Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Театральное сообщество пытается защитить российские театры от правительственных законов


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Тимашева.

Андрей Шарый: Сегодня самые знаменитые театры страны - театральные артисты и режиссеры - собрались в Театральном центре на Страстном бульваре. Они решили защитить российские театры от правительственных законов. В руках театральной общественности наконец-то оказался проект Закона о принципах реструктуризации бюджетной сферы. Под удар попали все учреждения культуры, в том числе и театры. Рассказывает обозреватель Радио Свобода Марина Тимашева.

Марина Тимашева: Начал собрание Александр Калягин.

Александр Калягин: Театральное сообщество ощутило реальную угрозу. Все мы пребываем в таком паническом состоянии. Мы должны высказать свое отношение к тому, как разрабатывался вот этот законопроект. Мы оскорблены тем, что он делался в тайне.

Марина Тимашева: Профессор Елена Левшина объясняла суть проекта. Театры по неясным критериям хотят разложить по трем полочкам. Одна называется бюджетным учреждением и воспроизводит советскую модель. Театр финансируют, но полностью лишают хозяйственной самостоятельности. Второй вариант зовется автономное учреждение. Финансирование предусмотрено для выполнения заказа учредителя (то есть власти), доходы остаются в театре, но им руководит попечительский совет, в который не входят работники театра. Третья модель - автономная некоммерческая организация. Она обладает полной хозяйственной свободой и может рассчитывать на финансирование только в том случае, если выполнит заказ учредителя. Имущество может быть передано театру в безвозмездное пользование, в аренду или в собственность.

Услышав все это, взбунтовался руководитель театра Эстрады Геннадий Хазанов.

Геннадий Хазанов: Абсолютно никакой собственности у этого автономного учреждения нет. Потому что собственником является учредитель.

Марина Тимашева: Елена Левшина поддержала Хазанова.

Елена Левшина: Комитет по управлению государственным имуществом Санкт-Петербурга внимательно следит за тем, что происходит в прекрасных зданиях театральных, расположенных в центре города. Здесь все это описано подробно, что сначала закрыть и изъять, а потом открыть и отдать. Есть большая опасность, что в этот момент произойдут не очень удобные вещи, а просто потеря зданий. Их просто возьмут и будут использовать для других целей.

Марина Тимашева: Долгожданные слова произносит представитель Министерства культуры Тамара Гудима. Зал приветствует ее аплодисментами.

Тамара Гудима: Без государственной поддержки она просто не может быть великой культурой.

Марина Тимашева: В бой пошел Константин Райкин. Письма протеста, заготовленные Союзом театральных деятелей, он считает бессмысленными.

Константин Райкин: Дело в том, что мы здесь можем очень долго говорить о тех изменениях, которые нужно внести в эти законы, потому что они действительно чудовищно не учитывают специфику какого-то маленького кустарного презренного дела, какими мы являемся для большого количества чиновников. Почему здесь нет министра культуры? Почему здесь нет Михаила Ефимовича Швыдкова? Министр культуры у нас неуловимый, идет просто вторым после бин Ладена. С ним просто невозможно повидаться никак. Он равнодушно относится к этой проблеме.

Но проблема заключается в том, что 1 января 2005 года внебюджетного счета не будет. Мой коллектив просто закроется через несколько недель. А тот мизерный бюджет, который мне будет давать государство, никто даже не поинтересовался - вот эта сумма, которую мне дают, сколько процентов от того, что мне надо? А это составляет 20, в лучшем случае 30 процентов. Это абсолютное раскулачивание. Нужно выбрать совет из самых представительных людей. Нам надо собраться и требовать встречи минимум с Фрадковым, максимум с президентом.

Марина Тимашева: На трибуну с тем же предложением поднимается главный режиссер ТЮЗа Генриетта Яновская.

Генриетта Яновская: Дума, определяя в свои законах постпенсионную жизнь человека, пользуется формулировкой "период дожития". Тоже самое сейчас устанавливается для театров - формы периода дожития. Но самое страшное, что это не экономическая реформа. Это идеологическая реформа, которая потребует от театра приспосабливаться к запросам, с одной стороны, начальников, которые могут дать деньги, с другой стороны, богатых, которые могут дать деньги. Театр может превратиться в ту самую сферу обслуживания, в которую нас и записали. А как я могу бороться? Взять большой черный гроб, написать слово "театр", свистнуть всех деятелей театра и пойти по городам и весям. Какой попечительский совет в театр к Фоменко прислать? Как посмела рука написать это? А мы прочитали и с серьезным лицом обсуждать. Тогда с нами можно делать все, что угодно.

Марина Тимашева: Собрание решило настаивать на встрече с президентом России самых знаменитых театральных лиц. Они надеются, что на месте театра-дома не увидят театра-гроба.

XS
SM
MD
LG