Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обращение президента Владимира Путина к жителям Чечни и позиция российского Демократического совещания


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют: корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе Муса Хасанов, обозреватели РС Андрей Бабицкий и Михаил Соколов, депутат Государственной Думы России Сергей Ковалев, заместитель председателя партии "Яблоко" Игорь Артемьев, член политсовета партии СПС Алексей Кара-Мурза.

Андрей Шарый: Президент России Владимир Путин призвал жителей Чечни 23 марта принять участие в референдуме по проекту новой Конституции республики. Путин, чье сообщение было передано в воскресенье в Чечне по телевизору, обещал, что между Москвой и Грозным будет заключен специальный договор, предусматривающий широкую автономию Чечни. До референдума остается меньше недели. В республике полным ходом идет форсированная подготовка к предстоящему событию. Чеченские избирательные комиссии формируют агитбригады, оборудую избирательные участки. На днях в республике были распространены листовки, в которых чеченский лидер Аслан Масхадов, якобы, отказавшийся от прежних убеждений, призвал жителей Чечни принять участие в референдуме. Рассказывает корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе Муса Хасанов:

Муса Хасанов: Сотрудники избиркома Чечни для распространения наглядно агитационной продукции предстоящего 23 марта референдума по принятию проекта новой Конституции республики среди местных жителей набирают группы и каждому из их участников ежедневно выплачивают 200 рублей. Наряду с этим руководством силовых ведомств созданы оперативные группы. состоящие из местных милиционеров и сотрудников российских силовых подразделений, призванных отвечать за сохранность агитматериалов - сообщил сегодня в доверительной беседе один из чеченских чиновников среднего звена, работающих в аппарате республиканской администрации, пожелавший остаться неназванным. Однако, несмотря на все меры безопасности, плакаты и листовки, призывающие население Чечни принять активное участие в конституционном референдуме, повсеместно в республике срываются и уничтожаются местными жителями.

За прошедшие сутки в Веденском, Шалинском, Урус-Мартановском и Ачхой-Мартановском районах Чечни штабом МВД Республики зарегистрирован ряд диверсионных нападений на избирательные участки в предгорных и горных населенных пунктах этих районах. В частности, фугас большой мощности, заложенный в здании школы. где оборудован избирательный участок, обнаружен вблизи райцентра Ведено. Так же взрывное устройство, снабженное часовым механизмом, обнаружено и обезврежено российскими саперами и на одном из избирательных участков Урус-Мартановского района. А избирательный участок под номером 112, который располагался в здании средней школы селения Чири-Юрт Шалинского района в результате поджога, совершенного группой неизвестных, сгорел дотла.

В связи с участившимися диверсиями в горных и предгорных районах Чечни командованием российских силовиков проводятся "спецзачистки", но, по данным сотрудников МВД республики, никто из участников этих акций пока не установлен. За минувшие выходные в некоторых райцентрах и станицах Чечни были распространены листовки от имени Аслана Масхадова, призывающие население республики принять участие в референдуме 23 марта. И хотя чеченский народ не сомневался в том, что эта продукция, сработанная на отличной бумаге, выпущена сторонниками Ахмада Кадырова, чеченский лидер Аслан Масхадов выступил с обличительным заявлением по телевидению Ичкерии, которое при помощи мобильных передатчиков транслировало свои передачи на юго-западе республики. Со слов жителей Ачхой-Мартановского района, Масхадов резко осудил проведение в республике референдума по Конституции.

Андрей Шарый: В продолжение темы у микрофона в Праге мой коллега Андрей Бабицкий:

Андрей Бабицкий: Надо полагать, в Чечне телевизионное обращение Владимира Путина в связи с предстоящим референдумом должно было вызвать неподдельный интерес. Не потому, что кто-то старался бы лишний раз убедиться в искренности добрых намерений президента, или, наоборот, разоблачить его злонамеренность - проблема в ином. Я думаю, что чеченцы, как, впрочем, и многие из тех, кто пытается понять суть происходящего в Чечне, хотели бы уловить логику действий российской власти, проникнуть в ее намерения, которые все же не представляются слишком очевидными, если не сказать больше.

Событие, именуемое референдумом, надвигается неотвратимо и, судя по обвальному количеству заявлений на эту тему, высказываний и официальных лиц, и аналитиков, он, референдум, должен стать одним из наиболее очевидных и по замыслу, и по ожидаемым последствиям политических проектов Кремля. Между тем, никакой ясности с этим вопросом нет. В самом общем виде, если следовать официальным источникам, концепция референдума такова: проект Конституции, который должен быть принят на референдуме, это тот Закон, который открывает перед чеченцами широкое поле возможностей. Во-первых, они получают собственную власть, которую избирают сами, во-вторых, в локальное законодательство, не вторгающееся в область компетенции федерального центра, будут введены нормы, не противоречащие традиционной морали и привычному образу жизни, наконец, когда появится власть, начнется формирование гражданского общества, которое получит возможность, в свою очередь, через становление многочисленных властных и общественных институтов влиять на внутриполитическую жизнь.

Между тем, эта концепция, базирующаяся в лучших традициях минувшей эпохи на непреложном законе причинности, абсолютно исключает влияние на ход событий субъективного фактора. Между тем, его наличие очевидно. Одни, например, утверждают, что Конституция написана под Ахмада Кадырова. Другие - что в условиях военного положения проведение референдума неприемлемо, третьи - что есть значительная часть населения, воля которой будет проигнорирована. И так далее. Однако, сторонники референдума всем пафосом и энергией своих выступлений как бы утверждают: каковы бы ни были нарушения или издержки, исторический закон, ход которому будет дан проведением референдума, имеет непреложную логику, реализующую себя помимо воли отдельных исторических субъектов.

Надо сказать, что вчерашнее выступление Владимира Путина, как мне кажется, всерьез подорвало позиции сторонников чеченского варианта теории детерминизма. Не мудрствуя лукаво, президент дал живую и реалистическую картину: что такое референдум? А вот что: вы нам голосование, мы вам сокращение количества блок-постов. Вы нам имитацию покорности, мы вам компенсации за разрушенное жилье и имитацию гражданских свобод. Любое проявление лояльности будет иметь своим следствием общее послабление лагерного режима или снижение репрессивного давления на отдельных его участках. Очевидно, что такой диалог имеет в виду более привычный порядок отношений между властью и обществом в России, понятный даже бесконечно далекому от политики человеку, нежели аргументы новых российских гегельянцев. Логика шантажа и обмена прозрачна и эффективна даже и тогда, когда предметом торговли, якобы, становятся Конституция, гражданское общество и прочие малоактуальные в нынешней чеченской ситуации понятия.

Андрей Шарый: За ходом заседания российского Демократического совещания следил мой коллега Михаил Соколов:

Михаил Соколов: Григорий Явлинский покинул финал Демократического совещания, ускользнув через черный ход от шести телекамер и оставив прессу недоумевать над парадоксальной ситуацией. Никого не удивило, что заявление Демократического совещания, называющее проведение референдума в Чечне без подготовки политической ошибкой, отказалась поддерживать Республиканская партия Бориса Федорова - Федоров всегда выступал за военное решение чеченского вопроса. Зато решение "Яблока" воздержаться от голосования за документ, подготовленный на основе идей партии, было сенсацией. Тем более, что первый зам председателя "Яблока" Игорь Артемьев подчеркивал: принципиальных расхождений нет. Вполне в духе идей "Яблока" ошибочным названо, например, исключение из чеченского урегулирования международного участия. Демократическое совещание обращает внимание на жесткие меры по возвращению в Чечню беженцев, затруднения в деятельности на территории республики журналистов, массовый характер исчезновений задержанных федеральными силами гражданских лиц. Дело в том, что большинство партий и организаций исключили из текста резолюции принципиальное для лидера "Яблока" положение о том, что предложенную им мирную конференцию по Чечне обязательно должен возглавить лично президент России Владимир Путин. Зам председателя "Яблока" Игорь Артемьев объяснял:

Игорь Артемьев: Мы настраивались, что та мирная конференция, которая должна положить начало мирным переговорам в Чечне, на самом деле, должна была возглавляться со стороны Российской Федерации президентом Российской Федерации. Мы мотивировали это тем, что появление там других председательствующих со стороны России ни к чему не обязывает нынешнюю власть, такое председательство или такое ведение конференции не приведет, на самом деле, к улучшению ситуации в Чечне, поскольку только один человек сегодня реально может принять такое решение по результатам этой мирной конференции. Мы полагали, что снятие упоминания о том, что именно президент России сегодня должен возглавить работу по подготовке этой мирной конференции и ее ведению, по сути дела, выхолащивает документ и оставляет очень мало шагов в содержательном смысле, по которым можно двигаться дальше.

Михаил Соколов: Позицию "Яблока", что тоже парадоксально, опрокинули представители полярных точек зрения. С одной стороны, СПС вполне верноподаннически, считает, что не дело президента заниматься конференциями - это уровень специального представителя главы государства. Как считает член политсовета партии Алексей Кара-Мурза, на первый план скоро выйдут выборы главы Чечни:

Алексей Кара-Мурза: Председательство на этой конференции самого президента Путина в условиях, когда действует администрация Кадырова, может быть расценено чиновниками как некий знак перста свыше, указывающий на самого Кадырова. А вот это достаточно опасно, поскольку, по последним социологическим данным, Кадыров больше 15-20 процентов поддержки в Чечне не имеет.

Михаил Соколов: С другой стороны, есть позиция партии "Либеральная Россия", общества "Мемориал" и правозащитников. Депутат Думы Сергей Ковалев уверен, что предлагать Владимиру Путину, ставшему президентом благодаря войне, возглавлять мирную конференцию -кощунство, тем более, что глава государства сознательно выпихивает из рамок мирного процесса одну из сторон - сепаратистов:

Сергей Ковалев: Как бы ни относиться к идее сепаратизма - это не есть преступление.

Михаил Соколов: Суть и главное в документе: участники совещания предложили, чтобы воюющие стороны договорились о прекращении огня и заключении перемирия, которое предлагало бы как прекращение партизанских действий, так и боевых операций федеральных сил, в том числе и "зачисток". На следующем этапе речь могла бы идти о мирной конференции. Большинство решило не персонифицировать столь важный для Григория Явлинского вопрос о главе конференции, хотя тем самым идея может лишиться своей движущей силы. Формально лидер "Яблока" проиграл, столкнувшись с упорством правозащитников, не пожелавших всуе упоминать Владимира Путина как потенциального миротворца. Зато в своей игре с Кремлем, пожалуй, Явлинский выиграл: теперь под неприятным для властей заявлением Всероссийского демократического совещания нет его подписи. В глазах президента текст заявления теперь оказывается не плодом "Яблока", а симбиоза СПС и неприятных власти последовательно оппонирующих Кремлю правозащитников. Позицию последних перед референдумом в Чечне я попросил изложить депутата Государственной Думы России Сергея Ковалева:

Сергей Ковалев: Это очень важный для власти референдум. Результаты его заранее известны. Это очень продуманная вещь. Результаты будут таковы: с огромным перевесом, я бы даже сказал, я даже не берусь сказать, сколько процентов, может, 90 и больше, процентов "за". Следовательно, новая Конституция Чечни. Следовательно, одобрение выборов нового руководства Чечни, в этих же условиях, в которых проходил референдум. Следовательно, возможность посадить в Грозном наиболее подходящую для Кремля марионетку. Следовательно, выбросить за границы политического процесса, любого политического процесса всех своих оппонентов, сепаратистов и не сепаратистов, но всех, кто не одобряет действия федеральной власти в Чечне. Наиболее переговороспособные политические деятели Чечни, это все-таки, по-прежнему, Масхадов, Закаев Ахмадов, и некоторые другие в этом роде. Так вот, они, прежде всего, выбрасываются за рамки политического процесса. Что тогда остается? Остается следующее: остается устойчивая колонизация и устойчивая же партизанская война. Вот и все, и этот референдум, так и придуман а, кстати, к президентским выборам предстоящим будет сказано, вот, не только начал войну, но и умиротворил Чечню.

Михаил Соколов: Если вернуться к выступлению Путина, вот он призвал идти на референдум. Если бы вы сейчас смогли выступить по всем телеканалам в ответ, что бы вы сказали чеченцам?

Сергей Ковалев: Я бы сказал, ни в коем случае не ходить на референдум. Ни в коем случае! А уж если идти, то голосовать против. На самом деле, да, наверное, сказал бы второе. На самом деле, от всех этих слов ничего не зависит. Результат уже есть. В Чечне числится по результатам переписи 1 088 000 человек. А до второй чеченской войны по самым максимальным подсчетам 700, ну, пусть больше немножко, чем 700 тысяч. Вы знаете масштабы бегства из Чечни. Результат переписи предполагает гигантский масштаб, больше полумиллиона, потока обратного в Чечню, туда, где стреляют. Так, представьте себе, какой они имеют резерв голосов. Это нечто небывалое. Полмиллиона голосов в карман - это что угодно можно принять, что там 38 тысяч голосующих солдат федеральных - это капля в море. Я-то думаю, что еще одно обстоятельство имеет значение: голосование даже и без этого полумиллиона дописанных граждан Чечни и без солдат, все равно голосование прошло бы так, как надо учредителям референдума, потому что каждый чеченец отлично понимает, что если он голосует не так, как ему велят, и так же, как он, проголосует в среднем его село или его избирательный участок, то какие будут последствия - он отлично понимает. Последствием будут "зачистки", новые исчезновения, вспышки мародерства, и так далее, и тому подобное.

Михаил Соколов: Свобода волеизъявления обеспечена таким образом?

Сергей Ковалев: Да, конечно, разумеется. Ведь, вообще-то говоря, российское действующее законодательство категорически запрещает любые голосования в таких условиях.

Михаил Соколов: Депутат Государственной Думы Сергей Ковалев не питает никаких иллюзий относительно перспектив референдума в Чечне.

XS
SM
MD
LG