Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В екатеринбургском Музее Изобразительных искусств начинается серия выставок из коллекции Эрмитажа

  • Сергей Соловьев

Сергей Соловьев: В екатеринбургском Музее Изобразительных искусств открылась выставка «Западноевропейский натюрморт” из собрания Государственного Эрмитажа. Представленные здесь работы уже один раз побывали на Урале, когда Эрмитаж был эвакуирован в Свердловск в годы Второй Мировой войны. Чтобы поговорить о нынешних взаимоотношениях Эрмитажа с екатеринбургским музеем, о научной деятельности его работников, о сотрудничестве с властями и арендаторами, мы пригласили в прямой эфир директора екатеринбургского Музея изобразительных искусств Ольгу Пичугину.

Прежде, чем начать разговор, давайте пригласим к обсуждению слушателей Радио Свобода. Какие музеи и выставки вы посетили за последнее время? Почему они вас заинтересовали? И куда хотели попасть, но не смогли и по каким причинам?

У нас уже есть слушатель, который нам позвонил. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Это Глухов Леонид Иванович, Самарская область, руководитель иконописной мастерской в нашем городе. Главное кредо нашей мастерской, наравне с тем, что это религиозный ценз - икона, я проповедую культуру, прежде всего наши традиции, нашу культуру. Проводим выставки, открыли галерею, одну из первых, наверное, галерею икон с работами наших мастеров и мастеров иконописного промысла прошлых веков, который был развит в нашем городе. Нужность этого дела складывается из того, что это прежде всего культура. Я как отец своих детей хочу внести вклад и говорить о том, что молодые люди должны любить свою культуру. Будем ее любить, будем с уважением относиться к культуре другого народа.

Сергей Соловьев: Леонид Иванович, спасибо большое. Хороший очень звонок. Ольга Кузьминична, давайте к теме нашего разговора вернемся и к истории. Расскажите, какие музейные коллекции были эвакуированы в Свердловск во время войны?

Ольга Пичугина: В Свердловске во время войны пребывала коллекция Государственного Эрмитажа. Один из крупнейших в мире музеев, крупнейший российский музей вынужден был покинуть свою альма-матер, замечательное здание Государственного Эрмитажа. И два эшелона, которые успели сформировать в первые годы войны, были отправлены сюда, в далекий Свердловск, на Урал. И крупнейшие коллекции – Золотая кладовая, произведения живописи великих мастеров прошлого, Рембрандта, Тициана, знаменитейшие произведения Леонардо Да Винчи, две работы мы имеем в Эрмитаже, все они хранились в старом здании свердловской картинной галереи на Вайнера 11.

Сергей Соловьев: Скажите, тогда была возможность для свердловчан увидеть хотя бы часть из эвакуированных экспонатов?

Ольга Пичугина: Вы знаете, ситуация была достаточно сложная. Потому что, когда привезли произведения, они в течение пяти лет хранились специально упакованными в ящиках. Их было такое количество, что развернуть какую-либо экспозицию в залах музея не представлялось возможным, во-первых. Во-вторых, это была государственная тайна. И свердловская картинная галерея на те годы, на годы войны прекратила существование, а была реформирована, преобразована в филиал Государственного Эрмитажа. И мы, собственно, сегодня гордимся этим моментом биографии нашего музея, потому что мы кровными узами связаны с Государственным Эрмитажем.

Сергей Соловьев: Ольга Кузьминична, остались после войны в уральских музеях что-то из коллекций, которые были эвакуированы тогда?

Ольга Пичугина: Мы очень благодарны Государственному Эрмитажу, поскольку после возвращения его коллекции назад в Ленинград в 1947 году нам были переданы более ста произведений декоративно-прикладного искусства, живописи и скульптуры из собрания Государственного Эрмитажа. Они значительно пополнили фонды коллекции западноевропейского искусства.

Сергей Соловьев: Какие-то контакты поддерживает ваш музей с музеями, которые хранили свои коллекции в свердловской эвакуации?

Ольга Пичугина: Конечно. Вы знаете, у нас с Эрмитажем очень близкие, тесные контакты и научного плана, и выставочного. Надо сказать, что на протяжении 80 годов у нас практически ежегодно осуществлялись выставки из Эрмитажа. Это были и выставки графических произведений западноевропейских мастеров, и выставки живописи. Потом в середине 90 годов прошла огромная, очень серьезная выставка “Эрмитаж спасенный”, посвященная как раз теме пребывания ценностей Эрмитажа в Свердловске, нынешнем Екатеринбурге. Сейчас мы снова возобновили активную выставочную деятельность. В частности, три года назад у нас была большая представительная выставка из собрания Эрмитажа ранняя немецкая литография, это графика была представлена. И сейчас с радостью могу проинформировать наших слушателей о том, что мы открыли выставку “Западноевропейский натюрморт” из собраний Эрмитажа. 56 произведений выдающихся мастеров, начиная с позднего возрождения, начала 19 века представлены в залах екатеринбургского Музея изобразительных искусств.

Сергей Соловьев: Скажите, как можно себе представить все, что ранится сегодня в запасниках екатеринбургского Музея изобразительных искусств по отношению к тому, что выставлено в музейных залах?

Ольга Пичугина: Вы знаете, у нас достаточно большая старая коллекция. Дело в том, что начало формирования городской коллекции, значительную часть которой мы храним, коллекция произведений искусства, она вообще восходит к концу 19 века. В 1870 году в Екатеринбурге было образовано Уральское общество любителей естествознания с музеем при нем. Начали собираться коллекции, в том числе и художественные. И в 1902 году был открыт художественный отдел при музее УОЛЕ. И эти произведения органически потом в 1936 году вошли в собрание свердловской картинной галереи. Надо сказать, что у нас действительно уникальные есть разделы нашего собрания. Это и каслинское чугунное литье, ставшее достаточно известным, чугунный павильон – единственное архитектурное сооружение из чугуна, которое хранится в музеях мира. Кроме того, у нас замечательная совершенно и очень известная, на сегодня приобретшая мировую известность коллекция авангарда, русских художников начала 20 века. У нас есть произведения Малевича, Кандинского, других крупнейших мастеров этого направления. Замечательно еще тем, что выставка была, которая в 1920 году пришла в Свердловск, и практически она была сформирована из мастерских художников, то есть из первых рук. Действительно, это собрание, которое включает около 60 произведений, оно достаточно известно. У нас около 40 выставок международных прошло с успехом в самых разных городах и странах, начиная с Соединенных Штатов Америки, европейские страны и Дальний Восток. Крупная коллекция русского искусства, которая была относительно недавно, в 2001-2002 годах, по городам Китая произведена с большим успехом. И коллекция западноевропейская, которая в значительной мере формировалась из собраний наших, екатеринбургских и дополнительно из Эрмитажа поступили работы в 47 году.

Сергей Соловьев: Вы назвали одним из пунктов своей работы Китай. А по российским музеям существуют какие-то поездки со своей коллекцией?

Ольга Пичугина: Сейчас относительно убыстряющиеся начались обмены между российскими музеями – это очень радует. Какое-то оживление культурной жизни происходит. Надо сказать, что мы сейчас тоже начали участвовать в обменных выставках. В частности, сейчас у нас заканчивается выставка в городе Ноябрьске, куда мы увезли свои западноевропейские произведения, 26 работ. У нас хорошая живопись и замечательная совершенно коллекция графики показана из художников первого ряда.

Сергей Соловьев: Ольга Кузьминична, какие научные направления ведет ваш музей, и с кем из ученых вы в этой работе общаетесь?

Ольга Пичугина: Дело в том, что любая коллекция музеев, российских ли музеев, зарубежных ли музеев обычно требует пристального внимания не только с точки зрения реставрационного состояния, сохранности, но и с точки зрения установления авторства, времени создания этих произведений и так далее. Надо сказать, что наша коллекция в этом отношении не является чем-то особым. В этом отношении показательно то, что она формировалась в 20 годы, в значительной мере поступления этого периода были массовыми, большими. Это были произведения так называемые “конфискаты” из частных коллекций. Во многом это были спасенные произведения. Потому что люди покидали свои дома, бросали имущество в гражданскую войну, в том числе и художественные ценности. Тот же самый музей УОЛЕ, они просто собирали брошенные произведения, брошенные шедевры, они свозились в специальные склады, а потом часть поступала в музей УОЛЕ. Поэтому зачастую мы не имеем сведений, откуда поступили произведения, ни сведений об их авторстве, так называемой легенде, которая может свидетельствовать об авторстве, об отношении к той или иной художественной школе о времени создании и так далее. Поэтому перед нами стоит много вопросов, связанных с определением, кому же принадлежат эти произведения, когда они были созданы, в какой стране. И надо сказать, что сейчас этой очень важной стороне исследовательской деятельности нашей мы посвящаем технико-технологические исследования живописи, которые мы ведем совместно с Институтом природного и культурного наследия в Москве. И надо сказать, что это достаточно интересные и многоплановые исследования, которые позволяют не просто на основе визуальных наблюдений или стилистических сравнений, это, конечно, является одной из методик исследования, но и на основании объективных исследований технологии создания произведения мы можем судить о времени, месте создания и далее уже, исследуя определенные особенности техники живописи, установить авторство. Надо сказать, что у нас в этом отношении есть достаточно редкие произведения, в частности, художников итальянских раннего Возрождения, редкие в собраниях уральских музеев и вообще провинциальных музеев. Поэтому нам есть что исследовать. С другой стороны, направление исследований связано с такой крупной коллекцией, как коллекция каслинского литья. Здесь действительно идет и установление авторства и исследование истории создания и истории развития этого промысла на Урале. Надо сказать, что чугунное литье – это не только один каслинский завод, и не только один кусинский. У нас были крупные выставки, которые показывали разные центры создания памятников на Урале, это выставки-исследования. И направления, связанные с изучением русского искусства, она у нас тоже разноплановая, интересная, создавалась в разные годы. Одним словом, многоплановое исследование – это одна из важнейших сторон деятельности любого музея, и мы сейчас ее развиваем у себя.

Слушатель: Добрый утро, Виктор из Омска. Я иногда посещаю иногда выставки, что касается, у нас есть зал, где продаются картины. В сегодняшней экономической ситуации основная масса людей этим не интересуется. И тут дело в другом. Я считаю, что нет ничего нового, вы говорите об авангарде, о чем-то еще, нового нет. И у публики должно вызывать интерес, когда есть что-то интересное, что-то новое. К сожалению, я не могу ничего добавить, нового нет ничего.

Сергей Соловьев: Спасибо за ваш вопрос. Ольга Кузьминична, как сегодня пополняется ваша коллекция, и кто принимает решение, что должно приобретаться?

Ольга Пичугина: Возвращаясь к вопросу нашего радиослушателя, я должна сказать, что существуют разные эпохи, разные временные этапы в формировании истории, в развитии истории и культуры в том числе. Существуют времена накопления неких сил творческих, и времена, когда накопление взрывным совершенно образом выражается в новом явлении в искусстве. И я оцениваю сегодняшний наш период – это действительно время накопления. Надо сказать, что изучение прошлого, обращение к нашей богатейшей культуре – это, наверное, очень важно для всех нас. Осознать себя в большой ретроспективе того, что происходило на протяжении сотен лет вокруг нас, как мы формировались, как складывалась наша культура и кто мы такие вообще в этом мире – это большой и сложный вопрос. Я думаю, что как раз здесь нужно посмотреть ретроспективу нашей истории с тем, чтобы оценить инновации, которые происходят сегодня. Это, наверное, очень важно для всех нас.

Если говорить о том, что хранится у нас сегодня, то мы показываем небольшую часть из наших собраний, где-то 10% примерно. Связано это с тем, что в нашем здании мы не имеем возможности выставить все, что есть в наших запасниках, с одной стороны. С другой стороны, может быть это и не нужно. Практика музейная показывает, что в Эрмитаже есть новое хранилище фондов, и они делают его открытым. Это интересно посмотреть. Но все-таки самые важные, самые яркие произведения, самые замечательные, знаковые, я бы сказала, они хранятся в экспозициях каждого музея и у нас в том числе. И мы выставляем самые замечательные, самые яркие памятники, которые дают представление о нашей коллекции.

Сергей Соловьев: И все-таки я хотел бы услышать, кто решает, что должно приобретаться для вашей коллекции? Я хотел бы вернуться к мнению нашего слушателя, который сказал, что должны привлечь посетителя новые произведения искусства. Говоря о новых коллекциях, которые у вас возникают, о новых работах, которые вы приобретаете или не приобретаете, а вам их подносят в подарок, кто решает, что должно приобретаться, приниматься в коллекцию?

Ольга Пичугина: В любом крупном музее существует закупочная комиссия так называемая, она есть и у нас, в нее входят кураторы всех крупных коллекций. И на такую закупочную комиссию представляется предмет, который мы предполагаем закупить, приобрести или, если он подарен, включить в нашу коллекцию. Такая комиссия коллегиально работает, мы обсуждаем возможности такого приобретения, насколько он пополнит коллекцию, как по-новому представит наше собрание и так далее. Вообще закупочная деятельность формирования коллекций – это большая интересная сфера работы любого музея. Пополнение коллекций – это одно из важнейших направлений в деятельности музея. Должна сказать, что на сегодняшний день это одна из проблем для нас. Потому что отдельных средств для пополнения музейной коллекции мы не имеем в бюджете, они у нас в небольшом количестве есть из так называемых собственных средств, внебюджетных средств. Но надо сказать, что на сегодня этих средств не хватает на приобретение крупной вещи, какого-то большого явления художественной жизни сегодняшнего или прошлого. Надо сказать, что, к сожалению, сейчас утрачены те формы пополнения музеев, которые существовали. Предположим, была в свое время в 80 годах – начале 90 комиссия областного управления культуры по приобретению и по заявкам музеев закупались вещи для музеев. Сегодня, когда произошло разделение на муниципальную, государственную собственность, произошло и разделение финансирования. Поэтому сейчас мы относительно недавно побывали в Москве и отобрали из хранилищ министерских произведения, которые пополнят наши фонды, и мы надеемся, что нам их передадут. Но это последние поступления из федерального хранилища. Поэтому сегодня каждый музей в свободном полете по формированию музейных фондов. Это достаточно проблематичная ситуация для музея.

Сергей Соловьев: Ольга Кузьминична, а как часто вы получаете экспонаты для своего музея в подарок?

Ольга Пичугина: Вы знаете, получаем. И надо сказать, что сейчас это одна из основных статей пополнения нашего собрания. Обычно, когда художник проводит выставки, что-то дарится в наши фонды. Иногда художники понимают, что попасть в музейные фонды – это для них важно, потому что произведения будут иметь долгую жизнь. Художнику сегодня достаточно сложно, он живет в рынке, ему нужно продать свою вещь, чтобы, грубо говоря, иметь кусок хлеба. Эти произведения иногда бесследно исчезают, владелец может их каким угодно способом использовать. А музей – это все-таки хранилище, где на века сохраняется.

XS
SM
MD
LG