Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нужно ли осушать Патриарши пруды в Москве, чтобы увековечить память писателя Михаила Булгакова?


Ведет программу Андрей Шароградский. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков, Мелани Бачина беседует с профессором, доктором исторических наук, автором книг по истории Москвы Ниной Молевой и Алексеем Комичем, председателем научно-методического совета Министерства культуры по охране наследия.

Андрей Шароградский: Патриарши пруды – один из самых красивых старинных уголков Москвы, место, где разворачивается действия романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». В последние годы московские власти стали активно выступать за строительство памятника великому писателю, причем именно на Патриарших.

Несколько дней назад на Патриарших прудах начались строительные работы, которые вызвали протесты жителей окрестных домов, выступающих категорически против какой либо реконструкции на этом месте.

Рассказывает Михаил Саленков.

Михаил Саленков: Раньше район Большой и Малой Бронной улиц назывался Козьим болотом. С 17-го века здесь располагалась усадьба патриарха и три патриарших пруда, в начале 19-го века два были засыпаны, негде было строить новые дома. О трех прудах теперь лишь напоминает название одного из переулков – Трехпрудный. Здесь начинается действие известного романа Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита": молодой поэт Безродный и покойный Берлиоз беседуют с Воландом. В доме напротив пруда – квартира № 50, в которой жил сам Булгаков. Пять лет назад было принято решение установить на Патриарших памятник писателю, был объявлен конкурс, в котором победил проект скульптора Александра Рукавишникова. По проекту, правда, предполагается полное переустройство территории: берега пруда одеваются в гранит, появляются прогулочные дорожки, над водой нависнет простреленный примус 12 метров высотой, рядом на углу на сломанной скамейке сидит Булгаков и смотрит на уходящего от него по воде Иешова. За спиной писателя главные герои его романа – Мастер и Маргарита. Планировалось даже сделать подземную автостоянку под прудом на 200 машин, но префект Центрального административного округа Геннадий Дегтев информацию о стоянке опроверг. И вот несколько дней назад пруд был огорожен, строительное управление № 43 и "Дормост" начали работы. Жители близлежащих домов провели акцию, в ходе которой собрали несколько сотен подписей под письмом против переустройства Патриарших и убрали установленные рабочими заграждения. Письма с собранными подписями были направлены мэру Москвы Лужкову, министру культуры Швыдкому, в Московскую городскую Думу и префектуру Центрального административного округа. Говорит жительница одного из домов на Патриарших Наталья Чернецова.

Наталья Чернецова: Патриарши пруды для меня очень близкое место, я 45 лет живу в этом микрорайоне и пруды его украшение. Когда я услышала о том, что собираются на прудах поставить памятник Михаилу Афанасьевичу Булгакову, но с этой целью собираются изменить каре прудов, сделать его асимметричным, изменить сам облик нашего бульвара, эта идея мне показалась страшной, дикой, отвратительной, что мы решили попытаться как-то этому противостоять. Я ни минуты не сомневалась, что меня поддержат все, кто здесь живет. А дальше я пошла просто по домам микрорайона, мне открывали все, кому я звонила. И среди тех четырехсот подписей, которые мы собрали уже утром следующего дня, было только два человека, которые отказались подписывать наше письмо. Один человек не объяснил причину, он просто отошел и не стал подписывать, а другая дама она написала в наших списках, где люди подписывались, она написала, что она противница памятнику Крылова , который сейчас стоит, и как раз за идею поставить памятник Михаилу Афанасьевичу. Таких людей оказалось всего двое. На сегодняшний день у нас более шестисот подписей. Сначала высказывалась, на мой взгляд, просто совершенно безумная идея под прудами организовать паркинг. Совершенно понятно, что при этой идее тот муляж, который полагалось над этим паркингом оставить, не было бы никаким прудом. На прудах уже начались какие-то работы, нам рассказывают, что это работы только по очистке пруда. Но мой друг-архитектор показал мне проект, в котором предусмотрено сократить, во-первых, площадь пруда, устроить там гранитную набережную, во-вторых, как я уже говорила, изменить симметрию прудов, засыпать один из его углов и поставить на этом пруду памятник Булгакову и героям "Мастера и Маргариты". Я, как и все, как и большинство нормальных людей в восторге от таланта Булгакова, как сотрудник театрального музея я читала лекции о Булгакове, не нужно даже говорить о том, как велик роман "Мастер и Маргарита", но как бабушка четырех внуков я категорически возражаю против идеи, чтобы мои внуки гуляли около ног Воланда. Идея показать, как Иешова идет по воде ака посуху, кажется мне кощунственной и дикой. При реализации всего этого ужасного проекта будет изуродован один из старинных и прекрасных уголков нашего города. Но почему не поставить весь этот памятник, например, во дворе дома Булгакова? Вот этот двор с его настроением, с его архитектурой, мне кажется, был бы замечательным фоном для этого памятника. Я не могу себе представить профессионального архитектора, который искренне и из творческих соображений мог бы поддержать установку этого памятника здесь на Патриарших прудах так, как это хотят сделать сейчас в соответствии с имеющимся проектом.

Михаил Саленков: Мы связались с генеральным директором фирмы "Дормост" Геннадием Животинским и задали ему вопрос – какие работы сейчас ведутся на патриарших?

Геннадий Животинский: Идет подготовка к работам по очистке пруда. Иловые отложения сегодня порядка 40-50 сантиметров, поэтому пруд требуется вычистить, для того, чтобы пруд не цвел необходимо его углубить, сделать изоляционные работы, сделать так, чтобы пруд мог дышать, чтобы он не цвел, и всегда вода была чистая. Никакие гаражи на этом месте сроиться никогда не собирались, ни вместо пруда, ни под прудом, ни рядом с прудом. Проект, который выпущен институтом, представляет из себя благоустройство этой территории, будет углублен пруд, будет благоустроенная набережная Патриарших прудов, сделаны прогулочные дорожки вдоль пруда. Так же та часть, где сейчас стоят скамьи, эта часть будет так же благоустроена, будут установлены новые скамьи, место будет очень красивое. Кроме всего прочего, в мае месяце намечается открытие большого памятника Булгакову. Поэтому само сооружение, которое планируется построить, будет одной из жемчужин Москвы.

Михаил Саленков: А вот что думает относительно проекта памятника председатель Фонда Михаила Булгакова Мариэтта Чудакова.

Мариэтта Чудакова: Несколько лет назад я знакомилась с макетом памятника, с его моделью и беседовала с Рукавишниковым. Замысел был интересный, казался интересным замысел Булгакова, сидящего на этой полуразрушенной скамейке. Скульптор собирался дорабатывать остальные части памятника. Теперь уже переустройство Патриарших прудов, что, конечно, ни в малой степени, надеюсь, не входило в замысел скульптора, против чего я вместе с живущими там, я слышала протесты, возражаю. Патриарши пруды есть культурное достояние Москвы, ее ландшафта, они должны быть оставлены в том виде, какие они есть, безо всяких цементных ванн, в которые их собираются, по слухам, превращать, без всяких гаражей подземных. Поэтому я, конечно, против грандиозных работ, которые затеваются вокруг Патриарших прудов.

Михаил Саленков: Жители Патриарших уповают на Градостроительный кодекс Российской Федерации. В нем говорится, что если строительная деятельность противоречит общественным интересам, она может быть прекращена. Здесь же сказано, что все планы по новому строительству в черте уже существующей застройки необходимо согласовывать с жильцами, чего сделано не было. Так что будет установлен монумент Михаилу Булгакову или нет – это еще вопрос будущего.

Андрей Шароградский: тему продолжит разговор с профессором, доктором исторических наук, автором книг по истории Москвы Ниной Молевой и Алексеем Комичем, председателем научно-методического совета Министерства культуры по охране наследия. Моя коллега Мелани Бачина начала беседу с вопроса – останутся ли Патриарши пруды после реконструкции теми известными всем булгаковскими Патриаршими прудами?

Нина Молева: От Патриарших прудов, этого культурного и литературного ареала старой страны не останется ничего. И прежде всего нужно было бы подумать о том, какое возмущение подобная перестройка вызвала бы у самого Булгакова. Но я хочу сказать еще о другом: мы забываем о том, что благоустройство Патриарших прудов, организация этого зеленого уголка была памятником войне 1812-го года. Именно так были задуманы Патриаршие пруды, именно так они были благоустроены. Когда говорили об этих прудах, то обычно отзывались так: можно построить любой дом, но построить вторые Патриарши пруды нельзя. Эти слова принадлежат замечательному нашему современнику Ивану Владиславовичу Желтовскому, чьими домами окружены Патриарши пруды. Вне всякого сомнения трогать их нельзя. Но здесь я хочу сказать еще другое: это проект, утвержденный во времена Ельцина и не подтвержденный во времена Путина. Он должен, непременно должен, в наших новых условиях, принципиально новых, пройти согласование не только с населением, но и с комиссией по монументальному искусству при Московской городской Думе. И вот этим авторам проекта, так же как и строителям, надо послушать то, что им скажут и москвичи, и специалисты.

Мелани Бачина: Алексей Ильич, как вы относитесь к планам такой реконструкции Патриарших прудов. Насколько, на ваш взгляд, разумно таким образом реконструировать город и согласны ли вы с Ниной Михайловной?

Алексей Комич: У Булгакова вся прелесть состоит в том, что в бытовую атмосферу - скамейки, трамвая, пролитого масла, вторгается нечто необыкновенно-невероятное. Здесь все превращается в невероятное, а жизнь реальная будет казаться просто смешной, исторические традиции будут казаться убитыми. А издевательство над мнениями живущих рядом людей просто потрясает нашу эпоху, с ними никто ни о чем не поговорил. Проект это старый, поэтому он не прошел никакие согласования, которые сейчас положены. Мы с Ниной Михайловной заседаем как раз в этой комиссии по монументальной скульптуре в Московской городской Думе. Мы, конечно, затребуем этот проект на согласование. Но пикантность юридической ситуации состоит в том, что это согласование как бы может не понадобиться, ибо закон обратной силы не имеет, а когда проходил конкурс, этот проект был выбран, утвержден и теперь он просто реализуется. Я бы сказал, что мы опоздали немножко, может быть, сами. Ведь этот сквер и это место до сих пор не стоят на государственной охране как достопамятное место, только готовятся документы для этого. Поэтому юридической защиты это место не имеет, но это одно из самых святых мест.

XS
SM
MD
LG