Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Чечне военные погибли после того, как на минное поле выехал грузовик


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Муса Хасанов, Наталья Савчук и Никита Ваулин, который беседует с военным обозревателем "Вечерней газеты" Вячеславом Измайловым.

Андрей Шарый: В Чечне десять российских военнослужащих погибли при взрыве мины. Трагедия произошла в четверг вечером в чеченском райцентре Шали. Грузовик, за рулем которого находился офицер, подорвался на минном заграждении при выезде из части. Ведется расследование, как такое могло произойти.

Муса Хасанов: В расположение 70-го мотострелкового полка Минобороны России, который дислоцируется в военном городке на западной окраине районного центра Шали, с Центральной Ханкальской военной базы на трех тягачах МТЛБ и грузовике КАМАЗ приехали военнослужащие ремонтной роты и доставили в шалинский военный городок сломанную автотехнику. Возглавлял автоколонну ремонтников командир роты капитан Чередниченко. После выгрузки и сдачи находящихся в технической неисправности шести военных грузовиков "Урал" вечером 25 марта примерно в 18 часов 30 минут по московскому времени Чередниченко решил выехать в месту постоянной дислокации своего подразделения. На контрольно-пропускном пункте у северных ворот Шалинского военного городка колонну тягачей остановил наряд патрульно-постовой службы во главе с капитаном мотострелковых войск. Старший наряда предупредил Чередниченко, что после 18 часов передвижение военных автоколонн в Шалинском районе запрещено, и приказал ему вернуться в казарму, где им предоставлено место для ночлега. Между двумя офицерами завязалась словесная перепалка и неожиданно для постовых тягач, на борту которого находился Чередниченко, сбив шлагбаум, выехал на территорию досмотра автотранспорта, которую военные в целях самообороны минируют с наступлением сумерек, о чем предупреждали транспаранты с обеих сторон подъезда к КПП. Постовые пытались остановить МТЛБ Чередниченко, но в это время раздался взрыв противотанковой мины, от которого детонировали еще три взрывных устройства, заложенных военными. В результате взрыва четырех мин на месте происшествия погибли восемь и получили ранение двое военнослужащих, которые скончались по пути в ханкальский госпиталь. Эту версию рассказал журналистам пожелавший остаться неназваным сотрудник шалинской военной комендатуры, выезжавший на место инцидента в составе оперативной группы, которая возбудила уголовное дело по факту злостного нарушения воинской дисциплины. Официальная версия противоречит информации, полученной от жителей Шали, работающих на территории военного городка. По словам шалинцев, Чередниченко и двое его подчиненных после распития алкогольных напитков решили выехать в Шали, и когда постовые не пропустили их на КПП, заехали за минное заграждение вблизи контрольно-пропускного пункта. Имена восьми постовых и военнослужащего ремонтной роты, который во время взрыва находился на борту тягача вместе с Чередниченко, в интересах следствия пока не разглашаются.

Андрей Шарый: Военный обозреватель "Вечерней газеты" Вячеслав Измайлов во время первой военной кампании в Чечне служил в российской армии, вторую кампанию он наблюдал будучи военным журналистом. В частности, Измайлов следил за статистикой потерь среди российских солдат. Как заявляет коллега, Министерство обороны России пообещало довести среднее денежное довольствие военнослужащих, которых направляют в Чеченскую республику, до 15 тысяч рублей в месяц. Однако при этом абсолютно не обеспечило должного строгого отбора контрактников. В результате в Чечню в погоне за заработком едут служить самые разные люди, и в этом Измайлов видит одну из причин трагедии.

Вячеслав Измайлов: Что касается Чечни, здесь фактически никакого должного отбора нет. Если это призывники, то их направляют, не спрашивая их согласия, если это контрактники, то как правило, это люди, которые не нашли себя в гражданской жизни, решили заработать. Во всяком случае, те, с кем мне приходилось беседовать, они именно такие люди. Они даже ко мне приходили, жалуясь на то, что не получали денег и прочее, в состоянии алкогольного опьянения. Так как я в первую кампанию сам служил в Чечне и неоднократно ездил во вторую кампанию, я видел - это неподготовленные люди, их нельзя назвать настоящими профессионалами. У них в Чечне один интерес - заработать побольше денег.

Никита Ваулин: Какова внутренняя атмосфера среди военнослужащих в группировке, дислоцированной на Северном Кавказе, и прежде всего в Чечне?

Вячеслав Измайлов: Дедовщина есть, и от дедовщины в Чечне даже люди погибают. Сегодня я статистику не могу сказать, потому что ее никто не раскрывает. Но я могу сказать по первой кампании: не менее половины погибших в первую чеченскую кампанию, так как мне самому приходилось заниматься статистикой, это были не боевые потери, а в некоторых частях небоевые потери доходили до двух третей всех погибших. Я думаю, что и сейчас где-то примерно такие же цифры: до половины погибших - небоевые потери. Тот случай, который произошел сегодня в Чечне, это подтверждает.

Никита Ваулин: Вячеслав Яковлевич, а что, действительно военнослужащие российские часто убивают друг друга? И что становится причиной таких инцидентов?

Вячеслав Измайлов: Как правило, это происходит на почве пьянства.

Никита Ваулин: В средствах массовой информации очень редко сообщается о подобных случаях нарушения дисциплины.

Вячеслав Измайлов: До журналистов их просто не доводят. Да, я скажу, что скрывают.

Никита Ваулин: А много ли таких дел доходит до военной прокуратуры, и какую позицию она чаще всего занимает в расследовании?

Вячеслав Измайлов: В Чечне есть военная прокуратура, которая этим занимается. Фактически военные прокуроры должны заниматься каждым подобным делом, но их просто не хватает. И в части дознания проводят обычные офицеры, которых назначает и утверждает командование части. Формально их утверждает и прокурор. Но это не профессионалы, это обычные офицеры, командиры взводов, командиры рот. Они проведут расследование как смогут и, как правило, прокурор просто подпишет их заключение.

Никита Ваулин: Наказывают, наверняка, участников, а что касается командиров, которые тоже должны нести ответственность за нарушения своими сослуживцами?

Вячеслав Измайлов: Наказывают, но, как правило, это чисто дисциплинарные наказания. За сокрытие фактов убийств, наверное, здесь уголовная ответственность должна наступать. Я сейчас не помню фамилию военного прокурора Владикавказского гарнизона, но я знаю, что это человек принципиальный. И он, даже если нарушение исходило от командира части, который является героем Советского Союза, он и с него спрашивал, если тот нарушал закон. Очень многое зависит от военной прокуратуры на местах.

Андрей Шарый: Небоевые потери преследуют не только российскую армию. В Ханты-Мансийском округе неожиданный оборот приобрели судебные разбирательства, связанные с гибелью во время военных сборов учащегося старших классов, который умер, не выдержав нагрузок во время марш-броска. С подполковника Владимира Завадского, проводившего занятия, в начале недели были сняты все обвинения. А в пятницу Завадский потребовал извинений и компенсации за моральный ущерб.

Наталья Савчук: Начальник второго отделения объединенного военкомата Советского района Ханты-Мансийского автономного округа подполковник Владимир Завадский намерен подать в суд на журналистов российских средств массовой информации. Он утверждает, что именно корреспонденты различных изданий еще до решения суда называли его виновным в смерти 11-класника местной школы Саши Бочанова. Исходя из заключения судебно-медицинской экспертизы о наличии у мальчика скрытой болезни - надпочечниковой недостаточности, он назвал смерть Саши казусом, в котором нет виновных. Родители погибшего старшеклассника Владимир Григорьевич и Людмила Николаевна Бочановы уверены, что болезнь, которую считают причиной гибели их сына, - выдумка. Военный судья Сургутского гарнизона полковник юстиции Владимир Михайлов, не найдя причинно-следственной связи в действиях Завадского и смерти Саши Бочанова, вынес обвиняемому оправдательный приговор в виду отсутствия состава преступления. Младший из трех детей семьи Бочановых, спортсмен, выпускник школы Александр в числе других допризывников в сентябре 2003 года уехал на учебно-полевые сборы. За пять дней ребята должны были на практике подтвердить навыки по основам военной службы. Для Саши Бочанова роковым стал четвертый день сборов. Мальчишки успешно сдали запланированные программой зачеты - трехкилометровый кросс, преодоление полосы препятствия в противогазах и другие дисциплины. Однако после ужина в 20 часов 30 минут начальником лагеря Завадским было объявлено военно-тактическое занятие. Оно включало десятикилометровый марш-бросок с выполнением на последнем этапе команды "газы". Не добежав буквально двухсот метров до финиша, Саша Бочанов умер. По заключению врачей, мальчик захлебнулся рвотными массами. По мнению родных, на учебно-полевых сборах имели место факты, которые противоречили программе, утвержденной департаментом по образованию администрации Советского района. Приговор не устраивает государственное обвинение. В суд Приволжско-Уральского военного округа будет направлено кассационное представление на вынесенный приговор. Родители Саши также настроены решительно и не собираются отступать. По словам отца, хоть ребенка они вернуть и не в силах, однако попытаться выявить и наказать виновных обязаны.

XS
SM
MD
LG