Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сто лет со дня рождения Гайто (Георгия Ивановича) Газданова


Программу ведет Арслан Саидов. Со знавшими Гайто Газданова бывшими сотрудницами Радио Свобода Галиной Рудник, Мадлен Робер и Зоей Николич беседовал Александр Соловьев.

Арслан Саидов: 6-го декабря нынешнего года исполняется сто лет со дня рождения великого российского писателя-эмигранта Гайто Газданова, которого все друзья и знакомые называли не иначе как Георгий Иванович. Эта знаменательная дата не прошла незамеченной и в Мюнхене, в городе, где Гайто Газданов почти 20 лет проработал на Радио Свобода. По инициативе магистрата Мюнхена и российского культурного общества МИР в здании филармонии состоялся вечер, посвященный этому замечательному писателю. В качестве конферансье выступил известный немецкий журналист-славист Томас Урбан, познакомивший немецкую публику с творчеством и жизнью Гайто Газданова. Гайто Газданов безвременно скончался 5-го декабря 1971-го года, на один день не дожив до своего 68-милетия. Наш мюнхенский корреспондент Александр Соловьев прислал нам радиопортрет писателя, составленный из голосов людей, лично хорошо знавших Георгия Ивановича Газданова.

Александр Соловьев: Я пришел на радиостанцию в начале 1971-го года и должен признаться, что у меня в памяти его образ, к сожалению, не сохранился, ибо я в те годы еще учился в университете и появлялся в редакции лишь на несколько часов, преимущественно по вечерам, для чтения новостей в прямом эфире, что тогда, кстати, было новшеством. Но я хорошо помню, как скорбила не только русская служба, но и все другие редакции Радио Свобода, когда пришло сообщение о кончине Гайто Газданова. Я тогда понял, что скончался великий человек. Сейчас я разыскал проживающих в Мюнхене нескольких сотрудниц русской службы Радио Свобода, сохранивших живую память о Георгии Ивановиче. У микрофона Галина Рудник, чей мягкий и задушевный тембр давние слушатели Радио Свобода наверняка помнят как голос Галины Ручьевой:

Галина Рудник: У меня самые приятные о нем воспоминания. Он был обаятельный человек, у него был совершенно прекрасный русский язык, и вообще он был очень остроумный. Я жила в одной старой вилле. Было рядом две квартиры. За стенкой жил англичанин, переводчик, который тоже работал на Радио Свобода, а я в то время очень много занималась на рояле, очень много играла, и англичанин не выдержал, и сбежал. Квартира освободилась, и к моему ужасу я слышу, что Георгий Иванович Газданов собирается туда вселиться. Георгий Иванович был большой знаток классической музыки. У него была редчайшая коллекций пластинок, он увлекался Марией Чеботаревой, у него были пластинки Дино Липатти, и я когда услышала, что Георгий Иванович собирается быть моим соседом, а стенка была не очень плотной, я пришла к нему: "Георгий Иванович, я вот играю много". Он говорит: "Ничего, вы не волнуйтесь. Вы будете играть - я буду свою пластинку ставить". Короче говоря, не помогло, он переехал. И через некоторое время коллеги на работе спрашивают: "Георгий Иванович, ну как, очень плохо?" Он говорит: "Нет, знаете, совсем хорошо, мне даже нравится, как Галина играет. Вот, например, Шопена она играет не так, как Артур Рубинштейн". Вообще, у него был очень тонкий юмор. Курил он, правда, очень вонючие сигареты, очевидно, "Gauloise" французские. О нем, как о писателе, мы как-то в то время мало слышали. У меня было впечатление, что он стеснялся. А кто-то на работе говорит: "Слушай, он твой сосед, ты же у него попроси его книгу "Ночные дороги". "А что это за книга?" "Это же такое - ночной Париж..." И я, значит, к нему, он приходил к нам часто чай пить – "Георгий Иванович, можете дать нам книжечку почитать?" Нет-нет. Почему, что такое? Ни за что. И только потом, много лет спустя, когда мне эта книга попала в руки, я поняла, почему. Потому что я считалась очень приличной девушкой, теперь-то мы, конечно, читаем бог знает что, но в то время молодой девушке читать "Ночные дороги" про ночную жизнь Парижа, конечно, он считал, что это дело неподходящее.

Александр Соловьев: На вечере, посвященном Гайто Газданову, среди большой аудитории, я заметил два знакомых лица - тоже двух давних сотрудниц Радио Свобода - Мадлен Робер и Зою Николич. Обе в свое время работали секретаршами в Русской службе, а Мадлен Роберт, француженка по происхождению, общаясь с сотрудниками нашей редакции, даже умудрилась выучить русский язык. После долгих уговоров, поборов свой страх перед микрофоном, они согласились поделиться своими воспоминаниями о Гайто Газданове со слушателями Радио Свобода. Первой слово Мадлен Робер:

Мадлен Робер: Я точно помню, когда Георгий Иванович Газданов пришел на радиостанцию "Освобождение", где я уже несколько месяцев работала. Он приехал из Парижа, он замечательно говорил по-французски, и я была рада, что могу разговаривать с ним на родном языке. Он был маленького роста, но это была сильная личность. У него всегда было хорошее настроение, и он умел смеяться над собой. Он смотрел в глаза, был очень вежливый и очень скромный. Однажды я его видела, как он осторожно нес пирожки и конфеты, это было для секретарши русской редакции, она пила молоко во время обеда, Георгий Иванович спросил, почему, она ответила, что нет денег, у нее было двое детей, и Георгий Иванович ей помогал. Он был великодушный и понимал заботы бедных и маленьких людей, не забыв своей трудной жизни в Париже.

Александр Соловьев: И в заключение своими воспоминаниями о Гайто Газданове с нами делится Зоя Николич:

Зоя Николич: Он был добрейший человек, с острым чувством юмора. Иногда он приглашал Мадлен и меня на обед со словами: "Девочки, я вас сегодня пообедаю". Разговор во время обеда шел на двух языках, на русском и французском. У меня было впечатление, что Георгий Иванович говорит сразу на двух языках. Он много нам рассказывал о своей жизни, а также о его произведениях. Однажды он спросил нас: "Ну, как его убить?" В то время он писал роман "Эвелина и ее друзья". Свою тяжелую болезнь он стойко переносил. Его смерть была для нас всех большой утратой. В прошлом году мне пришлось побывать в Петербурге. Конечно, я купила книгу Газданова. Наш гид, молодая русская девушка, увидев книги Газданова у меня в руках, начала восхищаться его произведениями и когда узнала, что я лично знала Газданова, она подошла ко мне и меня поцеловала - вместо него, сказала она. Я поняла, что молодежь в России любит Газданова.

Александр Соловьев: Это был радиоочерк, приуроченный к столетию со дня рождения великого писателя-эмигранта, долголетнего сотрудника Радио Свобода Гайто Газданова.

XS
SM
MD
LG