Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перспективы проведения референдума в Чечне


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвуют корреспонденты и обозреватели Радио Свобода Андрей Бабицкий, Юрий Багров, Олег Кусов и Муса Хасанов, и бывший председатель Верховного совета России Руслан Хасбулатов.

Андрей Шароградский: Мы поговорим о решении избирательной комиссии Чечни назначить на 23 марта референдум по проекту Конституции республики. На обсуждение также будут вынесены законы о выборах президента и парламента Чечни. Согласно официальным данным, в поддержку проведения референдума было собрано более 13 тысяч подписей. О том, как шел сбор подписей, рассказывает наш корреспондент на Северном Кавказе Муса Хасанов:

Муса Хасанов: В здании Центризбиркома Чечни, оцепленном подразделениями силовых структур, республиканская комиссия подвела сегодня итоги сбора подписных листов в поддержку проведения референдума по принятию Конституции Чеченской Республики. Со слов вице-премьера Чечни Мовсара Хамидова, инициативная группа собрала 13 200 подписей за проведение референдума. Принять большее число, по его словам, нельзя по закону, который ограничивает количество 2 процентами от общего числа избирателей. В настоящее время члены Комиссии по проведению референдума вместе с экспертами-почерковедами, приехавшими из Москвы, проверяют подлинность собранных документов. По утверждению экспертов, на это им потребуется всего 2-3 дня, хотя для этого им отпущены 15 дней. Предварительные итоги проверки подписей будут оглашены уже завтра - сообщил журналистам Мовсар Хамидов.

В сборе подписей приняли участие и военнослужащие Объединенной группировки российских войск, дислоцирующиеся на центральной базе военных - поселке Ханкала в пригороде чеченской столицы, которые собрали более 3 тысяч подписей. На их сбор военным потребовалось всего два дня. Все солдаты российской армии, принимавшие участие в этом мероприятии, проходят воинскую службу в бригаде, которая будет находиться в республике на постоянной основе.

Жители Чечни считают, что когда народ находится на грани выживания, думать о подобного рода мероприятии, как референдум о принятии Конституции, очень рано - первоочередной задачей на сегодняшний день в республике, по мнению жителей Чечни, остается приостановление военных действий и демилитаризация территории Чечни, объединение всех усилий, чтобы прекратить насилие военных по отношению к жителям республики, после чего можно создать нормальные условия для свободного, демократического волеизъявления народа.

Один из жителей Грозного, представившийся Идрисом Самбулатовым, рассказал, что он добровольно принял участие в сборе подписей в связи с тем, что жители республики устали от войны и хотят, чтобы, наконец-то, в Чечне установилась нормальная власть, способная защитить население Чечни от неправомерных действий всевозможных силовых структур, находящихся на территории республики.

Андрей Шароградский: В палаточных лагерях чеченских беженцев в Ингушетии лишь немногие знают о том, что вскоре в Чечне пройдет референдум по новой Конституции республики. Те, кто слышал о планах проведения этого мероприятия, называют такую акцию абсурдом. Рассказывает наш корреспондент Юрий Багров:

Юрий Багров: Вопрос о проведении референдума по Конституции Чечни у беженцев, проживающих в Ингушетии, вызывает недоумение. Многие от меня впервые узнавали о том, что такая акция вскоре состоится. Людям непонятен принцип проведения референдума. Беженцы уверены, что они вновь окажутся вне политической игры. Во время недавней переписи населения в большинство палаточных лагерей переписчики так и не пришли. Зато там появились люди с подписными листами, когда нужно было набрать необходимое количество голосов в поддержку проведения референдума. Новую Конституцию чеченцы иначе как "кадыровская" не называют. Само это словосочетание у вынужденных переселенцев вызывает лишь негативные эмоции. Рейтинг главы администрации Чечни Ахмада Кадырова чуть ли не самый низкий среди местных политиков. Несмотря на это, как отмечают наблюдатели, большинство подписей удалось собрать в палаточных городках.

Кажущееся противоречие легко объяснимо. Четвертую зиму десятки тысяч людей спасаются от холода за брезентовыми стенами палаток. Помощи от государства нет уже более года. Умереть голодной смертью людям не дают международные гуманитарные организации. Но федеральные и ингушские власти хотят лишить беженцев и этой поддержки, в декабре началась кампания по выселению беженцев из палаток. Отчаявшиеся люди сопротивлялись, как могли. Не принесла результатов помощь международных миссий, работающих на Кавказе, правозащитников, журналистов. Полностью был ликвидирован полуторатысячный городок вынужденных переселенцев "Иман" вблизи селения Аки-Юрт. В последние две-три недели давление со стороны властей на беженцев несколько ослабло. Этим временным затишьем и воспользовались переписчики, собирающие голоса в поддержку проведения референдума по Конституции Чечни. В сложившейся ситуации беженцам было все равно, что подписывать, лишь бы их оставили в покое и не выгнали зимой из палаток. А самое страшное, как говорят сами беженцы - если их вернут в Чечню. У многих разрушены дома, а новости, поступающие из республики - об обстрелах и так называемых "зачистках" - лишь утверждают людей во мнении, что это неспокойное время лучше переждать в Ингушетии. В этой ситуации проведение референдума по Конституции подавляющее большинство вынужденных переселенцев называет абсурдом.

Андрей Шароградский: Намеченный на 23 марта референдум станет еще одной попыткой Кремля укрепить во власти промосковских политиков в Чечне - так считает бывший председатель Верховного совета России академик Руслан Хасбулатов. С ним беседовал мой коллега Олег Кусов:

Олег Кусов: Руслан Имранович, уже некоторые российские и чеченские политики высказались по поводу того, что референдум в Чечне, намеченный на 23 марта, приведет к нормализации обстановки в этой республике. На что рассчитывают эти политики, делая такие заявления?

Руслан Хасбулатов: Во-первых, уточним по поводу политиков. Никакие политики чеченские не высказались. Высказались куклы, которых ведут кукловоды из Кремля. Это уже какая-то отчаянная сотая попытка, ничего нового здесь нет, укрепить во власти марионеток, послушных, преданных, готовых исполнять любой приказ, прикрыть различного рода преступления, совершаемые там федеральными властями. Конечно, все это закончится крахом, причем очень крупным крахом. К сожалению, этому содействует и позиция ОБСЕ. Лорд Джадд туда ездил, представители ОБСЕ там чего-то делали. Это не делает чести Европе. На глазах Европы совершается не просто манипуляция, а убийство народа. Я надежды больше связываю с какой-то политической активизацией США, которые, может быть, вмешаются в эти трагические дела. Что касается этого референдума - это будет иметь нулевое значение для населения, и никто там не признает избранных людей какими-то должностными лицами. Они держатся на силе оружия, на присутствии стотысячного корпуса российской армии. Что это за выборы?!

Олег Кусов: А как вы считаете, Руслан Имранович, можно будет доверять итогам референдума в воюющей республике?

Руслан Хасбулатов: Нельзя доверять. Там должен быть международный патронаж, там надо участие международных организаций, в том числе ООН, ведущих держав, приблизительно сделать какой-то сценарий, типа по афганскому, по боснийскому варианту, создать временное правительство из тех представителей, которые не участвовали в конфликте, ни на стороне боевиков, ни на стороне вот их противников. Они подготовят условия. А условие первое - определение статуса республики. Надо проводить референдум в последующем, когда будут подготовлены условия. И будет постепенный, плавный переход от временных органов власти, официально назначенных международным сообществом, к представителям народа. А то, что сейчас пытаются вот эти авантюристы - это взорвать всю обстановку, которая и так взрывоопасна. И если что и случится наподобие какого-то террористического акта, то это на совести федеральных властей и их пособников в Грозном. Не надо обвинять никакую "Аль-Каиду" и какие-то международные террористические организации. Эти теракты, связанные с Чечней, рукотворный характер носят. Они осуществляются именно в результате неразумных действий со стороны кремлевских властей и их пособников на местах.

Андрей Шароградский: Рядом со мной в пражской студии Радио Свобода наш обозреватель Андрей Бабицкий. Андрей, я думаю, вряд ли стоит сейчас обсуждать, насколько полно будет представлено мнение чеченского народа на предстоящем референдуме, тот факт, что в сборе подписей участвуют солдаты, говорит о многом. Давайте поговорим о том, что может произойти после этого референдума, чего добивается Москва, и к чему все это приведет?

Андрей Бабицкий: Я думаю, вы правильно сказали - "этот референдум". Потому что, собственно говоря, запланированное мероприятие, которое, вне сомнения, будет осуществлено с результатом, необходимым федеральному центру, референдумом или свободным волеизъявлением назвать довольно сложно. Я думаю, что это можно характеризовать как силовую акцию, цели которой, как мне кажется, лежат в общей области перераспределения властных полномочий от военных, эта ситуация сложилась в значительной степени стихийно, к гражданским властям. В принципе, я думаю, что это понимают и очень многие чеченцы, потому что сегодня, мне кажется, вот таких очевидных противников референдума вы в Чечне не встретите. Это показывает и реакция беженцев в лагерях на сбор подписей. Люди не возражают против того, чтобы этот процесс перераспределения полномочий каким-то образом осуществлялся, вне зависимости от того, как это будет называться.

Андрей Шароградский: А что даст Москве такое перераспределение полномочий?

Андрей Бабицкий: Я думаю, что Москва перебирает варианты. Она не намерена никоим образом отказываться, естественно, от вариантов силового умиротворения Чечни, но ей нужен все-таки, может, менее болезненный перспективный вариант. Силовое давление по истечении трех лет доказало свою высокую неэффективность, и, в общем-то, оба эти проекта конкурировали с самого начала войны. Я хочу сказать, что сам проект Конституции, который был опубликован две недели назад, показывает, что по большому счету Кремль фактически готов полностью передать власть в руки Кадырова. Во второй части этого проекта устанавливается так называемый переходный период, который фактически не определяет крайних сроков формирования конституционных органов власти. Это значит, что перед выборами парламента, перед выборами президента в руках у Кадырова будет колоссальный административный ресурс, потому что даже Госсовет, который выполняет функции парламента, формируется из назначенных Кадыровым же чиновников. В общем, Кадыров сейчас, я имею в виду после результатов референдума, конечно же, может решать судьбу республики в зависимости от того, как он это спроектирует.

Андрей Шароградский: А все же, насколько мощным будет этот административный ресурс в условиях продолжающихся боевых действий?

Андрей Бабицкий: Я думаю, что достаточно мощным. Вообще, продолжающиеся боевые действия никак, по сути дела, не влияют на политические процессы в республике, потому что, по сути, партизанское движение - подпольное движение, оно вынуждено существовать в землянках, в горах, а то, что идет на поверхности - на это, по большому счету, влияют, в основном, не партизаны, а военные. Они портят отношения населения с федеральными властями. Поэтому я думаю, что формированием этого административного ресурса в руках Кадырова Кремль хотел бы попытаться как-то дать больше полномочий именно гражданским властям, чтобы, может, выровнять отношения между Чечней и Россией, между чеченским населением и федеральными властями.

Андрей Шароградский: Еще один вопрос: мы слышали мнение Руслана Хасбулатова, который предлагал проводить переговоры между теми, кто не участвовал в конфликте, я обратил внимание, что он сказал – "с обеих сторон" - как вы считаете, такие люди есть вообще в Чечне?

Андрей Бабицкий: Я думаю, что, конечно, есть. Я не совсем понимаю, он сказал, что нужно попытаться создать некий консультативный орган или некую комиссию из людей, которые не принимали участия в конфликте с обеих сторон, но этой же комиссии все равно придется иметь дело с воюющими сторонами, просто выполнять посреднические функции. Конечно, план, предлагаемый Русланом Хасбулатовым - это идеальный план, план участия в чеченском конфликте международных наблюдателей, международных организаций, план урегулирования с использованием международного опыта урегулирования подобных конфликтов. Но я боюсь, что сегодня он никак не в повестке дня, которую принял для себя Кремль, поэтому обсуждать приходится наличную политическую реальность.

Андрей Шароградский: И последний вопрос, как вы считаете, как будут реагировать на проведение референдума те, кто противостоит промосковским политикам в Чечне - в состоянии ли они сорвать проведение такого референдума в нынешних условиях?

Андрей Бабицкий: Вы знаете, это виртуальный референдум. Сорвать его никто не в состоянии, результаты уже давно подготовлены и давно известны тем людям, которые отвечают за его проведение, я думаю, даже в сотых долях процента, поэтому, что бы ни произошло, даже если Чечня будет стерта с лица земли, референдум все равно будет проведен, даже если предположить, что не будет того населения, которое должно, якобы, голосовать на этом референдуме. Поэтому, вне зависимости от того, что будет происходить с Чечней, в Чечне, с чеченскими политиками, какие будут идти войны и баталии - референдум будет проведен. И я тоже сказал бы, что его результаты мне не кажутся слишком многообещающими, или что он открывает какие-то значительные перспективы, но посмотрим, в конце концов, может, эта задача - перераспределить властные полномочия, попытаться все-таки слегка отстранить военных от управления республикой, они не управляют, а создают поле незатухающего конфликта, может, эта задача, даже если она будет реализована в незначительном объеме, как-то облегчит жизнь населения Чечни - дай Бог.

XS
SM
MD
LG