Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пушкинский клуб в Лондоне


Ярослав Шимов: Гость нашего эфира сегодня - внук основательницы Пушкинского дома в Лондоне Николай Кульман. По инициативе этой семьи и ее друзей в 58 году для Пушкинского клуба, объединившего русских эмигрантов и людей, интересовавшихся русской историей и культурой, куплен старинный особняк в престижном лондонском районе Ноттинг-Хилл Гейт. Дом этот назван Пушкинским, а попечительский совет возглавила Мария Кульман. В организации Пушкинского клуба ей помогал муж, известный швейцарский юрист Густав Кульман, который до войны работал к Лиге нации. Внук Марии и Густава Николай Кульман, возглавивший сейчас борьбу за сохранение здания Пушкинского клуба, по существу продолжил семейную традицию.

Николай Кульман: Мои предки приехали из России во время революции. Моя бабушка основала Пушкинский клуб в 54 году. Она из Москвы, урожденная Зернова. В этом году 50-летие Пушкинского клуба.

Наталья Голицына: А как вообще было куплено это здание? Ваша бабушка выделила собственные средства или это собирали среди русской общины Лондона?

Николай Кульман: Это мой дедушка дал деньги. По-видимому, они взяли, чтобы купить дом, и они взяли задаток из банка.

Наталья Голицына: Ваша бабушка, кстати, как ее звали?

Николай Кульман: Мария Михайловна. Мои предки вообще были очень связаны с русской диаспорой в Западной Европе, во Франции и в Англии особенно. Цель Пушкинского клуба – это распространять русскую культуру на Западе.

Наталья Голицына: В отличие от континентальной Европы в Англии после Октябрьской революции не возникла крупная русская колонии, как это произошло во Франции, Германии, Чехословакии или Югославии. Великобритания практически не принимала русских эмигрантов. В 20-30 годы в Британии проживали малочисленные представители первой или «белой» волны русской эмиграции. В основном это были аристократы или люди интеллигентских профессий, группировавшиеся вокруг Русской православной церкви. После войны появились представители волны русской эмиграции. Но и после этого русская община в Англии была очень малочисленной. Ситуация очень изменилась в постсоветский период, когда в 90 годы легально и нелегально в Англию хлынули тысячи русских людей, причем не только из России, но и из бывших советских республик. Сейчас, по непроверенным данным, русская община Великобритании насчитывает около двухсот тысяч человек. В Лондоне появились русские магазины, школы, клубы, дискотеки, выходят две русскоязычные газеты, работают даже русскоязычное радио и телевидение, вещающие, правда, час-два в сутки. Так что идея создания многопрофильного русского культурного центра, основой которого мог бы стать Пушкинский клуб, кажется сейчас в Британии настоятельной и актуальной.

Николай Кульман: В Англии вообще не было много русских, потому что после революции впустили мало русских, только тех, которые имели банковские счета в Великобритании. Большинство русских, которым дали статус беженцев, поехали во Францию и французы их приняли. В Англию мои бабушка и дедушка приехали в 38 году, бежали из Германии. Дедушка был швейцарцем. Он работал для лиги Наций, и он занялся тем, что он создал безгражданский паспорт. Он стал русским, он даже принял православную веру. Любил Россию и многим людям помог из России.

Наталья Голицына: 50 лет назад в Лондоне еще живы были представители и первой волны русской эмиграции, и второй. Видимо, они вращались в основном вокруг церкви в Лондоне?

Николай Кульман: Бабушка и дедушка были связаны с православной церковью. То, что они создали Пушкинский клуб, это было взаимосвязано тоже с церковными делами. Хотя он не был церковным клубом и не связан с церковью вообще. В основном очень многие, которые поддерживали клуб - это были русские евреи.

Наталья Голицына: У Пушкинского клуба в Лондоне давняя и славная история. Он был задуман как место встречи не только живущих в британской столице русских эмигрантов, но и людей всей национальностей, интересующихся русской культурой. Клуб был зарегистрирован как некоммерческая культурная организация, а дом, в котором он размещался, был куплен на средства членов клуба и его друзей и передан во владения попечительскому совету. В Пушкинском клубе побывали и выступали многие известные деятели русской культуры: писатели Александр Твардовский и Константин Федин, балерины Галина Уланова и Тамара Карсавина. Там устраивали свои выставки художники Мстислав Добужинский и Леонид Пастернак, выступали с лекциями известные английские специалисты по русской культуре, в том числе Исайя Берлин и Элизабет Хилл. Поначалу во главе клуба стояли представители первой русской эмиграции, затем постепенно в попечительский совет вошли и англичане, а также живущие в Лондоне эмигранты третьей волны.

Николай Кульман: Вначале клуб очень был живым. Моя бабушка была очень живым человеком и хорошим организатором. И там был киноклуб, лекции по всяким темам от искусства до политики. Так от белой эмиграции до представителей Советского Союза читали лекции и приходили.

Наталья Голицына: А как русская колония была вовлечена в работу клуба или она была отдельно?

Николай Кульман: Русская колония, многие люди поддерживали клуб, но многие не хотели приходить в Пушкинский клуб, они считали, что это был красный клуб. Потому что там были такие люди как Твардовский, приезжали из Советского Союза читать лекции. Считали, что это советский клуб. Конечно, моя бабушка никогда не поддерживала советскую власть.

Наталья Голицына: А как вы полагаете, оказывал ли влияние Пушкинский клуб, скажем, на английских славистов, русистов, на ученых, которые занимались русским языком, русской литературой, русской культурой?

Николай Кульман: Те, которые приходили в Пушкинский клуб в те времена, были бывшие послы, представители культуры, политические деятели. Был очень живой клуб, который имел свое место в обществе Великобритании. О нем знали.

Наталья Голицына: Вам не кажется, что долгое время клуб Пушкинский в Лондоне носил элитарный характер и что в наше время, когда многое изменилось, нужно менять и работу этого клуба?

Николай Кульман: Наверняка, в свое время был достаточно элитарным, хотя он всегда был открыт для всех. Из-за этого деятельность клуба была всегда была разной. Там не только были лекции о серьезных темах, но и были концерты, показывали кино. Я думаю, с одной стороны, он был элитарным, но, с другой стороны, он был открыт для всех. К сожалению, что произошло в последние 20 лет, немножко отражает ситуацию в России. Сейчас происходят смутные времена, и у нас это отражается. Еще происходит, к сожалению, такая ситуация, где одно поколение имеет проблемы передать новому поколению.

Наталья Голицына: Попечительский совет, благотворительная организация Форум Хаусис, которой принадлежит Пушкинский дом, решил его продать, а на вырученные деньги приобрести новое здание в другом районе города. Здание это, построенное в начале 19 века, считает он, обветшало, а его капитальный ремонт стоил бы не менее миллиона фунтов, а у управления таких денег нет. Надо сказать, что работа Пушкинского клуба в последние годы вызывала нарекания попечительского совета, который считает клуб элитарной, даже эзотерической организацией, занимающейся в основном проблемами теории перевода и русской поэтики. В Лондоне началась широкая кампания по спасению Пушкинского дома, которую возглавил Николай Кульман.

Николай Кульман: Конфликт такой, что одни хотят забрать дом, потому что Пушкинский клуб имеет замечательный дом в самом престижном квартале Лондона Ноттинг-Хилл. Это особняк 19 века, который принадлежал семье премьер-министра Клацтана, и его моя бабушка приобрела в 59 году. Теперь, к сожалению, его опекуны, которые руководят организацией, которая собственником является Пушкинского дома, хотят его продать. Хотя у них причины плохо продуманы. Они не хотят искать средства, чтобы сделать ремонт, они хотят получить эти деньги, потому что дом стоит очень большие деньги, около четырех миллионов фунтов, где-то 7-8 миллионов долларов. Они считают, что можно с этими деньгами расширить деятельность русской культуры в Великобритании.

Наталья Голицына: Скажите, пытались вы или ваши оппоненты каким-то образом получить субсидии у богатых русских, которые живут здесь в Лондоне?

Николай Кульман: К сожалению, часть моего спора с опекунами, которые руководят ситуацией, это что, я считаю, что надо постараться обратиться к состоятельным русским, которые живут сейчас в Великобритании. Я думаю, что те деньги, которые мы ищем, это чаевые для них.

Наталья Голицына: Российское посольство в Лондоне как-то участвует в этом конфликте, хотя бы чью-то сторону принимает?

Николай Кульман: Я связывался с посольством, они сказали: «Да, мы вас поддерживаем, но мы не можем принять никакую сторону в этом деле». Может быть какой-то есть интерес сохранить как-нибудь Пушкинский дом. Все понимают, что это имеет историческую ценность, что что-то надо сделать. Почему не попытаться создать настоящий культурный центр, так же как имеет Франция, Германия, почему Россия не может это сделать? Это все-таки самая лучшая реклама, которую страна может иметь.

Наталья Голицына: Как случилось, что в правление Пушкинского клуба теперь входят англичане?

Николай Кульман: Англичане там всегда были, но проблема, что те, кто оставался в клубе, их стало меньшинство. И те, кто управляет, они очень эксцентричны. Я думаю, что надо вернуться к основанию и к тому, что делалось при жизни моей бабушки. Я сейчас думаю обратиться к Роману Абрамовичу. Я думаю, что, потратив большие деньги, чтобы купить футбольную команду в Великобритании, может быть, он сделает что-нибудь для своей родины?

XS
SM
MD
LG