Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В чем феномен футуристической трилогии "Матрица"?


Программу ведет Арслан Саидов. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Александр Костинский и Юрий Жигалкин, который беседует с кинорежиссером Славой Цукерманом.

Арслан Саидов: В среду в десятках городов по всему миру состоялась премьера фильма "Матрица- 3. Революция". В Лос-Анджелесе премьерный показ начался в шесть часов утра по местному времени, в Токио в 11 часов вечера. Владельцы фильма хотели максимально использовать популярность "Матрицы" и не дать кино-пиратам воспользоваться разницей во времени и выбросить на "черный рынок" нелицензионные копии еще до официальной премьеры. "Матрица. Революция" - последняя часть трилогии, в которой в главных ролях снимались Киану Ривс и Хьюго Уивинг. Рассказывает наш корреспондент в Нью-Йорке Юрий Жигалкин:

Юрий Жигалкин: Накануне выхода фильма на экраны американские критики изощренно упражнялись в поиске издевательских эпитетов. "Матрица" с глухим шумом свалилась на кинотеатры", - пишет "Лос-Анджелес Таймс". "Предыдущая серия "Матрица. Перезагрузка" была примером удручающего кино, но зрители, пришедшие на "Революцию", еще вспомнят о ней с тоской", - заявила вчера "Нью-Йорк Таймс". Однако, если судить по бесконечным очередям в кассы кинотеатров, критики в очередной раз осрамились. Кинорежиссер Слава Цукерман был среди первых зрителей картины, выстоял в очереди, а в среду обычно такого не бывает, именно поэтому премьеру фильма выбирают в выходные. Слава, Вам фильм понравился?

Слава Цукерман: Да, в отличие от второй, если уж вы задаете вопрос таким образом. Первая на меня произвела впечатление, вторая мне не понравилась, эта понравилась очень. Хотя, если говорить о сюжете, сюжета там особого нет. В первой картине все, что авторы хотели сказать, они сказали, поэтому во второй они повторялись, а в третьей они выложили максимально все что могли, - не в смысле сюжета, ибо сюжет был дан в первой, а в смысле изобразительного решения, в смысле эмблематичности изображения, что для фильма страшно важно. Это главная идея фильма, а не сюжет.

Юрий Жигалкин: Что вы определяете словом "эмблематичность"?

Слава Цукерман: Возьмем фильмы немого кино: кто вспомнит "Отца Сергия", где И.Мозжухин гениально играл? - Все помнят "Броненосец "Потемкин" - фильм без актеров, где не было никакой психологии, но все помнят коляску, которая катилась с лестницы. Каждая эпоха дает свои образы, определяющие и задающие стиль для поколения. Фильм "Матрица" - фильм, который для нового поколения дал новые образы.

Юрий Жигалкин: Чем, Слава, Вас взял этот фильм, в чем эмблема этого фильма?

Слава Цукерман: Фантастика - это философская литература нашего времени. Кино подхватило эту силу фантастической литературы немножко позже. На нашем веку было три, по-моему, основополагающих фильма. Первый - кубриковская "Космическая одиссея", потом "Звездные войны" и вот теперь "Матрица". "Матрица" вслед за литературой, которая началась с 70-80-х годов, подняла новую философию, философию, в которой есть два элемента. Один элемент - современная идеалистическая философия, говорящая о равенстве реальности и иллюзий, что больше всего и производит впечатление, особенно на молодых зрителей. И второй элемент - то что называется кибер-панк, это сравнение жизни с работой компьютера. Естественная метафора, потому что люди строили компьютер так, чтобы он повторял человеческое мышление, и в результате пришли к тому, что компьютер наоборот является образом человеческого мышления, и мышление человеческое приравнивают к работе компьютера. Оба эти элемента - жизнь иллюзий и жизнь компьютера - в фильме слиты воедино, эти идеи работают вместе. Плюс впервые этими режиссерами найдено адекватное изображение, идущее от современной графики к компьютерной графике. В этом фильме они довели эту образность до максимума, там есть такие кадры. Фильм начинается совершенно неожиданной для этой картины сценой, какой в предыдущих сериях не было, очень спокойной. Как бы метро, но метро как философский символ, - нужно попасть в поезд, поезд - это сон, типично сюрреалистическая картина сна: человек не может попасть в поезд, в котором едет. Это один из лучших сюрреалистических эпизодов в истории кино, очень здорово сделан. Фильм называется "Революция", он проводит вслед за С.Кубриком, за его "Космической Одиссеей", идею, что начинаем мы с современной техники - выстроенная на технике фантастика - а кончаем сюрреалистическими образами, к технике не имеющим отношения, но имеющим отношение к глубокому подсознанию, к философии. Вторая половина фильма - две войны: сначала война роботов, война технических изображений, сделанная на максимуме современного изобразительного мастерства. Все кончается, и остаются два героя - негативный и позитивный, и борьба идет между ними. И тут уже властвует совершено компьютерно-сюрреалистический мир.

Юрий Жигалкин: Слава, по-видимому, не стоит спрашивать об актерских работах в этом фильме?

Слава Цукерман: Нет актерских работ, о которых следовало бы говорить. Хотя Киану Ривс - актер, созданный для таких ролей, многократно уже пытался сделать что-то подобное и до "Матрицы", но у него никогда не получалось. Был фильм - экранизация классической книги этого жанра "Джонни-Мнемоник" - полный провал. Режиссеры не почувствовали духа литературы. Киану Ривс играл главную роль, играл ее очень плохо. Я знаю, что режиссеры не хотели брать его на эту роль.

Юрий Жигалкин: Кому бы вы посоветовали пойти на этот фильм, какому типу зрителя?

Слава Цукерман: Я думаю, что у таких фильмов существует две группы зрителей. Одна группа, самая большая - это молодежь, которая уже воспитана в этом духе и литературой, и компьютерными играми, и всей своей жизнью. Для них это естественная форма мышления. Когда первая часть вышла, я разговаривал со своим племянником, которому тогда было 17 лет или 16, - он был в совершенном восторге. Меня это удивило, потому что это была сложная философская картина. Он сказал: "Ну, как же это может не нравиться? Здесь же жизнь к иллюзии приравнена". То есть для 16-летнего человека компьютерный язык и приравнивание жизни к иллюзии было естественным восприятием мира. А вторая категория - это либо изощренные любители особого киноизображения, языка, либо люди, действительно знакомые с подобной философией, с подобным мышлением.

Юрий Жигалкин: Вот такой совет тем, кто еще не посмотрел "Матрицу", дает увлеченный кинозритель и кинорежиссер Слава Цукерман.

Арслан Саидов: В нашей студии мой коллега, редактор программы "Седьмой континент" Александр Костинский. Скажите пожалуйста, по вашему мнению, в чем феномен этого фильма?

Александр Костинский: Слава Цукерман рассказал прекрасно о кинофеномене. На мой взгляд очень важно, что братья Вачовски воплотили в реальных образах формулу мышления - потоки информации. Если Слава Цукерман говорил, что это потоки, идущие от людей - иллюзия, то здесь важно то, что получили кибернетики в свое время и что вошло в научную фантастику, по-видимому, поэтому и вошло в "Матрицу", - это то, что мышление оторвано от биологической основы. В таком случае мышление может иметь иные, независимые от человека формы. Такой формой и явилась, в частности, Матрица. Я полностью согласен с комментарием, что в фильме найден графический и динамический образ того, как мышление человека и работа компьютера или компьютерных систем могут взаимодействовать.

Арслан Саидов: Александр, скажите пожалуйста, вы специалист по компьютерам, как вы думаете, возможно ли в ближайшем будущем глобальное противостояние людей и машин?

Александр Костинский: Я думаю, скорее всего, будет наоборот. Противостояния не будет, потому что все-таки человек не думает как компьютер. У человека и компьютера есть две области, которые совершенно различны. Человек способен мыслить метафорически, человек в состоянии менять подход к решению проблемы, чего не способен делать компьютер - вычислительная машина. Скорее всего, если говорить безответственно, футурологически, компьютер будет встроен в мозг человека. Будет некий симбиоз, потому что человек плохо считает и мало помнит. Вживленный компьютер - не такая уж фантастика. Уже сейчас происходят вещи, очень похожие на показанные в "Матрице", - людям вставляют электроды, и они умеют общаться. Пока очень простые вещи. Я думаю, что скоро человек будет оснащен компьютером, напрямую связанным с его мозгом.

Арслан Саидов: То есть современный уровень техники позволяет достичь таких результатов, которые показаны в этом фильме?

Александр Костинский: Он говорит о том, что такие результаты в течение нескольких десятилетий могут быть достигнуты.

XS
SM
MD
LG