно гибнут люди? Это ситуация, которая чревата расширением этой войны, в конечном счете, она опасна и для России, она опасна и для народов Кавказа. Но, по-видимому, до сих пор понять, что из Чечни пора уходить, администрация Путина не может.

Олег Кусов: Юрий Ханжин считает, что усиление вооруженной группировки Ахмада Кадырова еще не означает усиления позиций Кремля в Чечне.

XS
SM
MD
LG