Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Московская международная книжная ярмарка интеллектуальной литературы "Non-Fiction"


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвуют журналисты Радио Свобода Петр Вайль и Елена Фанайлова, российские издатели и журналисты Ольга Морозова, Александр Гаврилов, Ирина Прохорова и Александр Иванов, заместитель министра печати России Владимир Григорьев.

Андрей Шароградский: В Москве завершилась четвертая международная книжная ярмарка интеллектуальной литературы "Non-Fiction". Замечу, что специальным гостем ярмарки была Скандинавия, однако Дания после событий, связанных с захватом заложников в Москве и проведением в Копенгагене всемирного чеченского конгресса, отказалась принимать участие в московской программе. Следившая за ходом ярмарки корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова беседовала с Петром Вайлем и независимыми российскими издателями о политическом имидже России в свете предстоящей франкфуртской книжной ярмарки.

Елена Фанайлова: Гвоздем датской программы должна была стать презентация книги писательницы Карен Бликсен "Пир Бабеттты" и фильма, поставленного по этой книге. Но ни на открытии ярмарки, ни на презентации книги и фильма не было никого из датчан. Наш коллега Петр Вайль не только написал предисловие к книге "Пир Бабетты", но и привез кассету с фильмом в Москву. Ему слово:

Петр Вайль: Выход замечательной повести Карен Бликсен "Пир Бабетты" в России впервые по-русски ожидался с гораздо большей помпой и гораздо интереснее. Должна была приехать датская делегация, устроить выставку этой самой Карен Бликсен, как-то все это должно было быть красиво, может, даже с какой-то едой и выпивкой, соответствующей книжке. Но ничего из этого не вышло. Все прошло гораздо более скромно. Фильм, в конечном счете, показали. Привез его я из Праги, так получилось, потому что больше некому было привезти. И все из-за политических осложнений, которые неожиданно внедрились в эту совершенно далекую от политики тему.

Всем нам памятно это событие, чеченский конгресс в Копенгагене, против которого так сильно восстала Россия. За этим стоят, конечно, опять-таки мировоззренческие различия между западным и российским человеком, между людьми, выросшими в свободе, и людьми, выросшими в несвободе. Вот это есть самое главное. Человек, выросший в несвободе, не может понять, как это так, власть не может что-нибудь запретить у себя в стране. Датское правительство говорило – "да нет, чеченский конгресс проводится частными организациями, мы ничего не можем сделать". "Как это?! Да запретить, и все". Для датчан и любого западного человека запретить такой конгресс все равно, что запретить праздновать день рождения и пригласить друзей. Никто этого в России, как я догадываюсь, не понял, от самого верха до самого низа. В результате на границе стали останавливать датские грузовики с продуктами, депутаты и другие государственные деятели призывать к бойкоту, хорош будет бойкот, между прочим, 80 процентов инсулина, который потребляется в России - датский инсулин, и датчане не приехали, потому что они сказали: мы не можем быть уверенными в безопасности своих граждан. Абсолютно правы. Черт его знает, может, выставку забросали бы черт знает чем, хорошо, если помидорами, а то ведь и камнями могли бы. Куда это вырулит вся эта безобразная история - совершенно непонятно. Жертвой ее пала совершенно невинная прекрасная повесть датской писательницы.

Этот вот страшный комплекс российских отношений с Западом, с одной стороны, приниженный, с другой - страшно горделивый, вот эта такая вот чудовищная мешанина комплекса неполноценности, в конечном счете замечательно описана в одном литературном произведении, которое знает каждый, то всего одна страничка, называется "Принцесса на горошине". Боюсь, если и дальше так пройдет, то никто прочесть эту вещь не сможет, потому что написал ее, между прочим, тоже датчанин.

Елена Фанайлова: Книга Карен Бликсен, насколько я понимаю, о преодолении культурных различий.

Петр Вайль: Вы абсолютно точно говорите. Это именно о преодолении культурных различий и мировоззрений. Речь там о том, что и в материальной культуре что-то есть. Не одной духовностью жив человек. Что и хлеб насущный может быть либо вкусным, либо невкусным, и вот здесь сталкиваются эти мировоззрения, протестантское и католическое, северное и южное, средиземноморская способность извлекать радость из каждого мига жизни, с северной суровостью, к которой, кстати, в этом, по крайней мере, плане в известной степени примыкает Россия, где материальная культура всегда была в загоне и решительно противопоставлялась культуре духовной. В частности, о еде считалось, в общем, неприлично говорить в интеллигентском обществе. Это только сейчас что-то такое сдвинулось и подвинулось, вот в повести Карен Бликссен это замечательно показано, как именно еда преодолевает эти метафизические различия. А почему? Да потому что еда сама метафизична, и если вдуматься - странно не относиться к ней по-настоящему всерьез, потому что ничем в жизни мы не занимаемся чаще, чем едим.

Елена Фанайлова: Получается у русских людей был шанс узнать что-то новое, о еде и о мире, но они его лишились?

Петр Вайль: Они его лишились, совершенно верно, из-за этой самой непреодоленной разницы в мировоззрении.

Елена Фанайлова: Книгу Карен Бликсен выпускает издательство "Независимая газета". Рассказывает его главный редактор Ольга Морозова:

Ольга Морозова: Для нас это было полной неожиданностью, потому что нам это было объявлено буквально за два дня до открытия ярмарки, что датчане не приедут. А естественно планировалось это, как и все скандинавские страны - приезд музея Карен Бликсен, с портретами, с экспозицией. Соответственно, на мне лежало такое тяжелое решение. Мне позвонили с ярмарки "Non-fiction", спросили, что я собираюсь делать, буду ли я отменять мероприятие. Я решила его оставить, потому что я считаю, что литература живет своей собственной жизнью как и сказки Андерсена, как и другие произведения Карен Бликсен, которые выходили в России, причем как раз в эти дни противостояния России и Дании по поводу выдачи Закаева показывали как раз замечательный по произведению Карен Бликсен фильм "Письма из Африки". Фильм о человеческом достоинстве, о гуманизме, о любви, что, собственно говоря, всегда демонстрировала Карен Бликсен. И потом маленькая книга "Пир Бабетты" явилась таким маленьким штрихом в наших отношениях с Данией.

Елена Фанайлова: Имидж России, и культурный, и политический. будет определяться в следующем году на Франкфуртской книжной ярмарке, крупнейшем европейском форуме издателей. Так видит участие России в европейском книгоиздательском процессе заместитель министра печати России Владимир Григорьев:

Владимир Григорьев: Современных российских авторов не сильно издают, не сильно знают за рубежами России. Даже такие страны, как Польша, Чехия, Словакия, Болгария практически прекратили издание современной отечественной литературы, и делают это изредка, и, в основном, благодаря американским английским литературным агентам. Положение это трудно назвать катастрофическим, но и здоровым его тоже трудно назвать. Мы планируем действительно Год России в Германии, представить порядка сотни отечественных авторов. Сейчас я говорю уже от имени государства, мы считаем, что мы должны заняться агрессивным, активным маркетингом своих талантливых литераторов, я же не могу не воспользоваться случаем, чтобы выразить признательность Германии, где по тем или иным грантам временно или даже продолжительное время пребывают многие современные отечественные литераторы. Например, я хотел поздравить с 40-летием Витю Пелевина. но найти его можно было только в Германии.

Елена Фанайлова: В этом году стенд франкфуртской ярмарки впервые оказался в России, на московской ярмарке интеллектуальной литературы, а директор франкфуртской ярмарки Фолькер Нойман даже выступил с приветственной речью. О перспективах России во Франкфурте говорит главный редактор газеты "Книжное обозрение" Александр Гаврилов:

Александр Гаврилов: В будущем году Россия будет специальным гостем во Франкфурте. Это большая программа, которая происходит каждый год, какая-то одна страна выбирается, чтобы представлять свою литературу, свою культуру, свое современное книгоиздание и так далее. Эти программы уже представляли Чехия. Венгрия, российское книгоиздание билось за 2003-й год с Китаем. В общем, все уже были, но не СССР, ни Россия, никогда не были странами - почетными гостями. К сожалению, у России есть традиция очень скверного представления на франкфуртской ярмарке. Те коллективные российские стенды, которые представляют из года в год, выглядят чрезвычайно печально, хуже, чем стенды Польши и Чехии. Они выглядят хуже, чем стенды Словакии и Венгрии. На будущий год в бюджете России выделены довольно значительные деньги на то, чтобы эта ярмарка двигалась вперед. Если ее делать теми же силами и с тем же настроем, боюсь, что ничего хорошего из этого не получится. Если экспозиция во Франкфурте будет неудовлетворительной, это не будет частным делом какой-то одной фирмы, это будет делом, касающимся всех, кто работает сегодня в этой области в России.

Елена Фанайлова: Тему продолжает главный редактор издательства "Новое литературное обозрение" Ирина Прохорова:

Ирина Прохорова: Конечно, Россия пока сильно проигрывает. Мы еще живы старыми какими-то стереотипами, наше оружие, великая держава, и, к сожалению, это заставляет нас как бы возвращаться, есть тенденция, возвращаться к такому советскому, "вот, мы сейчас им покажем". Хотя, мне кажется, не надо ничего показывать, того, чего нет. И так всем, в общем, понятно. С другой стороны, мы совершенно в общем недооцениваем сколько интересного и нового происходит в России, что стоило бы показать. У нас идет поэтический бум, вообще ренессанс. Появляется огромное количество интересного, нового художественного письма. Проблема в том, что общество фрагментировано, к этому совершенно не привлекается никакого внимания. Общество живет какими-то дешевыми скандалами.

Елена Фанайлова: Русский скандал возможен и на франкфуртской ярмарке. Независимые московские издатели хотят представить альтернативную государственной программу под названием "Московское литературное кафе". Говорит Александр Иванов, издательство "Ад Маргинем".

Александр Иванов: Издатель - это только верхняя часть айсберга. За издателем стоит определенная культурная среда, определенная научная, художественная, артистическая жизнь, и вот эту самую жизнь мы хотели бы представить в этом Московском литературном кафе, которое будет работать во Франкфурте на территории самой франкфуртской ярмарки, и, главным образом, вокруг ярмарки, в различного рода клубах, кафе, барах, где будут проходить всякие мероприятия, связанные не только с теми писателями, которых мы хотим пригласить, но и с художниками, артистами, музыкантами, критиками. Чем больше будет жизни и такой как бы не пафосной, неформальной обстановки в российской презентации на ярмарке в следующем году, тем адекватнее мы будем выглядеть, потому что, к сожалению, в этом году российский стенд во Франкфурте очень сильно смахивал на такую смесь между стендом секты сайентологов с портретом нашего любимого Хаббарда на стене и, скажем, стендом Северной Кореи.

Елена Фанайлова: Впрочем, большинство издателей полагает неверным делать Московское литературное кафе альтернативой общему российскому стенду на франкфуртской ярмарке.

XS
SM
MD
LG