Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чечня готовится к референдуму


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Олег Кусов и Никита Татарский.

Дмитрий Волчек: По данным председателя Центральной избирательной комиссии России Александра Вешнякова, о проведении 23 марта референдума в Чечне знают 99 процентов жителей республики. Исследования независимых российских социологических служб показали, что почти четверть опрошенных чеченцев не собираются принимать участие в референдуме.

Рассказывает Олег Кусов.

Олег Кусов: Александр Вешняков считает, что международное сообщество проявило большой интерес к чеченскому референдуму.

Александр Вишняков: Огромный интерес международного сообщества. Это можно показать на следующем примере: аккредитацию получили на участие в международном наблюдении четыре международные организации. Это Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, именно та группа, которая в свое время приезжала в Россию, она принимала участие в Центральной избирательной комиссии в конце февраля этого года, а первого марта она выезжала для знакомства непосредственного в чеченскую республику. Организация Исламская конференция - это вторая организация, Лига арабских государств и исполнительный комитет СНГ.

Олег Кусов: По наблюдениям чеченской журналистки, руководителя независимого пресс-центра в Назрани Хеды Саратовой, недавнее выступление по телевидению президента России Владимира Путина может увеличить число принять участие в референдуме. Люди уже просто не знают, на кого им надеяться.

Хеда Саратова: Естественно, отношение после выступления путина, по моим цифрам, процентов 60 пойдут на референдум не под дулами автоматов. Лично мое мнение – я принципиально не пойду на этот референдум. Я привезла ребенка, мужа специально, чтобы они не присутствовали на этом. Потому что, мне кажется, что это преступление против моего народа, страшно все это видеть. У всех этих людей есть родственники, они убиты, задержаны, замучены и останки находят и хоронят. Это продолжается по сегодняшний день, это будет продолжаться. Одной волшебной палочкой после 23-го марта не решат все проблемы.

Олег Кусов: Сотрудник "Новой газеты" Анна Политковская считает, что референдум - это искусно поставленная ловушка для сторонников чеченской независимости.

Анна Политковская: Для очень многих людей в Чечне является важным вопрос цены, цены референдума. Что это такое – предательство по отношению к жертвам, которые за спиной или на это можно пойти? Мне об этом говорили очень многие люди, и мне нечем было их переубедить. Тем более, что количество жертв, а к ним относятся и люди, которые бесследно пропадают, это вопрос, о котором нельзя не думать. Безусловно, выступление президента с признанием вины оказалось очень важным шагом и остается надеяться, что это не было просто пиаровский шаг, и что он будет иметь продолжение. Однако одна из главных проблем, мне кажется, большинство, особенно в районах, не знают, что написано в тексте. И никакого анализа на предвыборных собраниях, часть которых я посетила, при этом на этих собраниях выступали люди, которые представлялись как авторы проекта, и, тем не менее, там не было никаких разъяснений по тексту, а это крайне важно. Потому что, сколько бы мы не ходили вокруг да около, конечно, это голосование по политическому статусу – независимость или вместе с Российской Федерацией. Этот проект дает однозначную трактовку этого больного вопроса – навечно с Российской Федерацией. И мне кажется, в этом заключается смысл той большой пропаганды, которую ведет помощник президента Сергей Ястржембский, даже с участием самого президента.

Олег Кусов: По мнению исполнительного директора Хельсинкской международной организации Аарона Рлдса. Проведение референдума в Чечне - это политический фарс.

Аарон Родс: Наша организация вообще против референдума в Чечне в это время, референдум это фарс, это шутка. Как может быть свободный и справедливый референдум в условиях безопасности, какие они есть на сегодняшний день? Слишком много страха, слишком много запугивания.

Олег Кусов: Сотрудники независимой социологической службы "Валидейта" накануне референдума провели исследование в городе Грозном. О результатах работы с директором службы профессором Сергеем Хайкиным беседует Никита Татарский.

Никита Татарский: Профессор Сергей Хайкин утверждает, что около 60% жителей Чечни согласны оставаться россиянами, но при определенных условиях.

Сергей Хайкин: Мы задали вопрос, о котором чеченцы сами мечтали десять лет с 93-го года, когда у них не состоялся референдум. Мы спросили их: если бы на предстоящем референдуме вопрос звучал так: Чечня должна быть в составе России или нет, то как бы вы на этот вопрос ответили. И в первом, и во втором замере, которые мы сделали, это два независимых исследования, по сути дела, мы получили такую цифру – 67% населения, что Чечня сегодня должна быть в составе России. Надо прямо сказать, что в число этих 67% входят разные люди. Мотивация, которая привела их к тому, что Чечня должна быть в составе России, может быть самая разная. Прежде всего это большая группа людей довольно зрелого возраста, таких традиционно советских людей, которые привыкли жить при социализме они, очевидно, голосуют за Чечню в составе России. Не будем забывать, что сегодня основной источник их существования это пенсии, которые они получают, получают регулярно, без задержки, пособия на детей они получают. Еще одна категория, которая дала этот достаточно большой процент, это люди, разочаровавшиеся в идее независимости Чечни. Чечня так страшно разрушена, что ей самой не потянуть восстановление быстро, только тесная связь, помощь может привести к этому. Надо прямо сказать, что люди, которые говорят, что сегодня мы должны быть с Россией, вовсе не исключают того, что при определенном развитии это будет вариант большей или меньшей конфедеративности потому что вопрос у меня в анкете стоял жестко: либо в России, либо вне России. Но сегодня они полагают, что нужно быть вместе. Это очень интересная цифра, мне кажется, ее надо внутренне осмыслить, определяя политику в отношении Чеченской республики.

Никита Татарский: В то же время, как установили социологи, более 20% опрошенных ими чеченцев остаются ярыми сторонниками независимости.

Сергей Хайкин: 21% назвал себя сторонниками суверенитета, они сказали, что нужно быть вне России. Это пятая часть, это большая группа. И, безусловно, нашей задачей является не пренебрежением мнением меньшинства, скажем так, а понимание того, что движет этими людьми, какие ожидания вызваны тем, что Чечня по-прежнему должна быть вне России. Если разложить этот 21% попытаться понять, что лежит за этим решением, то мы увидим, что здесь есть несколько ключевых моментов. Первый момент эмоционального характера, но очень важный для чеченского народа – Россия нас не оценила, Россия нас обижает, обижала и продолжает обижать. Вспоминается сталинская депортация, за которую Россия как государство не извинилась, не говоря уже об элементарных компенсациях, которые получили другие депортированные народы. Напомню, что в свое время Дудаев отказался от этих компенсаций. Но сегодня люди говорят, что это несправедливо, что они не получают эти компенсации. И есть такая обида на Россию, с одной стороны депортация, с другой стороны, нынешнее отношение к чеченцем совершенно оскорбительное. Я не буду говорить тривиальных вещей, которые знает любой, о притеснениях на улицах или какие-то еще вещи, но чеченцам кажется просто несправедливым и оскорбительным то, что любая проблема, любая беда немедленно в средствах массовой информации связывается с чеченцами, что любой преступник это предположительно чеченец. Они обижаются, что совсем не рассказывают о героях, которые есть, о людях, которые воевали во время Великой отечественной войны, которые составляли славу России до революции Октябрьской. Это все кажется несправедливым.

Никита Татарский: Жители Чечни, по мнению независимых социологов, питают надежды, что в результате референдума к власти могут придти представители народа, которые могут покончить с произволом военных, хотя в объективность голосования мало кто верит.

Сергей Хайкин: Если главный мотив придти на референдум – это надежда, она может быть сформулирована по-разному. Одни говорят – я надеюсь, что мои дети не увидят этого кошмара. Другой говорит - я просто надеюсь, третий говорит - наконец у нас появится нормальная власть, нормальные органы власти, структура власти, выбранная. Кто-то, может, от обратного – затягивать референдум на руку российским генералам, поэтому надо, чтобы скорее референдум. К сожалению, сейчас в республике нет такого человека, на которого можно свалить все шишки. Нет персоналии теперь такой, чтобы кого-то проклинать, кого-то хвалить. И в этом отношении стройная структура власти очень нужна для людей. Почему эти 20% не идут? Главным образом они не идут из-за неверия в то, что референдум будет честным. Все последние выборы в Чечне, последних 15 лет, по мнению людей, с которыми мы говорили и которых мы опрашивали, это были лживые, всегда подтасовочные выборы и у людей сложилось ощущение, что они как хотят, так и решат, меня используют как статиста в чужой игре. Во-первых, вообще никому не верю, меня сто раз обманывали, во-вторых, не верю в честность подсчета. Я не буду вам называть конкретные проценты, но это большие доли людей.

XS
SM
MD
LG