Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российской литературной премии имени Аполлона Григорьева исполнилось пять лет


Елена Фанайлова беседует с заместителем главного редактора журнала "Знамя" Натальей Ивановой и писателем Евгением Поповым.

Елена Фанайлова: Со мной в студии Наталья Борисовна Иванова, заместитель главного редактора журнала "Знамя", одна из, можно сказать, матерей-основательниц этой премии, и Евгений Анатольевич Попов, известный прозаик.

Наталья Иванова: Который эту премию еще не получил, у него все впереди.

Елена Фанайлова: Прекрасно. У меня вопрос к вам обоим.

Евгений Попов: Все слышали, что сказано?

Елена Фанайлова: В прямом эфире Радио Свобода.

Евгений Попов: Да в прямом эфире.

Елена Фанайлова: Зима - время литературных премий, время подведения каких-то итогов. Только что прошла ярмарка "Non Fiction", на которой были вручены несколько литературных премий, в том числе премия Андрея Белого, которая досталось Эдуарду Лимонову, и только что отгремел Большой Букер, на котором победил Олег Павлов с некоей экзистенциальной прозой. Нам предстоит еще несколько премий, в том числе и премия Аполлона Григорьева, которая по традиции вручается, точнее шорт-лист ее объявляется на Татьянин день 25 января, и затем, на Масленицу, мы узнаем победителя.

Наталья Иванова: Предстоит еще премия за лучшую повесть года Ивана Петровича Белкина, шорт-лист будет объявлен 15 января.

Елена Фанайлова: И за лучший рассказ... Премии растут и множатся. Что вас обоих интересует в этих премиальных сюжетах? Наталья Борисовна, пожалуйста.

Наталья Иванова: Я думаю, что, прежде всего, скажу парадоксальную вещь: есть писатели, которым просто нельзя не дать премию, потому что литературные гонорары исчезающе малы, люди, которые создают массовую литературу итак достаточно обеспеченные и могут смело смотреть в будущее, что же касается писателей, вы меня извините, что начинаю с чисто материальной стороны, то те гонорары, которые платят за современную русскую литературу издательства и журналы, не позволяют человеку сесть за что-то новенькое. Поэтому премии отчасти компенсируют недостаток гонораров, скажем так. Но дело не только в этом, конечно, просто есть люди, которых хотелось бы показать публике, которая на наших глазах разучивается читать.

Елена Фанайлова: Евгений Анатольевич, пожалуйста.

Евгений Попов: Я даже, как бы мне сказать, я в какой-то странной роли. Я, скорее, лауреат неполучения премий, чем получения. Но я внимательно слежу за этим процессом, как и всякий пишущий, и считаю, что это очень хорошо. Вы правильно сказали, что премия множатся как грибы, и чем больше их будет, тем лучше. Лучше меня Наташа, наверное, знает цитату из Козьмы Пруткова, что поощрение требуется писателю, как канифоль смычку - да?

Наталья Иванова: Замечательно. Да. Кроме поощрения еще требуется просто внимание публики, а не просто...

Евгений Попов: Вы правильно говорите и совершенно все закономерно, что вы говорите о материальной стороне вопроса. Чего скрывать, писатели сейчас не ахти как живут, особенно экспериментирующие. У нас просто нет, еще не выработан тот механизм поощрения писателей, как на Западе. У нас очень мало грантов, стипендий.

Наталья Иванова: Вообще-то, нам пока что только кажется, дело в том, что у нас в России существует уже несколько сотен литературных премий. Не все происходит в Москве и Петербурге.

Евгений Попов: Совершенно верно.

Наталья Иванова: Слава Богу, что возникают еще какие-то премии региональные, и это замечательно. Но начали все это, вообще-то, журналы. И, между прочим, Евгений Анатольевич, я хочу, пользуясь случаем и прямым эфиром Радио Свобода, вас поздравить, потому что сегодня вы получаете премию журнала "Октябрь". А, в принципе, премии журналов очень уважаемые, может быть, не такие большие.

Евгений Попов: Я об этом тоже хотел сказать. Я прост горд, что я в свое время премию вашего журнала - "Знамени" – получил.

Наталья Иванова: И мы этим гордимся.

Евгений Попов: "Волги" я получил премию, потому что знаете, если по честному говорить, то журнальная премия поближе будет к знаменитому гамбургскому счету. Там слишком много шумихи. Где большие деньги - там возникает нездоровое иной раз настроение. Хотя, премия Андрея Белого - она же чисто символическая, а престижа вполне, так что не в одних деньгах дело.

Елена Фанайлова: Давайте вернемся к премии Аполлона Григорьева, я бы попросила Наталью Борисовну напомнить. кто из литераторов, писателей и поэтов за эти 5 лет становился ее лауреатами, как главными, так и лауреатами малой премии.

Наталья Иванова: Начнем с того, что 5 лет мы вчера отмечали не премии, а самой Академии русской современной словесности, которую мы придумали достаточно весело, и даже не предполагали, что из этого выйдет что-нибудь серьезное, весомое и значительное в материальном плане.

Елена Фанайлова: Кто это - Академия российской словесности?

Наталья Иванова: Академия российской словесности – сначала собрались 9 человек и подумали, что вот, у переводчиков есть своя гильдия, у артистов тоже чего-то есть, у кинорежиссеров тоже, вот престиж литературной критики, может, во-первых, не так высок в нашем обществе, и мы хотели об этом напомнить. А во-вторых, хотели, чтобы критики как эксперты давали свою премию. Не просто какая-то государственная комиссия, или даже не просто какие-то благожелатели, благотворители, а именно критики тут будут являться экспертами. В академию сейчас входят 39 человек. Мы путем жеребьевки выбираем каждый год новое жюри, и таким же путем жеребьевки - председателя этого жюри.

Елена Фанайлова: Кто в этом году будет председателем?

Наталья Иванова: В этом году председателем будет Андрей Немзер, и вот так постепенно каждый из нас в этом жюри и работает.

Елена Фанайлова: Наталья Борисовна, давайте напомним, кто был.

Наталья Иванова: Первым большую премию Аполлона Григорьева, которая исчисляется в сумме 25 тысяч долларов США, получил поэт Иван Жданов. А малую премию Аполлона Григорьева получили прозаик Ирина Поваловская из Москвы и поэт Виталий Кальпиди из Челябинска. На следующий год лауреатом премии Аполлона Григорьева стал Юрий Давыдов, увы, ныне покойный, и лауреатами малой премии стали Виктор Петрович Астафьев и Юрий Буйда. Так что, вы понимаете, какое было соревнование. У нас так получается, что когда-то выходят поэты вперед, когда-то прозаики. Конечно, очень смешно, у нас получается, что легкоатлеты как бы соревнуются вместе с гимнастами, кто-то может нас за это критиковать, но все равно мы так решили - премия за шедевр года.

Елена Фанайлова: То есть, по сути дела, в одной номинации соревнуются и поэты, и прозаики?

Наталья Иванова: Да, и поэты, и прозаики, и если это будет "Non Fiction" – тоже, это может быть все, что угодно, кроме литературной критики, обездолили мы только самих себя. А потом, в третьем летоисчислении нашей премии, главным лауреатом стал поэт из Петербурга Виктор Соснора, а лауреатами малой премии - Геннадий Русаков и Светлана Гекова.

Елена Фанайлова: Тоже поэты.

Наталья Иванова: Да, но не надо так говорить, чтобы этот поэт, который получил малую, подумал, что он в 10 раз меньше значит, потому что та премия - это 2,5 тысячи долларов на так называемое рабочее место писателя. Вот такие суммы. А в следующем году получила премию поэт Вера Павлова,а прозаики Николай Кононов из Питера и Алан Черчесов из Владикавказа получили по малой премии. А последним нашим лауреатом стал прозаик Андрей Дмитриев, а его коллегами, лауреатами малой премии, стали прозаик Ольга Славникова и прозаик Леонид Зорин. Причем, дело в том, что мы даем не в совокупности премии, а за конкретное произведение каждый раз, вот Дмитриев получил за повесть "Дорога обратно", Ольга Славникова за роман "Бессмертный - повесть о настоящем человеке", а Леонид Зорин - за маленький роман "Трезвенник".

Евгений Попов: Достойный именно вполне. То есть, подбор хороший.

Наталья Иванова: Вы знаете, когда смотришь, ведь каждый из нас членов Академии имеет право на номинации, больше никто не имеет этого права. И когда был первый раз, то было выдвинуто по-моему около 40 произведений, а вот в этом году выдвинуто всего 23. То ли отбор был очень жесткий, то ли несколько человек, как бывает, назвали одну и ту же кандидатуру, во всяком случае, список уже существует, он висит в Интернете, на страничке Академии русской словесности, которая находится в Журнальном зале, так что каждый может с ним ознакомиться.

Елена Фанайлова: Наталья Борисовна, у меня такой вопрос: не вызывают ли в этом году итоги вашей работы чего-то вроде некоего профессионального скепсиса? Дело в том, что вот, 5 лет вы занимаетесь профессиональным отбором, вы выбираете интеллектуалов, прекрасных поэтов, прозаиков из толстых журналов...

Наталья Иванова: Не только из толстых журналов, бывает по всякому.

Елена Фанайлова: Разнообразных прозаиков, в том числе из российских регионов, и вдруг появляется премия под названием "Национальный бестселлер", которая делает своим героем Александра Проханова с его весьма, в общем-то. посредственным романом "Господин Гексоген", и вдруг об этом все начинают говорить, как о главном открытии русской литературы этого года - какие чувства это вызывает?

Наталья Иванова: Это вызывает чувства очень неприятные, потому что сбит сам, что ли, экспертный анализ, когда речь заходит об идеологии, только об идеологии, будь-то правая, или левая, коммунистическая, или антикоммунистическая, если вещь получает премию не по качеству, поскольку роман Проханова - полуграфоманский, а потому что либералам захотелось чего-нибудь такого, чего они еще не видели... Существует некоторая усталость... Вот это все как бы одни и те же люди, одна и та же тусовка - давайте понюхаем чего-нибудь красно-коричневого - вот и понюхали.

Евгений Попов: Такой затянувшийся стеб.

Наталья Иванова: Да, затянувшийся стеб, и потом у нас это все очень ускоренными методами. Вот западная интеллигенция к розовому чему-то шла столетиями, а вот у нас не к розовому, а прямо к коричневому.

Елена Фанайлова: Меня удивило наличие в списке жюри премии "Национальный бестселлер" нескольких членов Академии российской словесности. Они не голосовали за Проханова...

Наталья Иванова: В жюри?

Елена Фанайлова: Прошу прощения, в отборщиках.

Наталья Иванова: Понимаете, меня тоже назвали в отборщиках, но я отказалась от номинирования. Это не в отборщиках, это в номинаторах, номинаторы отказываются, но об этом почему-то премия "Национальный бестселлер" ее администрация не сообщают, вот я ни разу, сразу поняв, что, собственно говоря, из этой премии вываривается, из ее идеологии, сразу отказалась номинировать. Тем не менее, меня печатают в номинаторах, в списке номинаторов, постоянно, надеются, что, может, когда-нибудь я захочу.

Елена Фанайлова: У меня вопрос к Евгению Анатольевичу Попову: вот если представить, что вернулись сейчас времена альманаха "Метрополь", и вернулось все то социальное и литературное напряжение, и вам предлагают сейчас выбрать своего лауреата, лауреата премии Евгения Попова – кого бы вы предлагали в эти лауреаты, или, по крайней мере, где бы вы искали этого лауреата?

Евгений Попов: Вы имеете в виду все-таки мы возвращаемся в прошлое, или живем в сегодняшнем?

Елена Фанайлова: Нет, мы живем в сегодняшнем дне, но с тем привкусом социального напряжения, который существовал тогда, и с тем привкусом фрондерства, который существовал в вашей литературной компании?

Евгений Попов: Вы знаете, сразу трудно ответить... Я бы сделал то, что сделали ребята из нищего города Костромы- они устроили Интернет-конкурс под девизами зашифрованными, и туда мог послать рукопись любой человек, живущий в любом месте мира, вне зависимости от своего пола, национальности, стажа и всего прочего. Они эту работу сделали на копейки, значит, это было очень интересно. Я бы там членом жюри, я прочитал 54 рукописи, и одной из них поставил самую высшую отметку. И, к моей радости, этот человек и получил премию, он живет в Германии, его зовут Вольдемар Вебер.

Наталья Иванова: Между прочим, наш автор.

Елена Фанайлова: Евгений Анатольевич, а что это был за конкурс?

Евгений Попов: Да, автор "Знамени"... Это был конкурс, они в Интернете вывесили, у них была номинация "поэзия", была номинация "проза", и я подчеркиваю, что Кострома - самый бедный город на Волге, по сравнению с ним Саратов или Самара - это Чикаго. Так вот, они объявили определенные условия, полтора печатных листа... Понимаете, когда идет конкурс, когда человек тебе знаком, обязательно ему все-таки как-то посодействуешь...

Елена Фанайлова: У нас 20 секунд до конца эфира. Два слова - оптимистические или пессимистические впечатления о русском литературном процессе и о премиях.

Наталья Иванова: Впечатления ровные, не оптимистические и не пессимистические.

Евгений Попов: Одним словом отвечу: оптимистические.

XS
SM
MD
LG