Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фестиваль анимационных искусств "Мультивидение"

  • Ольга Писпанен

Программу ведет Ольга Писпанен. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - режиссер Константин Бронзит.

Ольга Писпанен: В Петербурге прошел Второй Международный фестиваль анимационных искусств "Мультивидение". Говоря об анимации, полезно будет вспомнить недавнюю историю о том, как режиссер Олег Куваев выиграл суд и вернул себе права на знаменитую Масяню.

Татьяна Вольтская: Масяня - любимый публикой рисованный персонаж Олега Куваева - оказалась персонажем не только милым и ироничным, но, в некотором роде, драматическим. Дело в том, что в марте 2002 года автор передал свои права московскому обществу с ограниченной ответственностью "Масяня", представитель которого Григорий Зорин вызвался выступать в роли продюсера проекта для лучшего продвижения Масяни, ставшей к тому времени уже культовым персонажем. В феврале 2003 года ООО "Масяня" передало все права другому ООО - "Альвис", скрыв это обстоятельство от Олега Куваева. Говорит продюсер эфирных проектов Олега Куваева Гали Шветковская.

Галина Шветковская: Для того чтобы всю эту цепочку вспять повернуть и восстановить Олега в правах, был проведен первый суд. В соответствии с решением Арбитражного суда города Москвы от 7 мая, договор от 1 февраля 2003 года о передачи исключительных прав на использование произведения рисованного персонажа под названием Масяня, заключенного между ООО "Масяня" и ООО "Альвис", был признан недействительным. Второй суд, в который был уже иск подан от имени Олега к ООО "Масяня", расторгая первоначальный договор о передаче, учитывал вот эти самые факты признания недействительным многократные сделки. Противная сторона, естественно, может быть недовольна этим решением, может предпринимать какие-то действия, но в данном случае факт возврата прав, факт того, что Масяня вернулась из плена, он состоялся.

Татьяна Вольтская: Вот такая получилась незапланированная серия "Масяни", в благополучный исход которой сам Олег Куваев, по собственному признанию, верил очень мало.

Олег Куваев: Масяня в свое время была такая как бы скандально известная очень, но, как мне кажется, скандальная известность не пошла ей на пользу, практика тоже это показала. На самом деле для художника лучше работать спокойно, без криков, без беготни, без скандалов. Поэтому те проекты, остальные какие есть, это другие просто сериалы. У нас там есть еще три сериала, один совместно с радио "Ультра", один совместно со "Связным" делается, мультипликационный сериал "Шесть с половиной", и один, который ни с кем не делается, сейчас русская медиа-группа высказала заинтересованность в совместной работе.

Татьяна Вольтская: Плен Масяни стал возможным в условиях, когда авторские права обозначены очень слабо. Олег Куваев говорит, что многим его друзьям приходится обзаводиться армией юристов для того, чтобы хоть как-то обезопасить себя от кражи своей художественной продукции, и все равно сохраняется ощущение, что от такого рода бед никто не застрахован.

Ольга Писпанен: Сегодня у нас в студии режиссер анимационного кино Константин Бронзит. Доброе утро.

Константин Бронзит: Доброе утро.

Ольга Писпанен: Константин, наверное, сейчас это одна из основных проблем - защита авторских прав. У нас творческие люди еще не приучены к тому, что, в принципе, они тоже имеют право на многое. Имеют право на придуманные ими персонажи, на сценарии, на право получать какие-то доли с проката. Вы сталкивались лично с этой проблемой?



Константин Бронзит: Нет, у меня таких проблем никогда не стояло, потому что, в конце концов, всегда в самом начале работы подписывается контракт. Я прекрасно знаю заранее, кому и какие права принадлежат, что принадлежит мне, что принадлежит продюсеру. Поэтому у меня проблем таких не было, слава богу.

Ольга Писпанен: Проблемы с воровством идей, например.

Константин Бронзит: Нет, я с этим не сталкивался.

Ольга Писпанен: Это достаточно часто встречается в кинематографе, не анимационном, а обычном. Очень часто идет речь о том, что молодой режиссер или сценарист пишут, отсылают в огромное количество продюсерских контор, потом раз и этот сценарий всплывает совершенно в другом месте, под другим именем.

Константин Бронзит: Да, я тоже такое слышал, допускаю, что это возможно. Но на моей практике такого не было. Если ваш сценарий попадает во множество рук, целую цепочку, конечно, это не безопасно, безусловно.

Ольга Писпанен: Очень часто, даже если смотреть голливудские фильмы, такая шпионская история, когда люди долго готовят, рисуют, подготавливают фильм к выходу, вдруг, оказывается, что идею у них утащил кто-то. Вы, когда готовите к выходу свой творческий продукт, вы скрываете от всех?

Константин Бронзит: Едва ли мой продукт может заинтересовать кого-то в самом начале работы, потому что, наверное, только я, как режиссер, знаю, что, в конечном счете, из этого получится. Поэтому у меня нет такой опасности. Я ведь работаю в короткометражном авторском кино, как правило, анимационном. Это не большой коммерческий какой-то голливудский проект, который рассчитан на миллионные сборы и который есть смысл красть.

Ольга Писпанен: А что такое авторское? Обычно что-то непонятное, совсем недоступное.

Константин Бронзит: На самом деле я не очень люблю это слово, хотя оно очень привычное. Оно для многих слушателей обозначает непонятное, как вы правильно сказали, что-то эстетское из области фестивалей. Авторское тоже должно быть понятно и интересно всем. В конечном счете, любой режиссер делает для зрителя кино. Это ерунда полная, если режиссер говорит, что он делает кино для себя. Это неправда, конечно. Должен быть путь к зрителю. Это не только фестиваль, это любой прокат. Поэтому слово "авторское" не надо бояться.

Ольга Писпанен: То есть, если существует авторское, значит есть и продюсерское.

Константин Бронзит: Да, безусловно.

Ольга Писпанен: Это именно просчитано, что это будет интересно в этом году, а вот это в следующем году, сегодня рыбки, а завтра зверюшки.

Константин Бронзит: Продюсер в этом смысле все четко просчитывает, насколько в состоянии это сделать. Но автор тоже просчитывает, он тоже просчитывает, что будет интересно зрителям не завтра, не сегодня, а вообще, его авторская идея, как сделать это интересным. Потому что, в конечном итоге, любой режиссер решает одну и ту же задачу - удержать внимание зрителей. Вот на это все его творческие усилия направлены.

Ольга Писпанен: 23 декабря выходит на экраны полнометражный анимационный фильм "Алеша Попович и Тугарин змей", который вы поставили. Вот вы просчитывали этот фильм?

Константин Бронзит: Да, конечно. Но, опять же, не надо пугаться этого слова. Мы просчитывали творчески этот материал, чтобы было интересно, чтобы зрителю некогда было сходить попить чаю или зевнуть хотя бы, просто отвернувшись от экрана. В этом смысле мы все просчитывали по возможности. Насколько это получилось, не знаю. Идите в зал и посмотрите. Ведь фильм придумывается режиссером, сценаристом шаг за шагом, что здесь произойдет в кадре, что здесь, чтобы все время держать внимание. В этом смысле это расчет.

Ольга Писпанен: Очень часто режиссер обычного кино ограничен в средствах, поэтому не может позволить себе лишний взрыв или лишнюю перестрелку, или еще какой-то более денежно емкий эпизод включить в фильм. Вы, в принципе, мультипликаторы, вольны делать абсолютно все, что хотите. Или все-таки точно так же вы зависите от бюджета этого фильма и не можете нарисовать все, что хотите?

Константин Бронзит: Хороший вопрос на самом деле, очень грамотный. Вы готовились, по-моему.

Ольга Писпанен: Я просто очень люблю мультфильмы.

Константин Бронзит: У нас тоже есть определенная ограниченность бюджета. Конечно, с одной стороны, мы вольны сделать столько взрывов, сколько нужно. Но процесс мультипликации трудоемкий и по-прежнему ручной. Никто еще ничего не придумал, чтобы заменить ручной труд аниматора. Все равно это рисуется руками, карандашом, на кальках и так далее. И в этом смысле у нас ограниченность дублей. В кино можно снять 10 дублей одной и той же сцены, потом выбрать лучшую. Мы обязаны рисовать сразу, потому что это дорогой процесс, вот в чем дело. У нас нет понятия "дубли", в основном нет.

Ольга Писпанен: Почему нет? Если нужно нарисовать, например, один персонаж двигается руку направо, ногу налево, то там существует огромное количество прорисованных движений. Почему нельзя еще нарисовать столько же в другую сторону, например?

Константин Бронзит: Потому что это дорого, это сразу удвоит ваш бюджет на эту сцену. Сцена стоит 100 рублей, грубо говоря. Режиссер не имеет права потратить на нее 200 рублей, он вылезет в бюджета. Поэтому он сразу ставит задачу аниматору именно так двинуть рукой, а не иначе, в эту сторону, а не в ту.

Ольга Писпанен: То есть это абсолютно сплоченная должна быть история режиссера, который это все придумал, и аниматора, который это все воплощает?

Константин Бронзит: Однозначно. Это полное вообще понимание того, что мы делаем.

Ольга Писпанен: Константин, сколько примерно требуется времени для того, чтобы создать вот такой полнометражный мультфильм?

Константин Бронзит: Смотря, где происходит производство. Если это Голливуд, то на полнометражный анимационный фильм (многие слушатели наверняка об этом не знают) уходит от 3 до 6 лет. Это нормальные сроки. 5 лет - это нормально. У нас в стране все гораздо меньше, наш "Алеша Попович" делался в течение года. Почему такая спешка? Потому что ограниченные бюджеты, вот есть денег столько, чтобы содержать студию ровно год, если успеете сделать кино - очень хорошо. Не успеете, мы можем разбегаться, потому что производство останавливается сразу - нет денег.

Ольга Писпанен: Константин, вы начали рассказывать о новом фильме, когда выходит 23 декабря на большие экраны. Мало того, что это редкость, большой анимационный фильм российского производства, еще и оригинальная идея. Расскажите, пожалуйста, более подробно.

Константин Бронзит: Это российский блок-бастер, как назвали его на плакатах. Алеша Попович - былинный персонаж, знакомый всем с детства, кому родители читали сказки, очень смешной. Это, в принципе, комедийный боевик, он обозначен так. Новое слово в полнометражной анимации, потому что буквально комедийных боевиков, пожалуй, никто не делал. В Голливуде, как правило, делают комедийные мелодрамы, есть мелодраматическая история, любовь, на заднем плане что-то делают смешные персонажи. У нас все персонажи смешные, с ними все время что-то происходит, они равноценны. Они вплетены в одну историю. Там есть место подвигу, приключениям, любви - всему.

Ольга Писпанен: А что такое боевик? Они там дерутся?

Константин Бронзит: Да, конечно.

Ольга Писпанен: Там есть хорошие и плохие, как обычно.

Константин Бронзит: Конечно. Тугарин-змей, это обозначено в названии, это самый плохой персонаж в противовес нашему Поповичу, естественно. Если есть богатырь, обязательно должно быть то, с чем он будет драться.

Ольга Писпанен: А прекрасная...

Константин Бронзит: Прекрасная - это его невеста Любава, которая всячески по возможности ему помогает.

Ольга Писпанен: У мультфильмов, выходящих на Западе, голливудского продукта, обычно идет очень мощная рекламная поддержка, поэтому они собирают немыслимые кассовые сборы, они получают "Оскаров" теперь уже. У вас, кроме того, что вы выступаете еще в паре средств массовой информации, об этом рассказываете, заложен какой-то бюджет на рекламу?

Константин Бронзит: Довольно больной вопрос задаете. Конечно, он заложен. Но он настолько минимален, насколько минимальны вообще средства на производство у нас. Безусловно, есть. Прокатываются сейчас так называемые рекламные ролики во всех кинотеатрах России перед каким-то просмотром, стоят специальные стенды в кинотеатрах, есть плакаты в метро. По возможности, конечно, рекламная кампания идет. Даже какие-то рекламные ролики, насколько я знаю, крутятся по MTV и по НТВ. Конечно, это все минимально, потому что нет средств. Это проблема, безусловно. Рекламная кампания впрямую определяет кассовые сборы.

Ольга Писпанен: Причем, это уже, в принципе, научились делать в России, возьмем "Ночной дозор", "Идиот" - продукты российского телевидения.

Константин Бронзит: Безусловно.

Ольга Писпанен: У нас есть звонки. Давайте дадим возможность высказаться. Говорите, пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте.У нас на экране идет засилье зарубежных мультипликационных фильмов, особенно американских. Согласитесь, это большой перекос.

Константин Бронзит: В принципе, слушатель абсолютно прав, есть определенная проблема. Действительно, сейчас на экранах телевизоров и киноэкранов вы увидите только американское или иноземное кино.

Во-первых, приходите с 23 декабря в кинотеатр, вы, наконец-то, за большой, действительно, промежуток времени увидите российский анимационный фильм "Алеша Попович", как раз основанный на нашей родной, русской теме, то, что в Голливуде точно не сделают.

Еще один момент отмечу. Российская студия "Пилот" (Москва) затеяла большой, действительно, настоящий проект из 52 фильмов, каждый из которых длится 13 минут, основанный исключительно на русских народных сказках. И много фильмов уже сделано. Один из фильмов как раз закончил неделю назад я, "Кот и лиса" называется. Это все будет демонстрироваться по телевизору, будут выпускаться кассеты и DVD. Что-то все-таки делается.

Ольга Писпанен: У нас есть звонок.

Слушатель: Здравствуйте. В советское время мультипликационные фильмы, с художественной точки зрения, были безукоризненны и великолепны и воспитывали в детях лучшие качества, поэтому и сейчас пользуются огромным успехом в разных странах мира. Сейчас, когда в мире идет глобализация по-американски, в бывших странах социализма, особенно в России, колыбели революции, через так называемое искусство навязывается то, что нажива - превыше всего, а образы в детских фильмах и зрительно, и в поведении агрессивные, беспощадные, некрасивые, иногда даже убогие. На что направлен ваш фильм? Что он может дать ребенку? Хотя наши сказки и былинные герои были одни из лучших. Благодарю заранее за ответ.

Константин Бронзит: Если вести речь об Алеше Поповиче, там есть все: дружба, любовь, есть пафос подвига. Конечно, это все немножко по-смешному, все немножко получается неловко у персонажа. Это нормально. Но никакой агрессии, о чем слушательница говорила, имея в виду американскую продукцию, когда пиф-паф ради пафа делается. Все равно за этим есть некий подтекст, пафос дружбы и так далее. Но даже если брать старую российскую продукцию, там тоже есть моменты агрессии, даже в "Ну, погоди", даже в "Коте Леопольде". Все равно добро борется с чем-то, безусловно.

Ольга Писпанен: И разными способами.

Константин Бронзит: И разными способами. Поэтому чуть-чуть агрессия есть всегда. Потому что на этом строится режиссерская драматургия.

Ольга Писпанен: Вы, когда задумываете мультфильм, проверяете это на детях?

Константин Бронзит: Да. В этом смысле голливудская практика замечательная. Собирается фокус-группа, прокатывается на детях, выясняется, что нравится, какой персонаж понравился, какой нет, почему, вносятся какие-то поправки. Но это у них, это для идеальной ситуации. У нас на предыдущем проекте "Карлик Нос", этот проект делался более 2 лет, и была возможность собраться такую фокус-группу. Мы это делали. На "Алеше Поповиче" были авральные сроки, всего за год. К сожалению, этого сделать не удалось, а надо было бы.

Ольга Писпанен: У нас есть еще звонок. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Доброе утро. Это Сергей из Петербурга. Скажите, государство как-то участвует в финансировании или это чисто инвестиционный проект, вот этот мультфильм? Будет ли какая-то телевизионная версия, то есть многосерийная? Таким образом можно было бы все-таки возместить какие-то затраты с помощью рекламы.Простите за невежество, раньше детские мультфильмы рисованные называли мультипликационные, сейчас анимационные. Такая разница в терминах чем-то продиктована? Это такое международное обозначение принято - анимационный фильм - или еще какая-то причина? Спасибо.

Константин Бронзит: Телевизионная версия вряд ли будет, хотя никогда не говори никогда. Потому что фильм, в общем, строился по принципу большого кино. Хотя все можно разрезать на части, даже пустить в "Спокойной ночи, малыши". Но едва ли это будет делаться. Сомневаюсь, честно говоря.

По поводу государственного финансирования. "Госкино", существует до сих пор подобная организация, вроде она не "Госкино" называется, но какая-то такая организация, которая, конечно, получает от государства определенные деньги каждый год на авторское, на коммерческое анимационное кино. Эти деньги даются, но, как правило, на полнометражное кино не в полном количестве. Это треть бюджета примерно. Наш продюсер Сергей Сельянов, известный в мире кино по фильмам "Брат", "Брат-2" и так далее, он идет в "Госкино", подает заявку, получает треть денег, требуемых на производство полнометражного фильма, дальше крутится сам, находит деньги сам, какие-то инвестиции, таким образом, делается кино.

Ольга Писпанен: Тем не менее, это все равно не так, как было в советское время, потому что раньше были просто обязанности, квоты, нужно было их выполнить, нужно было снять 5 детских фильмов, нарисовать 20 детских мультиков и эти условия должна была выполнять любая киностудия страны.

Константин Бронзит: Совершенно верно.

Ольга Писпанен: Теперь это, конечно, не так. И третий вопрос был по поводу анимации и мультипликации.

Константин Бронзит: Справедливый вопрос. Вы знаете, я бы не сказал, что это дань моде или еще чему-то. Я, как профессионал, все-таки предпочитаю слово "анимация", потому что оно точнее отражает суть нашего искусства. Потому что мультипликация (мальтибал) - это размножение чисто механическое, это штамповка кастрюль, гаек, винтиков и так далее. Это механическая работа. Работа аниматора, режиссера, она творческая. Мы анимируем, анима - это по латыни душа. Поэтому правильнее и корректнее говорить, анимационное кино, одушевленный персонаж.

Ольга Писпанен: Сегодня анимация стала настолько многогранной, это и "Флэш", и "3D", и рисованные мультики, и кукольные. Это хорошо или плохо? Может быть, она, в конце концов, станет совсем компьютерной, как это в основном сейчас выходит в Голливуде? Что лучше, что хуже?

Константин Бронзит: Думаю, что не станет, потому что это вопрос технологий всего лишь. Есть творческие задачи, которые вы решаете для себя, все зависит от этих задач. Если вам какая-то технология подходит для решения конкретных задач, вы берете эти технологии - "Флэш", "3D", рисованную и так далее. Все от этого зависит. Нельзя не идти в ногу со временем. Технологии развиваются, безусловно, нельзя это игнорировать. Если вы будете их игнорировать, вы обязательно останетесь в обозе. Но все зависит от того, что вам нужно на сегодняшний день, какая технология вам ближе, чтобы решить ваши творческие проблемы.

Ольга Писпанен: Очень коротко последний вопрос. Вы чувствуете себя ребенком, когда занимаетесь мультиками?

Константин Бронзит: Да. Наверное, таким дядей в детстве.

Ольга Писпанен: Труднее для взрослых или для детей делать продукт?

Константин Бронзит: Никогда об этом не думал. Кто-то решает задачу, вот для определенной аудитории кино. Я все-таки делаю просто кино, чтобы было интересно всем по возможности.

Ольга Писпанен: Большое спасибо. Сегодня в петербургской студии Радио Свобода мы беседовали с режиссером анимационного кино Константином Бронзитом.

XS
SM
MD
LG