Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интервью с английским вундеркиндом Алексом Праером


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Наталья Голицына.

Александр Гостев: Предрождественский сочельник. Праздник, в первую очередь, для детей. Им особенно хочется петь и танцевать в праздничные дни. Живущий в Лондоне,12-летний Алекс Праер, несмотря на свой очень юный возраст, уже неоднократный лауреат британских вокальных конкурсов - его, редкий для ребенка, голос, вызывающий удивление и восхищение у специалистов. Английский вундеркинд выступает с концертами и исполняет оперные арии, романсы и песни на нескольких языках, в том числе на русском. Кроме этого, Алекс сочиняет музыку. Его концерт для фортепиано с оркестром уже записан на компакт-диск. Сам он также играет на нескольких музыкальных инструментах.

Для Алекса, родившегося в Великобритании, русский язык, наряду с английским, родной. На нем он говорит дома. Мать Алекса русская, а отец англичанин. С Алексом Праером и его матерью Еленой Праер беседует корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.

Алекс Праер: Я встретился с Гергиевым. Для меня это такое было вдохновение, я бы сказал. Чтобы встретить такого мастера, которого ты слушаешь, какая-то магия, когда ты слушаешь его музыку. Я встретился с детьми Беслана. Мне было это тоже очень важно, потому что я очень с ними страдал. Я написал реквием, положил в это всю свою душу. Такое чувство - горькое и сладкое.

Наталья Голицына: Скажи, а где ты встретился с Гергиевым? Как это случилось?

Алекс Праер: Я там же, где дети Беслана. Был концерт для детей Беслана в Сочи. Там был оркестр национальный. Я спел свою песню о мире, песню гранаду. Там я встретил Гергиева. Он нас пригласил в свою комнату, поговорили. Я ему передал реквием, который написал. Он обещал посмотреть. Сочиняю много.

Наталья Голицына: Ты поешь, ты сочиняешь, ты дирижируешь, ты играешь на инструментах. Тебе не кажется, что в какой-то момент тебе придется от чего-то отказаться, чтобы что-то выбрать?

Алекс Праер: Нет, потому что я учусь именно валторне, гобою, на английском рожке. И вообще учиться музыке на инструментах помогает композиции, а композиция помогает играть на них, вокал помогает на инструменте играть, чтобы был звук. Потому всегда говорят - играй, как голос, чтобы пел инструмент. Дирижирование мне помогает.

Елена Праер: Он пел в апреле еще в Кремле, выступал на сцене Кремлевского дворца съездов. Его заметил там режиссер Кремлевского Дворца, пригласил его. Во-первых, все переживания были по поводу того, что петь. Потому что режиссура настаивала на том, чтобы петь русский обязательно репертуар. Алекс отказался, потому что там шло под минусовки, то есть как бы не с живым оркестром, и предложил всего лишь арию из оперы Пуччини "Турандот". Причем, во время репетиции, а мы приехали за сутки до этого концерта в Москву, там также выступал Кремлевский балет. Директор Кремлевского балета Петров слушал, как Алекс пел "Тройку", и арию из "Турандот", по-моему, он убедил дирекцию, как мне потом сказали, все-таки мальчику разрешили петь арию Калафа, потому что это редко, чтобы в 12 лет петь арию Калафа. Все артисты балета во время репетиции за кулисами аплодировали. Он настолько эту арию любит, что действительно было видно, что он жил. Когда были паузы, ко мне подошли и сказали, что от него такая энергетика идет, что даже, когда он не поет, это не имеет значения.

Сам концерт - это нечто. Были все - Ельцин, Путин, все министры, все военные. Я смотрела в зал, нас в зал не пустили, мест не было. Перед Алексом выступала Кадышева с таким традиционным. Все, что было перед ним, было в первом отделении. Вообще, я поняла по поводу этого концерта, было много волнений - в каком он отделении? Потому что в первом отделении сидит президент. Я хочу сказать, что для Алекса это имело большое значение. Он сказал: "Там Путин. Я пою перед первым человеком такого мощного государства". Хотя Алекс говорит, что он не волновался, но я смотрела на монитор, я видела, что он волновался.

Наталья Голицына: Алекс, кто твои любимые певцы?

Алекс Праер: Плачидо Доминго, Диего Флорес, из басов... Вообще, я бы сказал, самый мой любимый певец - это Евгений Нестеренко. Понимаете, я люблю, когда все-таки в опере пою, чтобы люди не только хорошо пели, но чтобы еще и хорошо играли. Нестеренко обалденно поет и обалденно играет, как и Доминго, причем, что мне нравится.

Наталья Голицына: На каких языках ты поешь?

Алекс Праер: Я пою на английском, на русском, на греческом, итальянском, неаполитанском, на испанском, на французском, на немецком, на латинском языках.

Наталья Голицына: Насколько мне известно, в Англии очень суровый закон в том, что касается пропуска школьных занятий. Как вы утрясаете эту проблему с учителями?

Елена Праер: На самом деле, это сейчас очень серьезная проблема, потому что в этом году Алекс перешел, что называется в старшую школу. В младшей школе мы наладили отношения, было очень много прессы, где упоминалась школа. Для них это тоже положительная реклама. В этой школе директор вызвал нас с мужем на ковер и сказал, что все должно быть согласовано с ним. Пустили нас, потому что имя Путина сработало, пустили, потому что имя Гергиева, особенно дети Беслана. В принципе, мы сейчас, когда разговариваем с промоутерами, когда нам дают какие-то предложения, я обязательно оговариваю, когда у него каникулы, чтобы не прерывать процесс учебы.

Наталья Голицына: В Англии тебя считают певцом английским. Когда ты в России, тебя слышат в России, тебя считают певцом русским. А ты сам себя кем считаешь?

Алекс Праер: Я не могу сказать, что я считаю себя или русским, или английским. Я считаю себя и русским, и английским.

XS
SM
MD
LG