Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Работа в Чечне датского Комитета по беженцам


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

Кирилл Кобрин: В Чеченской республике на гуманитарные средства восстановлены жилые дома в двух селениях Сержень-Юрт и Гойское. Восстановительные работы велись на протяжении всего прошлого года по программе датского Комитета по беженцам. Эта гуманитарная организация оказывает помощь жителям Чечни с осени 1999-го года, с начала второй военной кампании на территории республики. Рассказывает Олег Кусов:

Олег Кусов: Согласно программе датского Совета по беженцам, в течение прошлого года были восстановлены 149 домов и газопровод в селении Гойское, и 143 дома в селении Сержень-Юрт. В этом же селении датский Совет по беженцам сделал то, чего не могли добиться люди за многие годы ни от советской власти, ни от режима Дудаева - построил газопровод. Всего международная гуманитарная организация выполнила программу в двух чеченских селениях на общую сумму в 321 тысячу евро. Рассказывает заместитель руководителя строительного отдела совета по беженцам Фатима Шамсутдинова.

Фатима Шамсутдинова: В 2003-м году мы начали восстановление села Сержень-Юрт и села Гойское. Донор - министерство иностранных дел Голландии. Оба села были очень сильно разрушены во время двух военных кампаний, которые проходили в Чечне. В Сержень-Юрте мы обслужили 143 дома по разным категориям и подвели газ к селу протяженностью 5050 метров. То, что касается газопровода, была оказана помощь трубами и строительным материалом. Работа осуществлялась за счет администрации села и за счет самих людей. В селе Гойском мы восстановили 149 домов и разрушенный во время войны водопровод. Общая протяженность водопровода составляет 4100 метров. Кроме этих двух сел мы работали в этом году в Алхан-Кале, Грозненский район, там восстановлено 136 домов. Сам город Грозный, поселок Мичурино, 49 домов. Ачхой-Мартановский район, там у нас восстановлен 21 дом, Итум-Калинский район - восстановлено 59 домов. Программа финансировалась нашим донором - Министерством иностранных дел Дании.

Олег Кусов: О деятельности датского Совета по беженцам в годы второй чеченской войны рассказывает глава представительства этой гуманитарной организации в России Альберт Ильсаас.

Альберт Ильсаас: По мандату работой датского Совета по беженцам является оказание продолжительной помощи беженцам и внутренне перемещенным лицам, основываясь на принципах гуманности и нейтралитета. В Российской Федерации датский Совет по помощи работает, начиная с 1997-го года. До 2001-го года главный офис датского совета находился в Ставрополе, с 2001-го года он был перебазирован в город Назрань.

С начала второго конфликта в Чеченской республике основная часть деятельности датского Совета по беженцам концентрировалась в Чечне и в окружающих ее республиках, в частности, в Дагестане, в Ингушетии и в Ставропольском крае. Хотелось бы особо отметить, что на протяжении ряда лет 60% всей помощи, идущей по линии датского Совета по беженцам, направляется собственно в Чеченскую Республику. Масштаб нашей программы относительно велик, и в качестве показателя хотелось бы упомянуть тот факт, что в нашем офисе в городе Назрань работает 350 человек. Датский Совет по беженцам является достаточно необычным явлением. На Северном Кавказе это одна из крупнейших организаций, предоставляющих гуманитарную помощь.

Основные направления нашей работы: во-первых, регистрация и исследовательская деятельность, распределение чрезвычайной помощи гуманитарной, восстановление и ремонт жилья, социальная и экономическая реабилитация, а также содействие инициативам местных и неправительственных организаций. В тесном сотрудничестве с другой датской организацией - датской группой по разминированию, датский Совет по беженцам выполняет работу по противоминной безопасности.

Олег Кусов: Несмотря на существенную помощь, которую датский Совет по беженцам оказывает жителям Северного Кавказа, у российских чиновников есть претензии к гуманитарной организации. Например, сотрудников организации неоднократно упрекали по поводу того, что продовольственная помощь иной раз оказывается в руках у чеченских моджахедов.

Альберт Ильсаас: Эти утверждения о том, что датский Совет по беженцам якобы предоставляет помощь той стороне, мы с этой информацией и сведениями не согласны, у нас есть свое собственное мнение на этот счет. В течение ряда лет датский Совет по беженцам распределяет гуманитарную, прежде всего, продовольственную помощь в Чечне и в окружающих республиках в большом объеме. В настоящий момент в целом ежемесячно порядка 340 тысяч человек получают эту помощь. Это, прежде всего, те получатели, которые зарегистрированы в базе данных у датского Совета по беженцам. Информация, сведения о месте проживания этих людей, о том, кто они такие, регулярно перепроверяется. И по нашей методике оценки потребности в получении гуманитарной помощи, мы заключили, что эти люди, 340 тысяч, каждый из них нуждается в этой гуманитарной помощи. Само собой разумеется, что датский Совет по беженцам не в состоянии, а, во-вторых, не имеет такой цели контролировать дальнейший путь продовольственной помощи после того, как она попадает в руки ее получателей. Теоретически можно предположить, что были какие-то отдельные случаи, в которых помощь, распределенная датским Советом по беженцам или другими гуманитарными организациями, в конечном итоге оказывалась в руках тех, кто находится на той стороне. Очень важно отметить то, что все распределение помощи, в том числе и продовольственной помощи, осуществляется в тесном взаимодействии с местными властями, во-первых, и с военной комендатурой в соответствующих районах, тех районах, где проходит распределение. В каждом отдельном случае распределения гуманитарной помощи местные власти и комендатура в письменном виде уведомляются заранее о факте распределения.

Олег Кусов: Помощь чеченцам датского Совета по беженцам особенно заметна на фоне бездеятельности российских государственных органов. Своими впечатлениями по этому поводу делится чеченский журналист Муса Мурадов.

Муса Мурадов: Я бы эту организацию отметил среди прочих гуманитарных организаций, которые значительные объемы помощи оказывала, начиная с первого военного конфликта, одевала, обувала практически всех беженцев, переместившихся из Чечни в Ингушетию в 1999-м году. В эти дни деятельность гуманитарной организации на территории Ингушетии, на мой взгляд, исчерпала свою необходимость. Если они должны работать, то они должны работать в Чечне. Даже если там одну печку восстановили, один дом восстановили или одной семье помогли - это, конечно, хорошо. Государственная программа выполняется крайне плохо. Во всяком случае, селение Алхан-Кала. В первую войну селение значительно было разрушено, во вторую войну тоже. Мост через реку Сунжа, через которую жители Алхан-Калы переезжали и ездили в Урус-Мартан, который в десяти километрах от селения, он разрушен в 1999-м году и по сей день стоит разрушенным. Жители Алхан-Калы ездят в Урус-Мартан через Грозный, то есть крюк километров пятьдесят. Зрительно очень мало заметны плоды восстановления. Очень хорошо видно, что восстанавливаются офисы и конторы серьезных финансово-обеспеченных компаний и фирм.

Олег Кусов: Датский Совет по беженцам пока имеет возможность оказывать помощь, как правило, жителям центральных районов Чечни. Эти районы более других пострадали от недавних боевых действий.

XS
SM
MD
LG