Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Формула кино. "Нефть" Мурада Ибрагимбекова; Александр Сокуров снимает фильм о японском императоре Хирохито


Передача о тех, кто снимает, показывает и рассказывает о кино. Автор и ведущий программы - Мумин Шакиров.

Мумин Шакиров: Ошеломляющий успех кинокартины "Возвращение" Андрея Звягинцева, завоевавшей двух "Золотых львов" на последнем венецианском кинофестивале оказался столь впечатляющим, что несколько отодвинул на второй план еще один удачный российский проект под названием "Нефть". Если быть точным, то в титрах он значится, как совместный российско-азербайджанский фильм. Эта документальная картина завоевала "Серебряного льва" на конкурсе короткометражек продолжительностью не более 10 минут. Автор фильма "Нефть" - выпускник ВГИКа кинорежиссер Мурад Ибрагимбеков.

О картине "Нефть" сложно рассказывать. Это надо смотреть, так как автор создал художественный образ полезного ископаемого на фоне бурно развивающейся азербайджанской столицы Баку, откуда родом сам режиссер. На основе кино и фотодокументов за 6 минут Мурад Ибрагимбеков сумел показать, а точнее изобразить за счет пластического монтажа, синхронных шумов, музыки и точно выбранного ритма, что есть для новейшей истории Азербайджана нефть. Документальное эссе Ибрагимбекова, конечно же, это подарок эстетам и киноманам, тем кто хорошо знают историю русского, советского документального кино и имена таких мастеров, как Дзига Вертов и Артур Пелешьян. Картина "Нефть" - это субъективный взгляд на свой город.

Мурад Ибрагимбеков: Это очень личная работа, потому что я - азербайджанец, и Баку мой родной город, и я хотел сделать картину об истории Баку на хронике. Я забрался в архивы, это Госфильмофонд "Белые столбы" и архив кино и фотодокументов в Красногорске, это из московских архивов, и плюс к этому бакинские архивы. И вот несколько лет я смотрел, изучал то, что есть по Баку. На самом деле, удовольствие не очень дешевое. Фильм довольно дорогостоящий.

Мумин Шакиров: Когда смотришь ваш фильм, то возникают ассоциации с Дзигой Вертовым, конкретно - с картинами "Киноглаз", "Человек с киноаппаратом". Вы учились во ВГИКе, и, естественно, эти картины смотрели. Насколько связаны те ваши впечатления и ощущения, когда вы монтировали эту картину?

Мурад Ибрагимбеков: Они связаны впрямую, потому что вот Бродский как раз сказал, что поэзия - это язык в его эстетической функции. Вот это - монтаж в его эстетической функции. Для меня, как для режиссера и для киношника, был еще важен сам факт, что монтажом можно добиться такого результата.

Мумин Шакиров: Вы готовили эту картину к Венеции, или ее сделали, а потом уже искали фестиваль, как это обычно бывает?

Мурад Ибрагимбеков: Трудно было готовить картину к определенному фестивалю, потому что я делал ее достаточно долго, несколько лет.

Мумин Шакиров: Ваша картина - 6 минут по длине. Как вышли на эту цифру?

Мурад Ибрагимбеков: Цифра вышла на меня. Я резал до тех пор, пока не понял, что надо остановиться, у меня было 4 часа материала, это 40 коробок пленки. Там было все, что было связано с Баку и нефтью. Была абсолютно конкретная история, которую я написал. Она занимала страницу. Потом была моя задача, как режиссера - рассказать. Если я вам покажу то, что было написано, и то, что вы видели на экране, то вы поймете, что это полностью совпадет. Поймите правильно, что, это, наверное, так и должно быть. Это филармонический кинематограф в чистом виде. Критики не должны им особо заниматься, скорее это вопрос для людей, которые занимаются профессией, и они должны об этом говорить, сидя за столом, друг другу.

Мумин Шакиров: Нефть - это основа болезненных конфликтов и одновременно относительного благополучия, не только Азербайджана, но и России. Отсюда символическое восприятие этой документальной талантливой картины на фоне современной истории двух государств. Обе страны плотно сидят на трубе. Комментарии излишни.

Что снимают культовые российские кинорежиссеры? Имя Александра Сокурова в рекомендациях не нуждается. Его по праву причисляют к мастерам современного мирового кинематографа. На протяжении последних 5 лет он желанный гость на Каннском кинофестивале, где его картины всегда участвуют в главном конкурсе. Александр Сокуров готовится к съемкам очередного фильма о монстрах и вождях ХХ века. На этот раз под его режиссерский скальпель попал ни кто иной, как японский император Хирохито. Проект называется "Солнце". Метафора очевидна, Япония – страна восходящего солнца. Сокурову до этого дважды удавалось вскрыть черепную коробку тирана. В 1999-м году он снял картину "Молох" об Адольфе Гитлере. В 2000-м году в картине "Телец" главным героем выступил Ульянов-Ленин. Император Хирохито – неожиданный поворот в творческой судьбе кинорежиссера.



Александр Сокуров: События, происходившие на Востоке, и все, что удалось сделать японцам в 40-е годы, захватив огромные территории, это нисколько не меньше, чем то, что сделал Гитлер. То же самое, только в другой части Земли, колоссальная экспансия, огромная энергия, в чем-то непреодолимая, очень мощная, сильная, своеобразная. Условно говоря, это определенный тип судьбы человека западного, человека евразийского, человека восточного, в котором отражается жизнь не только этих людей, но и огромного числа людей, так же, как и зависимость от них. Эти судьбы, эти ситуации - они определяют закономерности, меньше меня интересующие исторически, и больше интересующие просто с точки зрения того, как складывались судьбы человека в прошедшее время. Мне это очень важно.

Мумин Шакиров: Как и в прежних своих работах о вождях ХХ века, Александр Сокуров рассказывает о нескольких днях из жизни своего героя. Императора Хирохито он застает уже после капитуляции Японии в 1945-м году.

Александр Сокуров: Действие очень короткое. Это 2-3 дня, когда американцы вошли на территорию Японии, и его отношения с Макартуром, решение его судьбы, будет суд над ним, или нет. Если будет суд, то что будет, расстреляют, или повесят, как хотел Сталин... Это такой драматический период в жизни человека, и жизни, на самом деле, всего японского народа, потому что если бы американцы приняли другое решение, то для Америки и Японии последствия были бы еще более катастрофическими. Если бы они приняли решение судить и расстрелять его, то тогда бы страна точно обрушилась бы, просто упала бы на дно гражданской войны, партизанской войны.

Мумин Шакиров: Немаловажен тот факт, что режиссер наблюдает за своим героем уже после того, как американцы сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки.

Александр Сокуров: События, которые мы представляем на экране, эти 2-3 дня, они, на самом деле, являются таким концентратом событий, которые происходили, может, в течение 2-3 месяцев. Конец лета-осень 1945-го года. Нас интересует ситуация, когда это уже произошло, потому что история со сбросом атомной бомбы - это абсолютно особенная история, которой надо заниматься серьезно. И когда-нибудь может кто-нибудь это сделает. В первую очередь, это моральная и нравственная сторона, а во вторую – технология, новый век, как говорят, атомный, потому что каждый руководитель, каждый человек, принимая такое решение, обязательно должен думать о масштабах последствий.

Мумин Шакиров: Александр Сокуров намерен уйти от прежних стилистических решений, использованных в таких картинах, как "Молох" и "Телец". Япония и император Хирохито - это другая культура и иная изобразительная графика.

Александр Сокуров: "Молох" отличается от "Тельца", и "Телец" от "Молоха" тоже. Это все разные картины. Эта тоже будет отличаться. Она будет во многом новая для меня. Это будет картина с большой динамикой, но, в общем, конечно, камерная, хотя там предполагается, что будут большие, массовые сцены. Мне бы хотелось, чтобы это была камерная картина, потому что это все же некоторое такая внутреннее, интимное повествовании о таком внутреннем состоянии человека, внутреннем переживании его.

Мумин Шакиров: Это будет глубоко несчастный человек?

Александр Сокуров: Я бы не хотел, чтобы на эту картину распространялись какие-то мотивации фильмов предыдущих, "Молоха" и "Тельца". Хирохито - это вообще по типу и по характеру другой человек, отличающийся, естественно, и от Сталина, и от Ленина, и от Гитлера. Это совсем другой человек. У него другой характер ответственности, другая историческая и культурная среда, отличающаяся и от Европы, и от советской евразийскости этой. Можно сказать, что он несчастен по одному тому, что он стоит перед волнительным решением ситуации: предстоит ему жить дальше, или же его повесят, или расстреляют. В этом смысле, он испытывает, конечно, огромные трудности, драматизм. Но мне кажется, ощущения такой глубокой мотивированной вины в то время к нему еще не приходило.

Мумин Шакиров: Мы будем видеть, как этот человек принимает важные решения?

Александр Сокуров: Конечно. В фильме этот процесс представлен подробно. На самом деле, это принципиально важная картина. Она, во-первых, важна для тех людей, которых я очень люблю. А я люблю Японию, много раз там бывал, и поэтому фильм будет представлять, на мой взгляд, очень интересное декорационное решение. У нас много декораций, очень и очень интересную свето-цветовая композиция, в таких серебристо-серых теплых тонах, конечно, здесь есть мотивация художественная, и есть мотивация эмоциональная. Для меня качество изображения, художественное качество имеет огромное значение. Картина будет сниматься в России процентов на 90, мы здесь будем строить довольно большие декорации, и натуру частично будем снимать здесь, а частично в Японии. Это связано с экономическими причинами, поскольку смета у нас, как всегда в моих картинах, очень скромная.

Мумин Шакиров: Принципиальными будут решения, касающиеся актеров будущего фильма. Если в прежних картинах "Телец" и "Молох" роли Адольфа Гитлера и Ульянова-Ленина играл русский артист Леонид Мозговой, то в проекте "Солнце" будут заняты преимущественно японские и американские артисты.

Александр Сокуров: Слишком значительна и велика специфика, слишком велик вес и значение национальной такой идентификации. Здесь нет и не должно быть никаких ошибок и приблизительностей. Здесь обобщение возможно через подробное, честное служение факту и национальной прелести какой-то, что для меня всегда было очень важно – прелесть национального характера.

Мумин Шакиров: Понятно, что Хирохито будет японский актер, это звезда, или необязательно?

Александр Сокуров: Совсем необязательно. Это связано с особенностями таланта человека, с его способностью тонко и особенно нежно прослеживать задачи режиссерские, тем более, что таких очень известных и крупных актеров в Японии, кроме коммерчески известного Такиши Китано, практически нет. Но, в общем, актерская школа в Японии очень высока, и японский кинематограф демонстрирует это. Когда я бывал в Японии в условиях подготовительного периода, некоторые мои японские друзья выражали тревогу, потому что эта тема для японцев драматичная и трагичная. До сих пор в Японии не разрешается снимать в игровом кино фигуру императора, и есть такое табу вообще на все, что связано с Хирохито. В каком-то смысле, наверное, это политическое табу, в каком-то смысле - национальное табу, табу традиции, трагедии, которая пережита. И предполагалось, что в Японии мы вообще не найдем исполнителей этой роли, потому что, как мне говорили, никто не согласится из-за страха, поскольку это может вызвать очень агрессивную реакцию у правых лидеров, известных в Японии своими радикальными позициями. Мне говорили, что эти люди способны и на убийство. Один японский режиссер, мой очень хороший знакомый, известный человек, пытался несколько раз выступить в публичных средствах информации, на телевидении и в газетах, по поводу ответственности Японии за Вторую мировую войну и пытался прокомментировать место и роль Хирохито - впоследствии в него стреляли, он получил ранение, и во второй раз получил удар ножом в спину. На фоне такой ситуации разворачивается фильм, и мне некоторые друзья говорили, что если картина выйдет, то это будет иметь для них абсолютно революционное значение, хотя я не уверен в этом.

Мумин Шакиров: Кинопроект "Солнце" о японском императоре Хирохито - это очередная картина пока еще не завершенной тетралогии Александра Сокурова. Четвертым фильмом из этого цикла станет киноэссе о докторе Фаустусе. В основу картины лягут произведения Томаса Манна и Гете.

XS
SM
MD
LG