Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Германии празднуют 200-летие со дня рождения Федора Тютчева

  • Евгений Бовкун

Евгений Бовкун, Германия: В год двухсотлетия со дня рождения Федора Тютчева в Германии проходят мероприятия, посвященные его многолетнему пребыванию в Баварии. Осенью в Мюнхене открылась историческая выставка "Между Невой и Изаром", а одиннадцатого декабря премьер-министр Баварии Эдмунд Штойбер и министр иностранных дел России Игорь Иванов откроют в баварской столице памятник Тютчеву. Он будет поставлен рядом с памятником Гейне.

Открытие памятника великому русскому поэту состоится в Финансовом саду, где отныне будет стоять монумент, прибывший из Брянска, с родины Тютчева. Это событие увенчают собой в юбилейный год посвященные Тютчеву многочисленные мероприятия в Мюнхене, где поэт прожил двадцать лет, находясь большей частью на дипломатической службе, в качестве посланника российского престола. Он прибыл в российскую миссию при баварском дворе в ту благодатную пору, когда баварский монарх Людвиг Первый пытался придать Мюнхену блеск немецких Афин и покровительствовал развитию культурных контактов. В те годы Тютчев познакомился с Шеллингом, сблизился с Гейне, дружил с причастным к литературе баварским министром внутренних дел фон Шенком. Молодой Тютчев воспитывался на лучших образцах немецкой поэзии, переводил на русский Шиллера, Гейне, Ленау и Айхендорфа. В Мюнхене написаны ставшие романсом популярные строки "Я встретил вас, и все былое...", посвященные дочери Николая Первого Марии Николаевне, с которой он познакомился на берегу живописного озера Тегернзее.

В меньшей степени известна публицистическая деятельность Тютчева в тот период. В середине сороковых годов девятнадцатого века он опубликовал в газете "Аугсбургер Альгемайне" статью, посвященную германскому объединению и отношениям России и Германии, внимательно прочитанную императором. Трактат Тютчева, отражавший в целом взгляды царя на германский вопрос, был адресован немецкому обществу, но имел принципиальное значение для всей европейской политики: в результате объединения Германии на континенте складывалось новое соотношение сил. Тютчев предупреждал, что основная опасность ее единству исходит от революционной Франции. Представления же Запада о России напомнили ему отношение современников к Колумбу – "оптический обман", в результате которого люди Старого Света отказывались верить в существование нового материка. А новым материком поэт считал Восточную Европу, где Россия, по его словам, во все времена служила душой и двигательной силой.

Дипломат упрекал немцев в распространении версии о неразрешимости восточного вопроса, доказывая, что альтернативой естественному ходу событий в Восточной Европе могут оказаться силовые решения, которые подвергнут мир величайшим бедствиям. "Одно лишь появление России среди вас восстановило единство, а единство доставило вам победу, с вмешательством Востока в дела Запада все изменилось в Европе", - писал Тютчев. Он был убежден, что именно Россия разрешила европейские распри в пользу Германии в надежде утвердить торжество права исторической законности над революционным движением. В ответ на это, по его мнению, немцам не оставалось ничего иного, как признать российскую политическую самостоятельность. Тезисы Тютчева не нашли применения в реальной политике двух государств, интересы которых были разведены эпидемией революционных вспышек. Но многие его рассуждения и сегодня звучат удивительно актуально.

XS
SM
MD
LG